Украина, готовься к встряске?!

0

Украине угрожает техногенная катастрофа невиданного масштаба, предупреждают специалисты.

И это не пустые угрозы. Так, в 2005 г. в закарпатском поселке Солотвино на территории солерудной шахты образовался провал диаметром 35 м и глубиной 30 м. «Мы как раз работали на площадке.

Услышали шум и побежали посмотреть, что происходит, — рассказал «Новой» Олег, один из местных жителей. — Буквально в считанные секунды образовалась большущая воронка в земле. Дело в том, что в отработанные забои попадает вода вперемешку с солью и размывает грунт. Из-за этого и проседает земля. А ведь это только начало».

Над пустотами в Солотвино стоит около 3 тыс. домов. По оценкам местных жителей, со временем где-нибудь посреди поселка может образоваться провал размером с футбольное поле и глубиной не менее 20 м. По словам шахтеров, нужно постоянно откачивать воду и ставить специальные водозаборы. Но денег на эти нужды с каждым годом выделяется все меньше, поскольку шахта углубляется и затраты на проведение работ увеличиваются вдвое.

Подобное происходит и в других регионах страны — к катастрофе пора готовиться жителям Львовской области. На территории бывших «копанок» предприятия «Полиминерал», которое находится в пгт. Стебник, уже несколько лет назад под землей образовались огромные пустоты, общий объем которых составляет около 30 млн. кубометров. Грунт в любой момент может рухнуть, причем, в случае обвала можно ожидать землетрясения немалой силы — 4—5 баллов по шкале Рихтера.

«Пока угрозы для населенных пунктов нет. Но земля начала уже проседать. А разломы постепенно двигаются к близлежащей дороге, где уже появились трещины. На ликвидацию создавшейся ситуации необходимо 160 млн. грн. Однако финансирование происходит на уровне 25—30%. Даже страшно представить, чем все может закончиться», — говорит руководитель ГП «Полиминерал» Николай Яковлев.

Есть случаи, когда города веками стоят на подземных пустотах. Пример – г. Збараж, расположенный в 17 км от Тернополя. При населении всего 14 тыс. чел. Збараж является одним из древнейших городов Украины – впервые упоминается в летописи 1211 г. Но в конце ХХ в.  центральная часть города, представляющая наибольшую историческую ценность (с 1976 г. Збараж является городом-заповедником), стала разваливаться, опускаясь под землю.

Горноспасатели, исследовав пустоты под городом, обнаружили, что ходы под центром города располагаются в три уровня. Многие подземные полости осыпаются и небезопасны, а их ремонт и реставрация требуют громадных средств. Несколько лет назад Кабмин выделял средства для помощи Збаражу, но их было недостаточно. Вряд ли жители древнего Збаража, делая многокилометровые подземные ходы, думали о том, что подкладывают будущим потомкам мину замедленного действия.

Но самой большой зоной риска в этом плане является Донбасс. Практически вся Донецкая область изрыта. Насколько глубоко и какова общая площадь пустот — не знает никто, ведь добычей угля здесь занимаются более 200 лет. Причем, причиной катастрофы может стать не столько естественный ход событий, сколько человеческий фактор.

В закрытые шахты пробираются «черные» шахтеры, которые разрабатывают так называемые целики — части пластов угля, которые специально оставляли под землей, чтобы предотвратить смешение пород. Ведь раньше не было оборудования, позволявшего при закрытии шахты заполнить все отработанные пустоты. А целики давали возможность не допустить обвала.

По этой причине, к примеру, может провалиться под землю половина шахтерского поселка Дзержинское Донецкой области. Селение построено над угольной шахтой, которую закрыли еще 70 лет назад. И таких случаев в Донецкой области уйма.

Как рассказал Андрей Анциферов, директор Украинского научно-исследовательского и проектно-конструкторского института горной геологии, геомеханики и маркшейдерского дела (УкрНИМИ), наибольшая опасность провалов, как правило, зафиксирована в местах, где уголь добывается еще с дореволюционных времен — так как проходы в этих шахтах не очень глубокие.

«Таких шахт на Донбассе пруд пруди, — говорит Андрей Анциферов. — Если шахту закрывают, то засыпают только околоствольные пустоты. А это не более чем 100 м. Дальше заполнить все просто нереально, так как для проведения таких работ требуется очень много денег, а также времени. Сейчас, когда открывают шахту, необходимо предоставить определенную документацию, где эксперты дают оценку, можно ли в определенном месте проводить работы, и насколько они будут безопасными.

