Цирк

0

Цирк

Однажды вечером отвез жену на МРТ (болит спина), процедура длится около часа, и мы с 8-летней дочкой гуляем по тихому вечернему городу.

Вдруг мимо нас с ревом и грохотом несется куча мальчишек на мопедах, а возглавляет эту толпу самый лихой – мопед сияет разноцветными огнями, как новогодняя елка, да к тому же парень мчит на заднем колесе.

Дочь от этого зрелища приходит в полный восторг, прыгает, хлопает в ладошки и восторженно кричит: «Папа, папа, гляди – мужик дрессированный!»

Дед Мороз и лето

Однажды подъезжаю к гипермаркету, запастись пивком да креветками. Смотрю – свободное место есть, рядом с умопомрачительным «харлеем». Паркуюсь, выхожу из машины, начинаю рассматривать его, так как люблю мотоциклы такие. Рядом около машины копошится семья, укладывает покупки. Мама, папа и мальчуган лет пяти. И тут появляется хозяин «харлея». Классика – кожаные штаны, казаки, кожаная жилетка на голое тело, на одном предплечье татуировка, на другом тоже. Огромная белоснежная шевелюра с кудряшками и такая же белоснежная борода до пупа.

Мальчуган как заорет: «Мама, смотри, Дед Мороз!» А мама ему: «Нет, сынок, это дядя-байкер». У мальчонки начинает надуваться нижняя губа. А дядя-байкер поворачивается к мальчугану и говорит хорошо поставленным басом (дальше диалог с мальчиком):

– Да нет, я и есть Дед Мороз.

– А где твоя красная шуба и почему на мотоцикле?
– Так лето, у меня отпуск, катаюсь вот, заодно смотрю на деток, кто хорошо себя ведет, а кто плохо, чтобы знать, кому дарить подарки на Новый год, а кому – нет. А на мотоцикле, потому что олени отдыхают, травку щиплют, сил набираются, ведь зимой сколько дел у нас будет.
– А Снегурочка где?
– А Снегурочка на юге, в Турции отдыхает.
– А она не растает?
– Да нет, сказки это, не таем мы от жары.
Далее открывает кофр, который битком набит небольшими плюшевыми зайчиками. Берет одного и дарит мальчонке со словами:
– Веди себя хорошо, слушайся маму с папой, и будет тебе на Новый год хороший подарок.
У мальчика чуть ли не слезы на глазах от счастья.
Потом он (байкер) поворачивается ко мне, подмигивает и шепчет:
– Третий за сегодня. Специально зайцев купил.
Садится на мотоцикл и плавно отъезжает. Мама улыбается, папа улыбается, мальчонка обнимает зайчика. Я смотрю на солнышко и думаю: «Как же жизнь хороша!»

Культурно отшил

Место действия – вокзал, а точнее, в ту пору еще не перегороженное турникетами пространство перед платформами пригородных поездов.

Субботнее летнее утро. Электричку почему-то не подают вовремя под посадку, народу много, то есть, очевидно, больше, чем будет сидячих мест, поэтому в ожидании штурма общая атмосфера довольно нервная.

Почти возле самой стены вокзала стоит со вкусом одетая дама средних лет, а со стороны платформ появляется бомж. Неопределенного возраста, маленького роста, с нетвердой походкой, очень грязный и очень загорелый. Под мышкой он бережно несет картонную коробку, из которой торчат горлышки бутылок. Как грибник деревья он обходит стоящих людей, взгляд направлен вниз – в поисках добычи.

Рядом с дамой бомж замечает на асфальте пустую пивную бутылку. Подходит, нагибается, протягивает руку к бутылке, коробка наклоняется и все ее содержимое вываливается прямо под ноги стоящей женщины. Бутылки не разбиваются, но раскатываются в разные стороны. Не проявляя ни малейших эмоций, бомж молча ставит на асфальт коробку, становится на четвереньки и начинает ползать вокруг дамы, собирая раскатившиеся бутылки.

И тут дама взрывается. Короткая, но очень эмоциональная речь состоит в основном из личностных оценок, среди которых словосочетание «козел вонючий» – самый безобидный эпитет.

