Дедов приговор

0

Дедов приговор

Историю мне знакомый участковый рассказал.

На его участке в одной деревне жили дед с бабкой. Причём бухал дед по-чёрному, а будучи в изрядном подпитии, любил бабку поколачивать. И ходила она постоянно в синяках да в ссадинах. Участковый, понятно, видя такое безобразие, пытался повлиять на деда. Но его разговоры были как горохом об стену.

Без заявления от бабки не мог участковый привлечь деда к ответственности, ни к уголовной, ни к административной. А бабка заявление писать наотрез отказывалась, мол, живём уже много лет, да и стыдно.

Но однажды, видать, крепко дед бабке насолил. И тут наступил звёздный час участкового, уговорил-таки он бабку написать на деда жалобу. И загремел дед на полных пятнадцать суток.

Вздохнула бабка свободно, целых полмесяца от дедовых пьянок отдыхала. Но всё рано или поздно заканчивается, отсидел дед свои полторы декады и вернулся домой – злющий, как чёрт. А тут вдруг соседи заметили, что пропала бабка. День из дому не выходит, другой, третий. Неделя прошла, а бабки нет, как нет. Обычно, хоть и в синяках, но ползла бабка то до магазина, то до колодца за водой, а тут…

В общем, встревоженные соседи, поставили в известность участкового, что пропала бабка. Участковый тоже забеспокоился, шутка-ли, человек пропал? Пошел в хату к деду, где, мол, супружница ваша?

А дед, как обычно, в изрядном подпитии, отвечает:

– Знать ничего не знаю, ведать не ведаю. Может, к подруге в другую деревню уехала?

И тут, откуда то из-под земли раздался голос бабки:

– Ой, надёжа участковый, спаси меня от этого ирода. Помоги мне на свет божий выбраться.

Оказалось, что разгневанный дед упрятал свою благоверную в подпол. Оборудовал ей там лежак, три раза в день пайку на верёвке спускал, ну и ведро для естественных надобностей поставил.

В общем, извлёк участковый бабку из подпола, а против деда уголовное дело возбудил, за незаконное лишение свободы. Тут уж всё по-взрослому, без шуток.

И вот над дедом вершится праведный суд, и корячиться ему теперь целых два года. Судья даёт подсудимому последнее слово. Дед встаёт и говорит:

– Граждане судьи, я, конечно, виноват.

Затем поворачивается к бабке и громко изрекает:

– А ты, старая, у меня ещё восемь суток не досидела. Вот вернусь из тюрьмы – отсидишь обязательно!

Ужастик

Есть у меня два приятеля. Один нормальный, а второй стоматолог.

И вот проходит встреча одноклассников. Андрей приехал из Германии, где терпел зубную боль целую неделю – марки экономил. Серега-доктор в это время пил кофе, сожалел о том, что отпустил сегодня медсестру Зину и, в ожидании вечернего наплыва клиентов, лениво щелкал клавишами компьютера, перебирая базу данных. Радость встречи, то да се.

– А у меня зуб болит.
– Да ты что?
– Целую неделю в Германии промучился.
– Ну, садись, посмотрим.
– Серега! Только я боли боюсь, – признался Андрей.
– Будет не больно, – начал кровожадно сюсюкать приятель.
– Сделай мне укольчик, – попросил Андрей.
– Укольчик? – переспросил стоматолог.

Он еще думал, что требование его друга звучит несколько странно, но в принципе законно, когда Андрей расположился на кушетке, оголив ягодицы. Он и представить себе, видите ли, не мог, что укол можно делать еще куда-нибудь.

Подобную выходку Серега расценил, как подготовку к первому апреля, и с чистым сердцем вколол «димедрол». Пациент оказался «здоровым лосем» и пытку советской бормашиной, которую создали конструкторы трактора «Беларусь», выдержал с честью. Затем друзья беседовали «за жизнь», пили чай с печеньем.

Время пролетело незаметно. За дверью столпились пациенты, решившие навестить стоматолога после своего рабочего дня. И тут Андрюха отключился. Тому виной недельный недосып в комплексе с несколькими кубиками «димедрола».

«Ну что с ним делать?» – подумал Сергей. Народу прибыло человек семь, работы море, а тут одноклассник в кресле отрубился.

Только он оторвал Андрюху от земли, то есть от кресла, только голова друга безвольно стукнулась о подлокотник, как Серега заприметил тихо вошедшую в кабинет посетительницу. Ей оказалась уже немолодая женщина, приехавшая в гости к сыну из ближнего села. Трудно передать ее ощущения: занимаешь очередь, ждешь, ждешь, заходишь, наконец, а доктор в это время мечется по кабинету с трупом предыдущего пациента на плечах и пытается при этом мило улыбаться.

Не выдержала тетка: сначала упала сумка, а затем, правда с меньшим шумовым эффектом, и ее обладательница.

Все бы ничего, но у нас из села в город без гостинцев не ездят. Зарезанный накануне кабанчик был обескровлен, и кровь эта в двухлитровой банке была доставлена в город для приготовления колбасы. Нужно ли говорить, что банка разбилась?

