Топ-100

Тайные знаки храпа

0

До самых недавних пор у нас вопрос стоял только на житейском уровне: всех занимал собственно храп – очень раздражающий окружающих. Но, оказывается, этот звук – сигнал о куда более серьезной беде. Имя ей – синдром обструктивного апноэ (СОА). Он не докучает домашним, однако с годами заявляет о себе так громко, что может стоить и жизни. Почему же, казалось бы, сугубо личный недостаток попал под медицинский прицел?

Как во сне?

Хотя храп описывался еще в исторических трудах IV века до н.э., наука заинтересовалась им только к XX столетию. Тогда-то и выяснилось, что не все так безобидно. И дело не только в социальных издержках, давно замеченных. К примеру, у 80 процентов храпящих снижена трудоспособность. Да и в семье возможны большие нелады – каждая десятая пара называет ночное «музыкальное сопровождение» едва ли не главным поводом для ссор. Зафиксированы даже случаи бытовых убийств на почве храпа!

Нет, это вдобавок еще и сложная медицинская проблема. Дело в том, что в 95 случаях из 100 за храпом скрывается СОА – по распространенности в современном мире этот синдром опережает уже бронхиальную астму и соперничает с диабетом. Только представьте, во что выливается «громкий» сон. У спящего постепенно расслабляются мышцы глотки вплоть до полного их спадения и возникает удушье. А для организма острый недостаток кислорода – всегда шок, стресс, от которого, в свою очередь, поднимается артериальное давление. Сигналы бедствия от органов и систем достигают мозга, он частично пробуждается и возвращает себе контроль над ситуацией. Человек громко всхрапывает, делает несколько глубоких вдохов, восстанавливая приток кислорода, и вновь погружается в объятия Морфея. А затем ведь все начинается по новой! Причем таких циклов–приступов удушья за ночь может набраться до 400 – 500, в общей сложности – часа на 4. Мало того, при тяжелой форме СОА нарушается логическое течение сна – его медленная, глубокая фаза, а с ней и выработка гормона роста, тестостерона и натриуретического гормона. При нехватке первого не расщепляется накопленный жир, стало быть, человек полнеет и потом никак не может сбросить вес. Если же в дефиците тестостерон, это напрямую отражается на мужской сексуальной сфере. А из–за недостатка натриуретического гормона перегружаются правые отделы сердца. Вот так, не очень тихо, но совсем незаметно, запускается целый комплекс метаболических нарушений. Отсюда, говорят врачи, – повышенный риск развития артериальной гипертонии, нарушений ритма сердца, инфаркта миокарда, инсульта и даже внезапной смерти во сне. Увы и ах. Смертность от СОА доходит до 8 процентов, а если учитывать всевозможные связанные с ним осложнения, то и до 37.

Факт

Курение, употребление алкоголя и антидепрессантов – основные провокаторы храпа и СОА. Когда человек курит, механически раздражается небо, а из–за смол и других составляющих табачного дыма возникает отек, который постоянно сужает дыхательные пути. Когда пьет на ночь или принимает антидепрессанты – та же картина.

Панацеи нет

Первыми попытались бросить вызов храпу японцы: в 1952 году хирург Икимацу сделал операцию на мягком небе. Рассуждали тогда так: имеется дряблость мышц, изменен язычок – надо вмешиваться. Но четких критериев не было. У нас тоже долгое время главенствовал этот подход. В результате пациенты часто возвращались к врачам снова и снова.

На сегодня от «ночных шумов» придумана масса методик. Но именно их разнообразие – знак того, что каждая в отдельности недостаточно эффективна.

Радиочастоты, лазер и жидкий азот

Лазер за счет высокой температуры образует большую зону некроза. И осложнений потом хватает: стенозы, фарингиальная недостаточность (это когда пища забрасывается в нос). Кстати, в США лазер и вовсе практически запрещен, применяется только при неосложненном храпе, который – большая редкость. Европа предпочитает радиочастотную методику, когда меньше и зона некроза, и болевой синдром. В любом случае «хирургия храпа» – не из области вечного пациентского «хочу». В том–то и дело, что в каждом конкретном случае врач должен точно разобраться, что, когда и кому нужно. А значит, по-хорошему, надо сначала пройти кардиореспираторное исследование.

