Скрипичные гении Кремоны

0

На их инструментах играл сам Паганини, а скрипки теперь стоят целое состояние

Амати, Гварнери, Страдивари – известнейшие скрипичные мастера, прославившие итальянский город Кремону. Но не все знают, что, кроме выдающихся династий, в Кремоне творили и другие мастера струнных инструментов, изделия которых ничуть не уступают Гварнери или Страдивари.

Любимая скрипка Паганини
Один из них Лоренцо Сториони (1751-1801). Его лучшие инструменты сделаны в 1775—1795 гг. При создании скрипок мастер много экспериментировал, взяв за основу большую модель Гварнери дель Джезу. Дошедшая до нас скрипка, созданная в 1778 г., обладает очень мягким, сопранового оттенка звуком, сочетающим в себе силу и красоту.
Карло Бергонци (1683-1747) – один из немногих учеников Антонио Страдивари. Сейчас в мире известно около 50 его инструментов. Среди них выделяют виолончель, созданную в 1731 г. Инструмент сделан из материала, редкого по красоте и своим акустическим свойствам: на верхней деке — ель с мелкими, довольно смолистыми слоями, на боках и нижней деке радиального распила клен с ярко выраженной волной и хорошей плотностью. Звук виолончели отличается силой, глубиной и бархатистостью. А на одной из скрипок Бергонци играл сам Николо Паганини. Его сын Ахилл после смерти отца продал музыкальный инструмент. В результате владельцами скрипки в различное время были музыканты и аристократы. Более 35 лет скрипкой обладал Джон Корильяно, музыкант Нью-Йоркского филармонического оркестра. После кончины маэстро семья выставила инструмент на аукцион. Сейчас легендарный инструмент хранится в банковском помещении в специальных климатических условиях и под усиленной охраной, его застраховали на 4,5 миллиона долларов.
Высоко ценятся среди музыкантов и знатоков антиквариата скрипки Джованни Гваданини (1711-1786), также ученика великого Страдивари. 12 декабря 2016 г. у руководителя Международного музыкального фестиваля в Сьоне Павла Верникова в Швейцарии как раз украли скрипку, изготовленную Гваданини в 1747 г. Ее страховая стоимость была 1,5 млн. долларов. К сожалению, раритет Верникова так и не нашли.

Приключения «Леди Блант»
Конечно, самыми ценными до сих пор остаются скрипки Гварнери и Страдивари. По словам знатока музыкального рынка Дэвида Бартова, хорошая скрипка Страдивари стоит, как большой дом в элитном районе Лондона.
На третьем месте сейчас по стоимости скрипка Гварнери. Она была изготовлена в первой половине 1740-х гг. Ее купил бизнесмен Максим Викторов в 2008 г. за 3,5 млн. долларов. Нынешняя стоимость инструмента перевалила за 7 млн. долларов.
«Леди Блант» Антонио Страдивари оценивают уже в 15 млн. долларов. На аукционе Tarisio скрипку приобрел неизвестный покупатель. Выставление «Леди Блант» на продажу вызвало непомерный интерес среди коллекционеров, которые жаждали завладеть историческим инструментом. «Леди Блант» на протяжении 30 лет хранилась у внучки поэта лорда Байрона леди Анны Блант. Также владельцами были парижский профессионал Жан Батист Вийом, барон Кнооп, коллекционер Ричард Беннет, Сэм Блумфилд и Музыкальный фонд Nippon. Удивительно, что инструмент до сих пор находится в прекрасном состоянии. А скрипка появилась на свет в первой половине 1720-х гг.
Ну, а на первом месте по дороговизне – «Вьетан» Гварнери дель Джезу. Ее цена – 18 млн. долларов, которые за нее выложил бельгиец Эжен Изаи. На ней одно время играл Николо Паганини. Говорят, что подлинная ценность скрипки не исчисляется в денежном эквиваленте. Питер Квинт, который играл на «Вьетане» несколько раз, говорил, что та обладает восхитительно мощным звуком и широкой звуковой палитрой, которая дает возможность выражать больший спектр эмоций.

Целитель скрипичных душ
Но далеко не все инструменты великих кремонцев дошли бы до нас в столь прекрасном состоянии, если бы не мастерство «лекаря» скрипок Луиджи Торизио. Научившись в детстве играть на струнном инструменте, он проявил недюжинные способности, однако стать профессиональным музыкантом не смог из-за дефекта пальцев левой руки. А в 8 лет Луиджи впервые увидел скрипку Страдивари в руках учителя. У мальчика родилась мечта побывать в Кремоне, найти хоть одну скрипку Страдивари, пусть даже сломанную… так родилась идея давать искалеченным скрипкам новую жизнь. Постепенно в руках талантливого реставратора скрипок собралось несколько инструментов кремонских мастеров. В 1827 г. Луиджи отправился в Париж с десятью скрипками Страдивари, Гваданини, Гварнери и Бергонци. Там в музее-салоне он выставил на суд специалистов возрожденные своими руками шедевры. А эксперты просто онемели от изумления и восхищения. Торизио подружился с большим знатоком скрипичного дела, замечательным мастером и удачливым дельцом Жаном Батистом Вийомом, который воспользовался талантом итальянца.
Между тем Луиджи продолжил искать старинные скрипки и годами работал над их восстановлением. Судить о том, сколько скрипок он «воскресил», можно по такому факту: в день смерти Торизио в его мастерской было обнаружено 246 скрипок, с одной из которых в руках скончался великий труженик.
Став богатым и именитым специалистом, Торизио не спешил продавать восстановленные шедевры в первые попавшиеся руки. Теперь он придирчиво выбирает покупателей. Его главное требование — неповторимый голос скрипки должен услышать мир; прекрасная скрипка должна принадлежать выдающемуся музыканту; только тепло рук скрипача способно сохранить голос и душу скрипки. Впрочем, возрожденные им инструменты нередко попадали в коллекции богачей, где их голос умолкал. Но сотни других звучали во всех странах мира и продолжают звучать сегодня.
Конечно, трудно сказать, какие именно скрипки побывали в руках Луиджи Торизио. На этот вопрос частично ответил в 1950-х гг. американский журналист Уильям Силверман, посвятивший изучению жизни и деятельности Торизио много лет. Стало известно, например, что самое великолепное создание Страдивари — скрипка «Мессия», ныне хранящаяся в Оксфордском музее, перешла после смерти Луиджи из его мастерской к Жану Батисту Вийому. На ней играл его зять, известный французский скрипач Дельфен Алар. Потом — к главе лондонской фирмы «Хилл» и, наконец, по его завещанию, в Оксфордский музей.
Скрипкой Страдивари «Мюнц», из той же мастерской, владел известный скрипач Франсуа Ган. «Пашетта» (одна из маленьких скрипок для учителей танцев), также «вылеченная» Торизио, ныне хранится в музее Пражской консерватории. На ней сначала играл лионский скрипач Пьер Сельвестр, а затем она попала в музей. Кому обязан музыкальный мир тем, что люди могут в наши дни наслаждаться звуками знаменитой виолончели «Бас Испании»? Тоже Торизио.
Чарльз Рид, видный английский специалист по изготовлению скрипок, написал о Торизио: «Этот человек всю душу свою вложил в скрипки. Он обладал такими жемчужинами, которые нельзя было купить у него ни за какие деньги. Это был величайший знаток, когда-либо живший на земле».

Подготовила Анна Попенко,
по материалам Mmuseum.ru, «Финансовый блог» (gde-vzyatkredit.ru), «Вечерняя Одесса» (vo.od.ua)

Поделиться.

Комментарии закрыты