Чтобы выглядеть модно, следи за новостями экономики

0

Надвигающуюся экономическую депрессию модельеры воспринимают как источник творчества: несколько коллекций на прошедших в мире модных неделях были представлены как «антикризисные». Короче говоря, в мире моды ставят вопрос не «Как пережить кризис?», а «В чем его переживать?».

Примечательно, что лейтмотив прошедшей недавно Недели высокой моды в Нью-Йорке, напротив, был созвучен наставшим суровым временам. Возможно, оттого, что американцы живут в условиях экономического упадка уже год, и запас оптимизма у них истощился. Основным лозунгом модной недели стала борьба с бедностью. Весной – осенью 2009 года предлагается носить натуральный грубый хлопок, черные боди и жилеты с надписями «Покончим с бедностью» и «2015» (к этому году планируется справиться с нищетой во всем мире).

Украинские дизайнеры на гребне волны

Экономический кризис пока не коснулся украинских дизайнеров одежды – они продолжают создавать новые коллекции и продавать эксклюзивные вещи.

Так, украинский дизайнер Наталья Глазкова рассказывает, что недавно она побывала в Нью-Йорке и была поражена отсутствием клиентов в модных магазинах. «Заходишь в бутик Chanel, а там скидки 70% – и никого!» – восклицает она.

Но её коллега Елена Даць за бутики уровня Chanel как раз не переживает. «Украинские дизайнеры находятся посередине между очень дорогими знаменитыми мировыми брендами и китайским ширпотребом, – говорит Елена, – поэтому существует опасность, что средний класс, наши основные клиенты, могут перестать покупать дизайнерскую одежду».

Но пока отечественные модельеры прибыль от своей работы получают стабильно. Правда, способ зарабатывать деньги у каждого свой. Елена Даць оказалась едва ли не единственной из отечественных дизайнеров, кто переживает по поводу экономической нестабильности. Большинство же украинских модельеров с оптимизмом смотрят в будущее.

«Наоборот, как раз сейчас обеспеченные люди будут обращаться к украинским дизайнерам, потому что отечественные модельеры дешевле, чем наши коллеги за границей», – считает украинский дизайнер Анна Бублик.

По её словам, в этом году рост рынка дизайнерской одежды составит 20–30% по сравнению с прошлым годом. Солидарен с Анной Бублик и модельер Андре Тан. По его мнению, любой кризис – это всегда принцип домино. «В фэшн-бизнесе кризиса не наблюдается, видимо, ”волна” просто не успела до нас дойти, и всё ещё впереди. Для дизайнера важно финансовое состояние его клиентов, а оно на сегодняшний момент стабильное», – говорит он.

«Нужно просто почитать финансовые отчеты, чтобы понять, что творится с индустрией роскоши. Это единственная индустрия, которая по прошествии сезона получила прибыль в серьезных процентах по сравнению с прошлым годом. Это отчеты Louis Vuitton и Hermes, – вторит коллегам дизайнер Ольга Громова. – Вы знаете, почему их люди покупают еще больше во время экономического кризиса? Потому что, когда у человека несколько пошатнулось состояние, ему нужно еще раз доказать свой статус. И окружающим, и себе».

Ателье для избранных

Одним словом, у дизайнеров появилась масса возможностей творчески разыграть тему кризиса. Если же говорить в частности о развитии украинской моды, то здесь появляется шанс для тех, кто раньше не имел возможностей. Дело в том, что любые проблемы с экспортом-импортом дают толчок для развития внутреннего рынка. Все начинают обращать внимание на продукцию, произведенную внутри страны, потому что это дешевле. Так что, некоторые в кризис не только выживают, но и совершают взлет.

Кроме того, на Украине рынок моды не настолько развит, чтобы ему во время кризиса грозили поглощения. Большинство отечественных домов моды существуют по принципу ателье для ВИП-клиентов, и эти клиенты у них, скорее всего, останутся. Поэтому кризис в области моды здесь не будет так ярко выражен, как за границей.

Например, Анна Бублик как раз делает ставку на эксклюзив и частый выпуск мини-коллекций. «Мы делаем по 52 коллекции каждый год, что даёт возможность бутикам каждую неделю получать новую коллекцию, – делится секретом Анна, добавляя, что основной доход ей приносит индпошив мужских костюмов. – Это то, что даёт нам возможность развиваться, приносит нужные средства, ведь заработать на одном творчестве и эксклюзиве сложно». По её словам, рентабельность индпошива составляет 300–400% в год.

