Бремя без тягости

0

Как в нашем языке называют беременную женщину? Правильно — пребывающая в тягости! Более точного синонима, увы, не придумаешь. Роддома устарели, персонал низкооплачиваемый, непрофессионализм… Нет у нас пока условий для беби-бума. Но есть государства, где такие условия созданы. Согласно ежегодному рейтингу Mother's Index, который составляет международная организация Save Children («Спасите детей»), в Норвегии и Австралии сегодня рожать комфортнее всего. Попробуем разобраться, почему именно эти страны оказались для будущих мам самыми привлекательными.

Материнский континент

Сначала несколько слов о методологии рейтинга. Таня Вейнберг, представитель организации «Спасите детей», рассказала, что результат представляет сумму баллов, набранных в трех ранжирах — материнском, женском и детском. 30 процентов общему показателю приносит уровень благополучия ребенка: здоровье, доступность образования, психологический комфорт в семье. По 20 процентов дают показатели женского здоровья, образовательный статус женщины и ее экономическое положение. И еще в 10 процентов оценивается влияние слабого пола на политику в стране. Все эти позиции разбиваются на пункты.

Успех Австралии сложился из следующих факторов. На Зеленом континенте материнская смертность минимальна — один случай на 13300 родов. Детская смертность до 5 лет — шесть человек на 1000. Контрацептивы используют 71 процент женщин. Прогнозируемая продолжительность жизни женщины — 84 года. Образовательный уровень — 21 год обучения в различных заведениях. И, наконец, 27 процентов женщин в стране участвуют в парламентской работе. После подсчета набранных баллов Австралия оказалась второй в материнском рейтинге, первой — в женском и 28-й — в детском, что в сумме и дало итоговое второе место в общем списке.

В 2001 году рождаемость в стране составляла 1,7 ребенка на семью, и австралийское правительство сочло это неприемлемо низким уровнем. Власти решили поощрять родителей за каждого родившегося ребенка. Демографическая политика страны определяется по формуле: «Один ребенок для мамы, второй для папы, а третий для страны». В 2004 году для граждан Зеленого континента ввели беби-бонус — однократное денежное поощрение за рождение ребенка, необлагаемое налогом. Мера сработала — рождаемость поползла вверх и составляет сейчас 1,9, а беби-бонус подтянулся за это время с 3 до 5 тысяч долларов США. Кроме этого, мамочки из Австралии с 1 января этого года пробили оплаченный отпуск по уходу за ребенком. Это 18 недель, в течение которых молодая мать будет получать минимальную зарплату — 570 долларов США в неделю. Правда, получить одновременно беби-бонус и оплаченный отпуск нереально — выбрать можно только что-то одно. Казалось бы, выбор очевиден — получить отпуск и около 10,5 тыс. долларов выгоднее, чем ухватить сразу пять тысяч. Но дело в том, что эти 18 отпускных недель оплачивает работодатель, которого государство обещало штрафовать на 33 тысячи долларов за отказ или задержку выплат. Работодатели же жалуются — они оказались не готовы к такой социальной нагрузке. Бизнес в стране на 75 процентов малый: аптекам, кафе или парикмахерским, где в основном и работают австралийки, не по карману такие выплаты. Кстати, чтобы получить оплачиваемый отпуск, в Австралии достаточно иметь работу на полставки и проработать минимум один год до рождения ребенка.

Без отрыва от производства

Джессика Браун, аналитик из Центра независимых исследований, отмечает: «Государство демонстрирует будущим родителям, что готово разделить заботы о ребенке.

