Зачем депутатам неприкосновенность?

0

Парламент все же лишил неприкосновенности народного депутата от БЮТ Виктора Лозинского. Он стал шестым парламентарием, оставшимся без депутатского иммунитета.

Как Рада спасла себя и сдала депутата

Резонансное событие, произошедшее с Лозинским близ села Грузское Голованевского района Кировоградской области, приведшее к смерти 55-летнего Валерия Олийника, многие называют кратко: голованевский нарыв прорвало. Произвол Лозинского, сумевшего, по информации СМИ, подчинить своему влиянию местные правоохранительные органы, суд, районную газету, приватизировать ряд сельскохозяйственных и предприятий районной инфраструктуры, получить в свое распоряжение лесоохотничье хозяйство, порой переходил всякие границы. Люди нередко обращались и к высшим должностным лицам государства. Но реакция, как правило, была противоположна ожидаемой: бывший нардеп очень быстро узнавал об этих обращениях и подавал судебные иски против их авторов. Эти дела адвокаты Лозинского выигрывали без проблем.

И вот теперь у зарвавшегося нардепа, наконец-то, отобрали депутатский мандат. Как объяснил спикер Верховной Рады Владимир Литвин, процедура растянулась бы на месяц, если бы бютовца лишали неприкосновенности. Пять дней ушли бы на изучение представления Генпрокуратуры и пояснения самого депутата, почти три недели – на рассмотрение вопроса соответствующим комитетом ВР. Поэтому парламентарии пошли более простым путем. «За» проголосовали 415 депутатов, то есть практически весь состав парламента. Но откуда такая спешка и солидарность?

Ответ лежит на поверхности. Инцидент с убийством Валерия Олийника – очень резонансное событие. Настолько, что было небезопасно откладывать это дело в долгий ящик. Затягивание с Лозинским позволило бы говорить о злоупотреблении правом неприкосновенности со стороны нардепов. Как итог, вопрос лишения всех(!) депутатов иммунитета стал бы ребром.

Вероятно, все к тому и шло. Достаточно вспомнить призыв секретаря Совета нацбезопасности Раисы Богатыревой к парламентариям, чтобы они отказались от неприкосновенности до конца своей работы в Раде. Затем об отмене депутатского иммунитета заговорил президент Виктор Ющенко. Нардепам нужно было срочно реагировать и снимать больной вопрос с повестки дня.

По мнению аналитиков, публичное лишение мандата Лозинского позволило выпустить пар и немного успокоить негодующий народ. А заодно лишило отдельных политиков повода порассуждать на любимую тему – уравнять в правах нардепов и простых украинцев. Одним словом, мера эта была вынужденная, уверены эксперты. Мол, лучше пусть пострадает один депутат, чем остальные 449. То есть, на первый план вышла политическая целесообразность, а вовсе не желание установить истину. Ведь официально, Лозинского лишили неприкосновенности отнюдь не за содеянное им зло, а по его собственной просьбе.

Теперь правоохранители безуспешно разыскивают бывшего нардепа. «В силу закона, мы не имеем права охранять народного депутата, наблюдать за ним, и, более того, принимать какие-то меры, направленные на его удержание, – рассказал генпрокурор Александр Медведько. – Но, думаю, что у народного депутата, который даже сам заявлял о том, что он обратился к генпрокурору с просьбой снять с него депутатскую неприкосновенность, имеется определенная гражданская совесть». Увы, надежды на совесть Лозинского не оправдались. Уже сам Виктор Ющенко требует от силовиков разъяснить, как сбежал Лозинский. По одним слухам, он якобы покинул Украину. Но пограничники и СБУ эту информацию не подтверждают, хотя и не исключают такого развития событий (Лозинский мог, например, воспользоваться паспортом на чужое имя).

По версии главы МВД Юрия Луценко, экс-нардеп прячется в доме у кого-то из депутатов ВР, хотя министр не исключает, что Лозинский может быть и за пределами страны.
Говорят, бывший депутат мог сбежать в Россию или соседнее Приднестровье. «Сегодня», ссылаясь на СБУ, утверждает, что след Лозинского, наконец-то, обнаружили в Житомирской области.

