Как нас «гнет» работа

0

Уверены ли вы в том, что работа заканчивается для вас в конце рабочего дня? Рабочие привычки часто становятся нашей второй натурой. Пример тому — наша коллекция профдеформаций. Мы пообщались с представителями разных профессий и выяснили, какие курьезы случаются, когда рабочее и личное незаметно переплетается.

Профессиональные привычки с головой выдадут и банкира, и водителя. Ну, скажите, кто, кроме финансиста, может откровенничать на Интернет-форуме: «Помню лицо бойфренда, когда я в разгар спора сообщила, что не вижу должной динамики роста дивидендов по моим инвестициям времени и усилий»?

Или кто, если не бухгалтер, похвастается: «Всегда знаю сумму, лежащую в кошельке и у себя, и у мужа. Супруг этого пугается, поскольку он — дизайнер, и с цифрами не дружит». Редакторы и корректоры читают книги, по ходу проверяя, правильно ли построено предложение и там ли расставлены запятые. А уж о профессиональных метаморфозах адвокатов и прокуроров и вовсе ходят легенды: один всех защищает, второй на всех нападает.

Переспорить смерть

«Это действительно так. Конечно, у кого-то больше, у кого-то меньше, — признается адвокат Петр Бойко. — Я работал следователем, и уже через несколько месяцев люди для меня стали делиться на две категории. Одни — преступники, которых надо сажать, вторые — потенциальные злоумышленники, или те, кто хорошо скрывает свои преступления. Даже жену подозревал! А что, супруга ведь может изменить…» По признанию юриста, спутница жизни не очень-то страдала от подобных подозрений, в открытой форме они не выплескивались. Но вот во время споров, скажем, о ремонте или крупных покупках, ему частенько доводилось слышать: «Тебя, юриста, не переубедишь». Адвокат признается, что старается смотреть на предмет спора с разных сторон и везде находить доводы в свою пользу. А однажды Бойко даже смерть свою переспорил! «Как-то приснилось, что она пришла с косой и говорит: «Пошли». А я в ответ, мол, не могу: у меня ребенок, одно уголовное дело, второе… Так она и ушла ни с чем».

Монологи в метро

«Один мой знакомый, сыграв роль Иисуса Христа, решил, что и вне сцены на него возложена некая высокая миссия, ходил проповедовать на улицах. Выглядело это достаточно смешно», — рассказывает актер Анатолий Хостикоев. «Пару раз и я себя ловил на том, что разговариваю вслух — репетирую роли. А несколько раз даже неосознанно читал свои монологи в метро», — признается актер Владимир Горянский.

Одним из симптомов своих профизменений мастера сцены считают «трудности при просмотре телевизора». Дескать, часть политиков играют на трибуне, и театральные приемы сразу бросаются в глаза. Самих же актеров выдает речь. «Однажды я оговорился и спросил у друзей не “какая будет компания на вечеринке”, а “какой будет зритель”», — улыбается Хостикоев. — Впрочем, и друзья-военные тоже иногда путают термины. Называют мои репетиции учениями».

Раз уж речь зашла о людях в форме, поделимся собранными наблюдениями и о военных: зачастую слишком прямолинейны, бескомпромиссны, есть только «да» или «нет». Любовь к аккуратности хорошо иллюстрирует случай из жизни генерал-майора Сергея Червонопиского: «Я лежал в госпитале с ранением, полученным в Афганистане. Меня зашел навестить брат, а я на него посмотрел и отчитал за помятую рубашку. Тогда он раздобыл в больнице утюг и прямо в палате погладил одежду».

Шампанское, советы и петрушка

Наш рассказ будет неполным, если мы не упомянем о медиках и учителях. «Однажды были на банкете с моей подругой-врачом. Так вот, она привычно берет бутылку шампанского, сама открывает, разливает и полупустую тару ставит под стол! — смеется дизайнер Оксана Караванская. — Видимо, привыкла к тому, что в кабинете надо выпить и спрятать бутылку, чтобы ее не заметило начальство или пациенты». Сами же врачи признаются, что подсознание заставляет их часто мыть руки и неразборчиво писать. «Мы же не для себя и не для больного пишем, а для прокурора», — шутят медики.

«Если мне зададут вопрос — все, пиши пропало. Буду объяснять до посинения, двадцать раз переспрошу, понятно ли», — признается бывшая учительница Елена. Преподаватель математики Людмила Григорьевна подтверждает ее слова и добавляет, что «наверное, лет пять понадобилось, чтобы понять, что мнение учителя может быть единственно верным в классе, но не на семейном совете».

«Сколько раз замечал — сижу на переднем сиденье рядом с водителем, а все равно ногами педали “нажимаю”. Таксисты даже не смеются, говорят, мол, мы и сами такие», — делится водитель из Киева Денис.

Художники же с большой фантазией подходят к одежде. «Коллеги часто говорят: у тебя в наряде не хватает “центра композиции” или “бличка” (световое пятно. — Прим. авт.)», — признается художница Наталья. А парикмахер из Донецка Людмила уверена: на кухне крошить петрушку удобнее ножницами, а не ножом. ((«Господи, Ты слышишь меня?! Раз-раз…»

На тему профессиональной деформации сочинено немало шуток и анекдотов. Приведем лишь некоторые:

1. Звукооператор молится богу: «Господи! Ты слышишь меня?! Раз-раз…»

2. На столяра нападают хулиганы, бьют по голове доской. Прежде чем потерять сознание, работяга думает: «Сороковка…» (Деревянная заготовка толщиной 40 мм. — Прим. авт.).

3. Фотограф собирается играть свадьбу. Друзья интересуются:
— Невеста красивая?
— Ну… Смотря как свет поставишь…

4. Моряк дальнего плавания:
— Капитан! Айсберг по курсу корабля!!!
— Хм, айсберг по курсу корабля? Дороговато…

5. Два брокера смотрят в окно.
Один задумчиво: «Снег падает…»
Второй: «Надо брать!»

6. Два физика сидят на скамейке. Мимо проходит красивая девушка.
— Посмотрите, коллега, как изящно сложились атомы!

7. Стоят два врача на крылечке, курят. Один другому показывает: «Видишь вон ту, в синем халате? Маститая поэтесса. Хочешь, познакомлю?» Второй: «Зачем она мне нужна со своим маститом?!»

Влад Абрамов,
«Сегодня»

Поделиться.

Комментарии закрыты