И все-таки наша страна по-прежнему остаётся культурной. Подтверждение этому – дальнейшее развитие событий.

Бомж, оставаясь на четвереньках, поднимает голову, смотрит даме прямо в глаза и негромко, но отчетливо произносит (дословно): «Извините, это была моя ошибка», – после чего спокойно возвращается к своему занятию.

Дама стояла, как оплеванная, так и не закрыв рот…

В тихом омуте…

Наш штатный «электроник» Леха – тихий, скромный парень. По этой причине о его жизни вне коллектива до некоторых пор мало что было известно. А об одном случае, выведанном по пьяни на корпоративе, Леха вообще вспоминать не любит. Короче, по порядку.

Как-то приходит он на обед, поднимается по лестнице, видит – мужик гоповатый у его двери с замком возится. Ясен пень – вор, а жена, видимо, еще с дитем гуляет. Он делает вид, что ему выше, проходит мимо, поворачивает на следующую лестницу, поднимается на три ступеньки, резко разворачивается и в шаолиньском прыжке в полете бьет мужика с ноги в загривок. Тот бьется лбом в дверь, падает кверху задом, роняет свои железяки, из карманов вылетают семечки и пачка папирос, из квартиры вылетает перепуганная жена.

В общем, оказалось – она замок сломала, а мужик – слесарь из ЖЭКа. А у тихого Лехи с тех пор прозвище Хэдшот.

Бесплатная покупка

Удача и везение – вот чего нам больше всего не хватает в жизни. Удача, она штука заразная.

Дело было в восьмидесятые годы прошлого века. Рубль ничего не стоил, и спасти деньги можно было, лишь переведя их в товар. Отсюда дефицит, очереди. В магазин за товаром шли как на охоту за редким зверем. Есть деньги, нет денег – а очередь займем. Потом разберемся, нужно ли нам это.

Как-то заглянула одна дама в магазин «Одежда», а там… Батюшки-светы! Женщины с квадратными глазами несутся к прилавку и в очередь строятся. Наша барышня тоже в хвосте встала и начала узнавать – за чем это народ ломится?

Долго ли коротко, выяснилось: «Будут давать шубы!»

Деньги большие, не все такую сумму при себе носят. И очередь стала потихоньку сама собой рассасываться. Дама открывает кошелечек – у нее там десять рублей мелочью. Даже на хлястик от той шубы не хватит. Сумочку закрыла, стоит, раздумывает, не уходит – она уже в самых первых рядах. Рядом плечом к плечу замерли тетки с суровыми лицами – видать, у них-то в кошельках денег полно. На шубку, на шапку и даже на меховые варежки хватит! А у нее – пусто. Жалко, конечно, такую покупку упустить, да что делать!

И только было бедная неудачница собралась из очереди уходить, подкатывает к ней эдакая разбитная черноглазая брюнеточка, оглядывается и шепчет на ушко:

– Девушка! Есть импортные зимние сапожки, как раз ваш размер. Примеряем?
А барышне терять нечего. Шубу она уже не купит, так хоть сапоги померяет! И неважно, что сапоги эти стоят больше сотни, то есть в десять раз больше, чем у нее сейчас в кошельке. Главное, процесс! Говорит брюнетке:

– Пойдем! Глянем, что у вас там за сапоги.
Отходит она со спекулянткой в уголок, смотрит: да, в коробке именно сапоги. И фасон что надо! Стоящий товар. Барышня как-то пристраивается на одной ноге, снимает один свой сапог, натягивает импортный – сидит как влитой! Начинает снимать второй свой сапог: надо же на обе ноги померить! И в тот момент, когда покупательница оказывается босой на одну ногу, черноглазка выхватывает у нее сумку с кошельком и дает деру!
Дама скачет за воровкой на одной ноге:

– Лови! Караул!
Да только ее и видели. Смешалась с толпой и исчезла на входе. Сообразительной воришке и в голову не пришло, что можно стоять в первых рядах очереди за шубой с пустым кошельком. А нашей знакомой в награду за украденную сумку с мятым червонцем остались почти новые импортные сапожки за двести рублей, которые она потом несколько лет носила.

