Топ-100

Закалённые модой

0

Для людей несведущих модели – длинноногие красотки, для которых жизнь – настоящий праздник и сплошной гламур. Но чтобы стать супермоделью с внушительными гонорарами, нужно пройти массу испытаний голодом, физическими нагрузками, нервотрепкой и унижениями.

Японцы любят малолеток

Моделей обычно замечают еще в подростковом возрасте: считается, что им надо начинать рано, потому что «срок службы» у них невелик. А потому строить карьеру стараются где-то с 13-14 лет. Некоторые агентства заботятся о своих юных подопечных, другие игнорируют это, считая, что девочка справится и сама.

С точки зрения закона, многие модели являются детьми, причем, большая их часть из совсем небогатых семей. Родители счастливы уже одним фактом, что их дочь заметили и увезли за рубеж, и наивно считают, что за их ребенком присматривают. Но чаще всего девчушки предоставлены сами себе, а в таком возрасте и попасть в беду недолго.

Нельзя сказать, чтобы вопрос возраста моделей совсем уж никого не волнует. Так, председатель Совета дизайнеров моды Америки призвала коллег отказаться от найма для модных показов девушек младше 16 лет. Однако, как признает 26-летняя модель из Монреаля Рашель Блэ, агентства требуют, чтобы модели скрывали свой истинный возраст. По ее мнению, должен быть установлен минимальный возраст на уровне 18 лет. «Если установить предел в 18 лет, все равно работать будут 15- и 16-летние, но хотя бы не 13- и 14-летние, – говорит она.

Рашель фигурирует в документальном фильме «Девочка-модель», рассказывающем о поставке российских девушек на японский модельный рынок (там предпочитают худеньких и совсем молоденьких девочек). Реальная героиня ленты 13-летняя Надя Валл попала в Японию. Ее родители взяли в долг денег на авиабилет у родственников, польстившись на обещанный дочери аванс в 8 тыс. долл. Так как подписанный Надей и ее семьей контракт был составлен на английском, которого они не знают, они не поняли, что сначала из этой суммы вычитаются все расходы и налоги. Кроме того, в контракте было сказано, что Надя не может набрать ни сантиметра в талии, на бедрах и груди (и это в 13 лет, когда у девушки только начинает формироваться фигура!), в противном случае контракт будет разорван. Она также не имела права плавать и загорать. Агентство оставляло за собой право в любой момент изменить условия контракта или аннулировать его. В конце концов, так и произошло, договор с Валл агентство разорвало, и девчушка еще осталась ему должна 2 тыс. долларов.

И если в Америке или Европе появление слишком юных моделей еще может вызвать возмущение, то в Китае, Японии и Корее подобных ограничений не существует. Даже в США манекенщицы имеют статус «независимых контрагентов», на которых не распространяются законы о минимальной зарплате и ограничения по возрасту. Даже если модные показы привлекают внимание к проблеме возраста моделей, они продолжаются всего несколько дней в году, в остальное время модели участвуют в съемках, где никто не интересуется их возрастом.

Неустроенный быт и грошовые заработки

Все та же Рашель Блэ рассказывает и о других подводных камнях модельного бизнеса. Так, девушкам начинают платить только тогда, когда они отработают аванс. Особенно сложно следить за своим заработком девочке-подростку, работающей за границей, но не знающей языка. Рашель подчеркивает, что массовый приток девушек из Восточной Европы только усугубляет ситуацию: «Эти девушки беднее, а значит – дешевле. С ними меньше проблем. Новенькие верят всему, что им говорят, делают все, что от них требуют. Если она отказывается, ее быстро отбрасывают в сторону. Агентам легче работать с незащищенными подростками, на них можно больше заработать. Девчонки не могут за себя постоять. Они счастливы, если получается заработать несколько сотен долларов». Подростки-модели плохо питаются, «многие не умеют готовить – неудивительно, что у них появляются проблемы с пищеварением», – рассказывает Блэ.

Кроме того, оставшись одни в столь юном возрасте в чужой стране, девушки нередко впадают в депрессию и даже совершают попытки самоубийства. Они часто жалуются на сексуальные домогательства, на то, что их принуждают делать откровенные снимки под угрозой потерять работу. Некоторые агентства даже советуют своим работницам ходить по ночным клубам в поисках клиентов. И неслучайно. В случае потери работы немало юных манекенщиц идут на панель. От безысходности другие подсаживаются на наркотики.

Работай, как ломовая лошадь

Еще Рашель поведала о том, что в 18 лет ее агентство попросило сделать липосакцию. Российскую супермодель Наталью Водянову при весе в 52 кг и при росте 177 см называли толстушкой и уговаривали похудеть. Под таким прессом находятся практически все модели. Неудивительно, что страх лишних сантиметров, а значит, и потери работы приводит девушек к самым печальным последствиям. Так, от голода и крайнего истощения прямо после модного показа умерла уругвайская модель Луисель Рамос. И не она одна.

Наталья Водянова не раз подчеркивала, что тем, кто участвует в показах, платят не слишком много. Действительно большие гонорары модель зарабатывает, становясь лицом какой-нибудь крупной косметической или модной компании. Но чтобы этого добиться, на модных шоу нужно трудиться на износ. Вот тут и постигаются все «прелести» профессии. Модели спят всего 2-3 часа в сутки, особенно востребованные.

Чтобы участвовать в модных съемках, порой нужно многое терпеть: например, изображать жизнерадостность, стоя в туфлях, меньших на размер, или сниматься на скользком мостике у моря в +10, в ветер и дождь, в течение нескольких часов. Частенько во время фотосессий моделям запрещают не только есть, но и пить – чтобы живот был абсолютно плоским.

Ну и нервы у модели должны быть железными. Всегда нужно быть готовой, что сегодня ты востребованна, а завтра можешь надоесть и остаться без работы. Так что, праздника в жизни модели практически нет, есть лишь жестокий бизнес, который на них хорошо наживается.

Подготовила Анна Попенко,
по материалам InoPressa.ru, Qwaka

Share.

Comments are closed.