Анна Сосновская и Наталья Глазкова также зарабатывают на индивидуальных заказах. Причём индивидуальный заказ – это не обязательно пошив какой-то одной вещи. «Своего производства у меня нет, есть только небольшая студия, где мы и коллекции шьём, и клиентов обшиваем, – говорит Анна. – Часто люди заказывают одежду целыми гардеробами, и одна блузка в нём может стоить несколько тысяч долларов».

Цена зависит от трудоёмкости процесса и индивидуальной особенности ткани, выбранной клиентом. «Мы закупаем очень дорогие ткани, которые ткут специально для нас – всего несколько метров, а это дорого, – объясняет г-жа Глазкова и тут же приводит другой пример: – Мы сейчас вышиваем блузу на очень тонком шёлке, буквально под микроскопом. Работа займёт полгода, но и цена у неё будет соответствующая».

Все фасоны кризиса

Надо сказать, что при своей кажущейся оторванности от реальной жизни мода действительно довольно чутко реагирует на то, что происходит в обществе. Во всяком случае эксперты подметили ряд закономерностей. Как показывает история, мировые экономические кризисы оказывают влияние на цветовые предпочтения, линии силуэта.

Так, после 11 сентября на Западе появились две взаимоисключающие тенденции: мода на «терроризм» и мода на американские символы. Кстати, привычка подчеркивать свои политические убеждения в одежде появилась у американцев задолго до этого события. Еще во времена гражданской войны в США многие граждане этой страны носили голубое или же серое как знак принадлежности к той или другой противоборствующей партии. Не удивительно, что после падения башен-близнецов звездно-полосатый флаг стал частью повседневного гардероба американцев, превращаясь то в элегантные юбки, то в длинные платья, то в изящные брючные костюмы.

Парадоксально, но именно в это время зародилась и другая тенденция – американки и европейки примерили стильные бурки/чадры от Александра Маккуина и Иссей Мияке, выполненные из самых роскошных материалов и расшитые бисером. Почему подобная мода зародилась именно в этот момент и почему она стала такой популярной, не сможет объяснить ни один социолог. Однако факт взаимосвязи модной индустрии и политической жизни в данном случае не вызывает сомнения.

Некоторые эксперты отмечают и такую закономерность: в зависимости от ситуации на фондовом рынке меняется… и длина юбки. Дизайнеры – может быть, невольно – стараются сделать силуэты более экономичными. «Кризис, безусловно, диктует тенденции: юбка становится короче, рукава – более узкими, – рассуждает известный российский модельер Егор Зайцев. – С одной стороны, модные тенденции ведут к более объемным формам, увеличенным плечам, а с другой – это не соответствует “кризисным канонам”. Сейчас ситуация как раз интересная: скорее всего, тенденция развернется в обратную сторону».

Замечено также, что финансовые трудности оказывают влияние и на форму мужского пиджака: чем благостнее времена, тем жестче мужской костюм. Пиджак как бы призван дисциплинировать расслабленное тело своего хозяина – с помощью ватных плеч, простеганных китовым усом лацканов и подкладки. И, напротив, как только владелец мобилизуется в трудной ситуации, костюм становится мягким, чем-то вроде кардигана. И еще такой нюанс: когда становится туго с деньгами, больше внимания уделяется аксессуарам – шарфикам-платочкам, бижутерии и пр. Если уж нет возможности купить роскошную одежду, то надо хотя бы выглядеть наряднее за счет деталей.

В качестве примера глобальных перемен в фэшн-индустрии историк моды Александр Васильев приводит 90-е в России: развал СССР, падение Берлинской стены, военный конфликт на Балканах… В это время в моду вошли стили гранж и милитари. Стало актуально выглядеть или как участник, или как жертва военных действий. Вещи приобрели поношенный, потертый вид, появились джинсы с необработанными краями и дырами. Как отреагирует творческая мысль на нынешний кризис, еще только обсуждается.

Ясно одно – тот факт, что мировую модную индустрию накрывает рецессия – это не самое страшное, что может угрожать моде. Гораздо хуже, если финансовый кризис совпадет с творческим. Вот тут уж точно туго придется…

Подготовила Мирослава Наумова

Поделиться.

Комментарии закрыты