Установка держателей подъязычной кости

Ее поднимают к небу маленьким аппаратом, раскрывая дыхательные пути, в том случае, если причина храпа – западающий во сне язык. Но опять же нужны четкие показания, потому сама операция на шее – непростая как для врача, так и для пациента.

Имплантация мягкого неба

Очень щадящая, можно даже сказать, комфортная для больного методика. Амбулаторно, под местным наркозом, за 20 минут, при помощи специального приспособления–пистолета вводятся три крошечных полимерных импланта. Они, как парус на мачте, будут натягивать небо, предотвращая спадение стенок дыхательных путей. Здесь, впрочем, есть два «но». Во–первых, такой вариант годится, если имеется только дряблость неба и никаких анатомических нюансов (патологии миндалин, носовой перегородки или носовых раковин), а это нечастый случай. И, во–вторых, импланты дороги.

Кстати

Врачи не берутся рисовать портрет типичного храпуна. Да, до 40 лет это преимущественно мужчины, но женщины в период менопаузы практически догоняют эту когорту. Пожилых больше, но есть и очень молодые: у них к храпу есть анатомические предпосылки – в частности, маленькая челюсть, неправильное расположение зубов, полипы, аденоиды, гипертрофия небных миндалин. Но все-таки классикой остается описание бедолаги Джо, которое в «Посмертных записках Пиквикского клуба» дал еще Диккенс: «Это был толстяк с короткой шеей и красным лицом, который постоянно засыпал и начинал храпеть в самых неудобных ситуациях».

Полный, назад

И все же методы лечения СОА в массе своей вовсе не привязаны к операционной. В Германии, например, делают ставку на консервативное лечение. Потому что любая хирургия – это риск осложнений, а пациенты с храпом очень непростые. Как правило, полные, с багажом заболеваний – сердечно–сосудистых, эндокринных. В Америке, если индекс массы тела больного выше 35, никому и в голову не придет предложить операцию. Естественно, речь не о такой экзотической и жестокой альтернативе, как устройство, начинающее оглушительно свистеть, едва спящий «подаст голос», или «соске», прижимающей во сне мягкое небо и язычок. Вовсе нет. Чтобы выбраться из замкнутого круга «толстый – потому что храпит, храпит – потому что толстый», надо прежде всего согнать вес. Порой достаточно снизить массу всего на 5 – 7 процентов, как храп уходит сам, без каких–либо вмешательств извне.

Обычно врачи советуют старые–добрые–проверенные занятия спортом, контроль над питанием, а также сипап–терапию. Это такой аппарат с маской, который создает положительное давление в дыхательных путях на время сна. Практически во всех американских гостиницах стоят эти установки. Что ж, хороши со всех сторон: защищая от храпа, нормализуют фазы сна, а значит, начинают вырабатываться нужные гормоны. Давление у человека падает, исчезает аритмия, он начинает худеть.

Проблема в том, что сипап–аппараты нужно приобретать за свой счет. Отоларингологи их только подбирают. Это тоже нужно уметь сделать, ведь модификации разные. А цена кусается. Не сказать, что такие установки у пациентов идут на ура. Срабатывает-таки стереотип: «Вы мне быстро что-нибудь отрежьте, и я, совершенно здоровый, пойду домой». Так не бывает. Хочешь закрыть проблему – придется потрудиться и самому, найти деньги, чтобы потом помочь тебе могли кардинально. С СОА, как вы, наверное, уже убедились, шутки вообще плохи.

Совет

Если налицо хотя бы 3 из этих признаков, пора на консультацию к врачу:

– Жалобы близких на ваш храп.

– Частые пробуждения.

– Сон, не восстанавливающий сил.

– Учащенное (более 2 раз) обильное мочеиспускание в ночное время.

– Ночная потливость, проявление гипертонии в ночное и утреннее время.

– Депрессия, апатия, раздражительность, снижение памяти.

Источник – «СБ-Беларусь Сегодня»

Share.

Comments are closed.