Но при этом не стоит забывать, что в будущем им предстоит трат гораздо больше. И поэтому австралийская женщина, еще недавно мирившаяся с ролью домохозяйки, сейчас на равных с мужчиной участвует в пополнении семейного бюджета». Карен Ривз, социолог из Сиднея, провела исследования на предмет занятости австралийских матерей: «Поскольку оплаченного отпуска до 2011 года не существовало, прекрасная половина старалась работать хотя бы неполный рабочий день, сочетая это с уходом за ребенком. В 2007 году 59 процентов матерей с детьми от 0 до 14 лет работали на полставки, с детьми от 0 до 4 лет таких работающих было 52 процента, с детьми от 10 до 14 лет — 77 процентов. При этом средняя зарплата женщины в Австралии в неделю — примерно 1000 долларов: понятно, что даже при неполной занятости это хороший приработок».

А еще за последние 10 лет австралийки, нажав на власти, добились того, что больницы, которые ведут беременность и роды, теперь работают как часы. Женщины объединились в общество Maternity Coalition, куда можно пожаловаться на невнимательных врачей или, наоборот, проинформировать, в какой клинике медпомощь на высоте. Поскольку речь шла о муниципальных роддомах, репутация «плохого места» могла обернуться лишением лицензии.

Кстати, ведение беременности и роды в стране бесплатные. Плату могут взять только за дополнительные анализы в сложных случаях. Если у женщины возникли сложности после рождения ребенка, проблемы в отношениях с мужем или близкими, можно вызвать психолога — он состоит в штате роддома. На этапе ведения беременности можно пригласить личную акушерку, но только в том случае, если вы решили рожать дома. Выбор частного роддома тоже не возбраняется — так поступают те, кто по какой-то причине доверяет конкретному врачу.

Впрочем, не только медицинские программы подталкивают австралиек больше рожать в 20—29 лет, что по меркам многих западных стран рановато. Как отмечают демографы, сильная экономика Австралии играет свою роль. Это и низкий уровень безработицы, и возможность гибкого графика для работающих матерей. Детей можно без труда отдать в хороший детский сад, приличную школу, престижный колледж. И по западноевропейским меркам все хорошее в Австралии стоит примерно вдвое дешевле, чем в Старом Свете. Австралийский рецепт: начинайте улучшения снизу, не ожидая подачек сверху.

Детское королевство

А теперь обратимся к опыту Норвегии. Неспешно, но последовательно норвежцы отстраивали свой трамплин для беби-бума. И особенно преуспели в этом после 2005 года, когда в стране появились новые нормативы по ведению беременности и родам — женщине разрешили выбирать себе акушерку и роддом, чтобы не быть привязанной к медучреждению по месту жительства. Быть беременной стало потрясающе удобно (кто часами сидел в очереди в женскую консультацию понимает, о чем мы)! Тогда же акушерская помощь была децентрализована. «Акушеры навещают своих подопечных на дому и контролируют их состояние, — рассказывает профессор Бьерн Бакке. — Но главная задача специалистов — определить, к какой группе риска относится та или иная беременность — «зеленой» или «красной».

Женщина из благополучной «зеленой» группы получила возможность рожать там, где она чувствует себя наиболее защищенной. Это и является положительным эффектом децентрализации — возможность выбора. Можно рожать дома, а можно в небольшой клинике материнства или в центральном роддоме города. Если женщину по медицинским показаниям записали в «красную» группу, то на роды дома или в небольшом госпитале ей не стоит рассчитывать. Женщины из группы риска обязаны рожать только в тех клиниках, где круглосуточно дежурит бригада анестезиологов, где есть условия для переливания крови. В карте по ведению беременности все это отмечено. Кстати, это тоже создает у женщины ощущение защищенности и заботы.

С 2005 года в норвежском здравоохранении действует трехуровневая система ответственности за роды: первый уровень — родильные палаты, где могут разрешаться от бремени женщины из «зеленой» группы. Им достаточно вызвать знакомую акушерку по телефону, когда начались схватки, и доехать до родильной палаты. Второй уровень — роддома, принимающие около 4500 пациенток в год, где помимо акушерки дежурят гинекологи, анестезиологи и педиатры. И, наконец, третий уровень — kvinneklinik, где принимают в среднем 1500 родов в год и также 24 часа в сутки специалисты готовы оказать помощь в любом сложном случае. 90 процентов норвежек предпочитают роды в небольших клиниках, с пропускной способностью 500 пациенток в год. Причем это государственные больницы, где за родовспоможение не надо платить.