Полёты во сне и наяву

Путь домой. Вот это точно было что-то! Купе с услугами не досталось. Поехали в обыкновенном, когда узнала, что полка нижняя, обрадовалась, но, оказалось, рано. Пятница. Вечер. Полный вагон вояк и просто вонючих мужиков. Кивая в сторону наших, пока еще пустых верхних полок, проводница сразу накаркала: «Сейчас они допьют и придут к вам летать всю ночь». Смысл слова «летать» тогда еще был непонятен, но мы промолчали…

Не успели тронуться, пришли два молоденьких милиционера искать какую-то спортивную сумку, изрядно выпивший пассажир утверждал, что у него ее только что украли. Искали они ее всю ночь. Утром протрезвевший пассажир предположил, что она могла остаться на вокзале.

Часам к десяти наши соседи пришли стелить постель. Один, пошатавшись, закинул наверх (надо мной) сумку. И, видимо, решив, что он пока не очень устал, ушел продолжать.

Главным персонажем всей этой поездки как раз был второй. Толстый высокий мужик, килограмм сто двадцать весом. Не знаю, сколько бывает стадий опьянения, но это была точно последняя из тех, когда еще вроде чуть-чуть стоят на ногах. Кое-как, развернув матрац на второй полке, он начал на нее взбираться. При виде сего зрелища, я инстинктивно выскочила из купе. Услышав храп – вернулась, села и задумалась. Слово «летать» не выходило из головы. Ждать пришлось недолго. Минут через пятнадцать, чуть не захлебнувшись от собственного храпа, это тело решило повернуться на бочок. Почуяв неладное, поднимаю глаза и тут же (как оказалось потом) начинаю пронзительно верещать: «Мужчина, вы сейчас упадете!»

Мой визг слышал весь вагон, кроме него. Растопырив ноги и руки, лицом вниз, тело летело на пол. Зацепив конечностями все, что было можно, оно в итоге упало лицом на стол. Подумав о том, что оно сейчас прям тут умрет от перелома шеи, я закричала еще раз (даже не помню что). После нескольких секунд шока, услышала голос своей начальницы: «Надо позвать проводницу».

Так и не решившись отколупать тапочки, обнаружив пустые местечки пола около выхода, встала на них босыми ногами и открыла дверь купе. Картина: большие глаза проводницы и две пары милиционеров за ее спиной.

Проводница:
– Кто здесь кричал?
– Я кричала.
– Что у вас случилось?
– Он упал!
– Ну и что?
– Вы его заберете?
– Нет, он же не буйный. Он еще будет летать, пока не протрезвеет.
– А если он убьется?
– В таком состоянии это невозможно.
Мальчики-милиционеры погрузили тело наверх, пожелали спокойной ночи и вместе с проводницей удалились.

Почти всю оставшуюся ночь я сидела в уголке своей нижней полки, поджав под себя ноги, и слушала многозначительный храп тела. Именно по храпу можно было определить начало очередного полета. Больше я не кричала, просто ходила и звала проводницу. Даже вместе с ней смеялись.

Малыш

Возила пса к ветеринару, едем обратно, надо сказать, что это наша поездка в транспорте не первая и ездим мы, как правило, в троллейбусе, так как пес большой и народу есть где от нас спрятаться.

Значит, зашли на заднюю площадку. Я, как обычно, рассчиталась за себя, а народу много, так что просто передала через людей. Едем мы с псом, проехали уже больше полпути. И тут кондуктор пришла на заднюю площадку, и у нас состоялся интересный диалог:

– Чья собака?
– Моя.
– А почему за собаку не заплатили?
– А ему меньше семи лет и он не занимает посадочное место.
Злая кондукторша уходит, молча на свое место, а вся задняя площадка тихонечко улыбается.

Источники: «Анекдоты из России», anekdotov.net, Online.ua, Bestbash.org

Поделиться.

Комментарии закрыты