Жалость, которая продается

0

Утопает в сумерках и мерцании витрин усталый город. Последние лучи дня убегают в решето времени, не оставляя следа, словно их не было вообще. Между луж недавнего дождя быстро и медленно, сгорбленно и гордо, хмуро и весело мелькают человеческие фигуры, идя в большинстве случаев в свои теплые и уютные дома и неся в пакетах ингредиенты будущего ужина.

«Доченька, дай денег на лекарство», – говорит усыпанная морщинами бабушка чуть ли не каждой
прохожей женщине и дрожащими руками протягивает серый, немного потрепанный врачебный рецепт.

Ее голос, пронизанный страданием, заставляет руки опуститься в сумочку и отдать несколько

копеек. Это обыденная картина городской жизни, которая ни у кого не вызывает удивления.

Действительно, чему удивляться, ведь история попрошайничества не только украинского, но и

мирового насчитывает сотни лет.

Древнейшая профессия

Оно занимает свое почетное место в ряду древнейших профессий человечества. В Древней Греции и

Риме нищие вместе с рабами, уличными актерами и проститутками составляли так называемый плебс,

грубые нравы которого живописно изображении в знаменитом «Сатириконе» Петрония. Ярким примером

силы бедняцких объединений является Париж, начиная со средних веков и заканчивая царствованием

Людовика ХIV, где активно действовала так называемая «Ассоциация убогих». Данная «организация»

насчитывала значительное количество членов, которые жили в берлогах. Здесь был свой король –

большой Костер, подданные которого попрошайничали на улицах Парижа, представляясь кривыми,

горбатыми и больными. А в конце дня, возвращаясь в свои дворы с заработком, они чудесным

образом исцелялись. Именно в связи с этими перевоплощениями местожительства нищих в Париже и

получили название «Дворов чудес». Следует отметить, что данная ассоциация имела не только

своего главу, но и свои законы, свой язык (арго) и свои методы воспитания следующего

поколения.

Относительно Украины, то здесь начало активного развития попрошайничества приходится на момент введения христианства на Руси и тянется к нашим дням. Это в принципе касается и всей Европы.

Оно и понятно: с попрошайничеством можно бороться, но его нельзя победить, поскольку мы сами

создали для него «тепличные» условия существования.

Ведь в большинстве мировых религий в основные требования к человеку закладывают его способность помогать другим. Та же христианская церковь трактует милостыню как подарок, данный

из милосердия, кусок Христа ради и поэтому она желанна Богу. С древности идет представление о

том, что милостыня, поданная нищему, способна спасти от грехов и принести желаемое на этом и

на «том свете»: «Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут» (Евангелие от св. Матфея 5.7).

И это не только нормально, но и очень хорошо. Однако данный постулат не мешает другим

использовать его себе во благо. Таких людей много, но львиную долю здесь составляют нищие

(недаром же, места «работы» у церкви такие популярные). В значительной части случаев их жалеют

и со спокойным сердцем отдают найденные в кошельке копейки.

Нищенское мастерство

Большинство специалистов уже давно говорят о попрошайничестве как о профессии. Профессии с выходными, уплатой налогов и с четко определенным местом работы. А еще (что очень важно) с

определенным количеством навыков, необходимых для эффективного выполнения работы. Это – новая

субкультура, которая является комплексом этнических традиций, верований, стандартов и

стереотипов поведения. В нее входит культура материальная (нищенское платье, символы-атрибуты,

сама милостыня), духовная (тайный нищий язык, мировоззрение, специфический фольклор),

соционормативные (статусы и нормы, этика поведения). А ее членами являются не просто бедные и

немощные люди, а хорошие актеры, еще лучшие психологи и безупречные гипнотизеры, которые

оперируют знаниями большого количества своих предшественников. В свое время немецкий

исследователь Ирвинг Гофман, развивший концепцию драматургической социологии, пришел к

довольно интересному выводу. Он отмечал, что просители, как и актеры, умеют пользоваться

особыми методами и приемами воздействия на публику, чтобы получить желаемую милостыню. В русле

этой концепции делается акцент на умение манипулировать человеческим сознанием и эмоциями.

Манипуляцией является и сам выход нищего на «сцену» и презентация имиджа, который должен

соответствовать устоявшимся представлениям о бедности, увечье, несчастье, а согласитесь, что

эти навыки невозможно использовать, не имея хотя бы основ психологических знаний.

Итак, что еще нужно, чтобы стать «королем улиц»? Один из самых вдумчивых исследователей этого явления А. Бахтиаров описал несколько устойчивых приемов нищих. Каждый способ имеет свое

жаргонное название, а именно:

1. «На паперти» – это самый безопасный и наиболее прибыльный способ заработка, поэтому места

работы возле церквей и кладбищ считаются элитными.

2. «Стойка» – это пребывание нищего на постоянном месте, там, где есть большое скопление людей. Этот способ требует знания человеческой психологии и наблюдательности, т.е. в

зависимости от пола, возраста и внешнего вида прохожего приходится импровизировать, прося то

на ночлег, то на хлеб, то на лекарство.

3. «Ход» – это движение по городу или железнодорожным вагонам. «Ходаки» берут не деньгами, и в этом состоит основная хитрость: скромная просьба – «Дайте кусок, Христа ради» – и внешний

приятный вид нищего (они никогда не одеваются, как обычные бедняки) дают прекрасные

результаты. В данном случае нужно создать вид весьма порядочного человека, который временно

попал в сложную ситуацию и нуждается в помощи.

4. «Сесть на якорь» – просить милостыню, сидя на голой земле, зимой на снегу, часто

притворяясь калекой. Это требует артистизма, но способ прибыльный.

Несмотря все выше сказанное следует отличать бедняков и профессиональных просителей – это две отдельные категории людей, хотя и имеют много общего. Первые используют нищенства как

единственный способ выживания, в то время как другие превращают это в свою профессию.

В принципе попрошайничество – это «золотая жила» для ученых, которую следует исследовать и еще

раз исследовать, но, к сожалению, в силу определенных, не всегда удобных для озвучивания

причин, ее мало кто изучает. Что же касается того, давать или не давать милостыню,

дискутировать не стоит – это личное дело каждого.

Иванна Мрыга,
«ХайВей»

Поделиться.

Комментарии закрыты