Мониторинг же действующих шахт, да и тех, которые уже закрыты, никто не проводит. Так что, сказать определенно, будет ли провал и в каком именно месте — нереально. Но может случиться все, что угодно — ведь Донбасс буквально перерыт».

Мнение о том, что пустоты, кроме ствола, не засыпаются ввиду высокой дороговизны работ и нехватки времени, полностью поддерживает и Борис Усаченко, заведующий отделом механики горных пород Института геотехнической механики им. Н. С. Полякова НАН Украины. «Никто вплотную этой проблемой не занимается, — сетует Усаченко. — Образовался провал — засыпали и забыли. Треснул дом — отселили. Это все первые ласточки. Пройдет время, и целые города уйдут под землю».

Экс-министр угольной промышленности Сергей Поляков подтверждает, что на практике властям наплевать, как закрывают шахты. «В идеале, при закрытии шахты все работы должны производиться согласно технической документации, где четко указано, что нужно сделать, чтобы отработанные пустоты в дальнейшем никого не беспокоили, – говорит Сергей Поляков. – Однако, насколько мне известно, очень малое количество шахт было закрыто в соответствии с такими документами. Если государство не в силах в полном объеме профинансировать закрытие современных угольных предприятий, то о старых “копанках”, закрытых еще в советские времена, и вовсе говорить не приходится.

В мою бытность главой Минэкологии, в 2004 г. министерством была проведена проверка, чтобы выяснить, как же соблюдаются условия проектов закрытия шахт. Оказалось, что экологическая составляющая, занимающая около 30% всех условий проекта, выполняется только на 2—5%. Остальное тоже выполняется через раз. Так что, при таком развитии событий нужно только ждать техногенной катастрофы. Надеюсь, что провалы будут образовываться где-нибудь за чертой населенных пунктов. Но то, что в пустоты все же будет проваливаться верхний слой грунта, ясно, как божий день».

Мнение:

Евгений Яковлев, доктор техн. наук, главный научный сотрудник Института проблем национальной безопасности СНБО:

— На Донбассе ситуация просто критическая. Все идет к масштабной техногенной катастрофе. Уже в поселке Стаханов закрыли как-то 7 шахт, и все начало рушиться, как домино. На территории Донецкой области уровень земной поверхности в некоторых местах просел на 2—7 м. И скажу с уверенностью, если из около 200 действующих шахт закроют 100, то ситуация выйдет из-под контроля, а земля начнет просто проваливаться под ногами. Мы не раз поднимали этот вопрос перед СНБО. Нужно что-то делать, поскольку в ближайшем времени не сможем контролировать ситуацию. А это приведет не только к проседаниям домов, улиц, но и к нарушению нефтегазотранспортной системы, повреждению автомагистралей и линий электропередач.

Эксперты не исключают и возможности землетрясений, которые могут быть вызваны проседанием грунта. Хотя официально такие случаи в Донецкой области зарегистрированы не были, местные жители утверждают, что в прошлом году они более трех раз ощутили подземные толчки.

«В Донецкой области нет сейсмических станций, — рассказал Александр Кендзера, замдиректора Института геофизики НАН Украины. — Но к нам поступала информация о небольших землетрясениях. Однако трудно сказать, чем именно это было спровоцировано. Безусловно, существует вероятность того, что землетрясение может произойти из-за обвалов в пустоты шахт. В этом случае происходит смещение пластов, отчего и возникают толчки».

А в Донецком регионе, по словам Кендзеры, сила подземных толчков может достигать 6 баллов по шкале Рихтера! Но возможна и обратная ситуация — когда толчки, спровоцированные не смещением грунта, а другими причинами, могут привести к обвалу земли в пустоты бывших шахт. Однако для уточнения диагноза необходимо провести исследования, для чего, опять же, нужны деньги.

По оценкам экспертов, заполнить все пустоты закрытых шахт — задача практически невыполнимая. Государство не в состоянии выделить на это деньги, да и объем работ просто непосилен. Специалисты советуют закрывать как можно меньше угледобывающих предприятий, перенаправляя часть средств на выполнение проекта закрытия в полном объеме, а часть — на модернизацию действующих «копанок». Ведь если пустить все на самотек, очень скоро Украина в буквальном смысле провалится в тартарары.

Подготовил Олег Лобанов,
по материалам «Новая», «Сегодня», УНИАН, «Благовест», «Фокус», Dnepr.info

Поделиться.

Комментарии закрыты