Комфорт и спокойствие, а также высококвалифицированный персонал — это, безусловно, для роженицы важно. Но не менее важно, что любая норвежская многодетная семья не осталась лицом к лицу с экономическими трудностями. Норвегия — мировой лидер по тратам на социальные программы. В частности, на поддержку семей с маленькими детьми идет около одного процента от валового национального продукта. В 2007 году он составил 2,289 миллиарда норвежских крон, то есть около 22 миллионов крон направлено на помощь семьям. Оплата отпуска по уходу за ребенком у норвежских женщин — самая высокая в мире. Нынешняя схема введена в 1993 году, и с тех пор рождаемость в королевстве постоянно растет (сейчас 1,8 — выше, чем в большинстве стран Европы). В Норвегии можно взять 10 месяцев с сохранением 100 процентов зарплаты (в среднем это 25 тысяч долларов в год) либо 12 месяцев, но тогда вам будут платить 80 процентов зарплаты. То есть за первые полгода ухода за ребенком норвежка получит 12 500 долларов (для сравнения: шведка — 10 000 долларов, датчанка — 10 500). В Восточной Европе, по данным компании Mercer Human Resource Consulting, цифры совсем иные: например, в Чехии и России одни из самых низких оплат отпуска по уходу за ребенком — 1762 и 2000 долларов в год соответственно.

Отпуск по уходу за ребенком оплачивается из госбюджета. Но в отпуск уходит не только мать, но и отец! В первый год после рождения малыша отцу полагается 5-недельный оплачиваемый отпуск («для стимулирования отцовских чувств»), но если папа не может им воспользоваться, отпуск пропадает. После первых трех месяцев после рождения на вахту у колыбели совершенно законно может встать и отец и получать за это положенную ему зарплату. После того как женщина вышла на работу, ей полагаются 5-недельный ежегодный отпуск, 37-часовая рабочая неделя, а также грант от правительства — если кто-то из родителей решит посидеть дома с ребенком до 2 лет.

У Ингер Сетов, вице-президента одной из нефтегазовых компаний Норвегии, двое детей, которым еще не исполнилось 10 лет. Ингер часто встречается с коллегами-женщинами из других стран. Только несколько из них, занимающих в бизнесе аналогичный пост, позволили себе иметь ребенка. «Наши работодатели относятся по-другому к тем, у кого есть дети, это иной уровень психологической поддержки, — говорит Ингер. — Бывает, во время телефонного совещания у кого-то из сотрудников заплачет ребенок. Боссы готовы подождать, пока мамочка не выяснит, что с малышом».

Немаловажно, что в Норвегии с начала 90-х отмечается постоянный экономический рост. И все же норвежки все время чем-то недовольны. «Система не будет полностью честной по отношению к женщине, пока отпуск по уходу за ребенком юридически не окажется закреплен между отцом и матерью в равных частях. Только тогда женщина может стать полностью равной на трудовом рынке, и, возможно, тогда мы решим больше рожать», — уверяет Ингер Сетов.

Сочетание гражданской инициативы женщин с экономическими возможностями страны, вероятно, и создали ту благодатную почву, на которой Норвегия и Австралия пробились в лидеры рейтинга. В десятку лучших также попали Исландия, Новая Зеландия, Голландия, Бельгия, Германия, Швеция, Дания, Финляндия. Но вот над чем стоит задуматься. У женщин из стран, замыкающих список, в 25 раз выше риск потерять ребенка в первый год жизни и в 500(!) раз больше риск умереть самой во время родов.

Елена Зигмунд,
«Итоги»

Поделиться.

Комментарии закрыты