Адвокат Лозинского Роман Денисюк относительно места пребывания своего подзащитного отвечает: «Учитывая, как расследуется дело, я бы на месте Лозинского являться в руки следствия не спешил». Так что, сколь долго продлятся поиски беглого экс-нардепа, остается только гадать.

Спорный вопрос

По нашему законодательству, депутаты не несут юридической ответственности за свои действия в качестве парламентария – это записано в ст. 80 Конституции. То есть, нардепы не могут отвечать за голосования и выражения, озвученные с трибуны (только за клевету и оскорбления) – все это называется словом «индемнитет». Эта норма действует во многих европейских странах и, на взгляд специалистов, абсолютно правильна. Иначе депутаты боялись бы отстаивать свою политическую позицию и превратились бы в людей, дрожащих от страха за свою судьбу.

Что касается более нам знакомого слова «иммунитет» (защиты от уголовной ответственности), то и это практикуется в Европе. Однако у наших депутатов защита посильнее, чем у европейских парламентариев. «Народные депутаты не могут быть без согласия Верховной Рады привлечены к уголовной ответственности, задержаны или арестованы», – написано в украинской Конституции.

В европейских странах таких, как Португалия, Италия, Греция, Франция, все почти так же. Но там, если парламентария задержали на месте преступления, не требуется разрешение парламента на его арест. У нас же доходит до абсурда. Даже в случае, если депутата вдруг застанут на месте преступления, арестовать его правоохранители не смогут. Нужна санкция Верховной Рады. Пока же парламент будет выяснять, что произошло, депутат сбежит из страны. И задержать его не имеют права.

С другой стороны, эксперты считают, что, учитывая украинские реалии, нельзя наших депутатов полностью лишать неприкосновенности. Вычеркивая ст. 80 из Основного Закона, можно не решить проблему, а лишь усугубить ситуацию. Ведь та же Генпрокуратура тогда получит дополнительные рычаги влияния на законодательную ветвь власти. И кто поручится, что в условиях, когда для решения важного вопроса в Раде не будет хватать 1-2 голосов, никто не прибегнет к помощи силовиков? А методов для воздействия у спецслужб предостаточно. Подбросят, например, депутату пакетик с наркотиком и, чтобы не мотать срок, тот и нажмет на кнопку в нужный момент.

А воз и ныне там

И все же несправедливость налицо. Почему депутат может нарушать закон и ему за это ничего не будет? Это возмущает рядовых украинцев, и политики об этом хорошо знают. Поэтому с приближением новых выборов большинство партий и блоков вновь начинают раздавать обещания о равенстве для всех. Правда, попав в парламент, воплощать их в жизнь не спешат. Вспоминают лишь, когда случается что-то чрезвычайно важное – например, скандал с Лозинским.

Представители сразу нескольких фракций БЮТ, «Нашей Украины», Партии регионов заявили о том, что необходимо снять неприкосновенность с депутатов. Взяли бы и сделали. Голосов-то достаточно – больше 300, чтобы изменить Конституцию. Но почему-то у них не получается. БЮТ обвиняет во всем «регионалов», те в ответ говорят, мол, уже давно зарегистрировали соответствующий законопроект. Правда, с условием: лишить иммунитета не только депутатов, но президента и судей. И так без конца…
И тому, на взгляд аналитиков, есть объяснения. Неприкосновенность нардепам нужна для защиты самих себя. Ведь, кроме Лозинского, депутатского иммунитета за всю историю Украины лишали только 5 человек: Ефима Звягильского, Павла Лазаренко, Николая Агафонова, Евгения Жердицкого и Степана Хмару.

А теперь посчитайте: в парламенте было 6 созывов и каждый раз мы выбирали 450 чел. Неужели из них только 5-6 чел. не дружат с законом? Получается, в парламенте сидят лишь честные и законопослушные граждане? В это могут поверить сами депутаты, но не простой народ, уверенный, что неприкосновенность нужна как раз тем, у кого есть или могут быть проблемы с законом.

Подготовил Олег Лобанов,
по материалам «Вовремя.info», proUA, УНИАН, «Новая», «Зеркало недели»

Поделиться.

Комментарии закрыты