Пока доктор укладывал Андрейку, кровавое пятно начало вытекать в коридор, где собрались пациенты разной степени тяжести. Как они пережили такую картину, неизвестно. Боль у них видимо прошла, поскольку через несколько секунд уже никто не стоял под дверью стоматолога, а приехавший минут через тридцать наряд милиции застал хмурого доктора, моющего пол, спящего на кушетке пациента и сельскую женщину пятидесяти лет, бережно прижимающую к груди палку колбасы «сервелат» – подарок Сереги.

С тех пор без медсестры доктор прием не ведет.

Случай на военной кафедре

Полковник медицинской службы читает лекцию. Решил показать студентам слайды. Повесил на доске белый экран, включил диапроектор (дистанционный)…

Стоит спиной к доске – нажимает на кнопочку – слайды меняются, он делает комментарии. Вдруг – слайд оказывается перевернутым. Все студенты загалдели. Полковник поворачивается к экрану лицом – видит, что слайд перевернут, кладет пульт, подходит к экрану…

Снимает экран, переворачивает и вешает опять на доску. Делает шаг назад – изображение все равно, как ни странно, оказывается перевернутым. Все студенты, естественно, лежат на партах от хохота. После этого полковник говорит: «Что вы мне голову морочите? Подходит снова к экрану, снова его снимает, переворачивает и вешает в прежнем положении. Все студенты просто лежат от хохота…

Не много бывало таких веселых лекций на военной кафедре.

Случай в автосервисе

Зима закончилась, пришла весна, подумал, что пора шины с шипами поменять на летнюю резину. Еду в автосервис, где прошлой осенью покупал и устанавливал зимние скаты.

У них же и моя летняя резина лежит на хранении. Только заехал в бокс, мастер говорит:

– Нужно тормозные колодки менять.

Хорошо, я согласился. Правда, насторожило меня, что вот так, сходу говорят о замене, даже колеса еще не сняв.

Попросили меня пройти в зал, мол, посидите, кофе попейте, журналы почитайте. Я вышел из бокса, но в зал не пошел. Перекурил и решил вернуться обратно. Посмотреть на весь процесс. А двери-то уже закрыты, в бокс не попасть. Обхожу с другой стороны, со служебной двери, и наблюдаю картину – мастер кладет какие-то старые, ржавые колодки в фирменную коробку. А на машине в тот момент еще зимняя резина стоит.

Разозлился я сильно. Отправляюсь к их начальству, вхожу в кабинет и выкладываю свои впечатления об увиденной махинации. Знаете, какой был первый вопрос? «Как вы туда попали?»

Короче, после долгих споров замену колодок все-таки вычеркнули. Вот такой автосервис.

Молодой папа с ребенком

Одесса. Жаркое лето. Город полон туристов, остановки маршруток переполнены народом, особенно те, от которых отходит транспорт в направлении городских пляжей.

На одной из таких остановок стоит молодой папа с ребенком, девочкой лет пяти или шести.

Молодой папа измучен то ли жарой, то ли бесконечными вопросами ребенка на тему «почему» и «зачем», а ребенок не унимается – «почему мы так долго стоим, почему не едет наша маршрутка, почему, наконец, папа, ты не можешь купить мне мороженое?»

– У тебя горло болит, доченька, нельзя тебе мороженое.
– Ну, па-а-а-ап, у меня не болит горло, купи мороженое!
– Мама сказала, что у тебя больное горло.
– Забудь думать, что мама сказала, сейчас я тебе говорю, что у меня горло не болит. Купи мороженое!

Народ на остановке одобрительно кивает – ребенок определенно умеет добиваться своего. В конце концов, папа решает, что проще купить дочери мороженое, чем объяснять, почему он этого не сделает, и уже собрался вести ребенка к ближайшей палатке с мороженым, как тут приехала маршрутка. Народ бегом расселся по местам, мужчина примостился у окна и взял дочь на руки.

По дороге из колонок маршрутки доносилась эстрадная попса. «Слава богу, не шансон!», – подумалось молодому папе, поскольку дочь не отставала с вопросами и о каждой песне спрашивала, о чем там поется. «О любви, доченька», – отвечал папа. Но когда в колонках зазвучала песенка со словами «…ты беременна – это временно», он, видимо, решил внести разнообразие и на вопрос дочки: «Папа, а про что эта песня?» – ответил: «Про утреннюю гимнастику».

Рядом сидящие пассажиры тихонько захихикали, а сидевшая в соседнем кресле типичная одесская тетя Соня подняла крик:

– Да что ты чепуху-то городишь? Что ж ты дитяти лапшу-то на уши вешаешь? Ты ей расскажи еще, что ее в капусте нашли! Она ж вырастет необразованная, над ней смеяться будут! Тоже мне, самый умный нашелся!

Пассажиры в салоне притихли, даже водитель немного убавил звук. Все ожидали, что же будет дальше. Во время минутной паузы дочка спросила папу:

– Папа, а почему эта тетя так кричит?

Папа призадумался, хитро улыбнулся и выдал:

– Доченька, просто тетя давно утренней гимнастикой не занималась.

Салон грохнул со смеху. Тетя, давно «не занимавшаяся утренней гимнастикой», поспешила выскочить на ближайшей остановке, продолжая ругаться. Всеобщее веселье поутихло, но ненадолго. Девочка совершенно бесхитростным тоном сказала отцу:

– Папа, а, может, маме тоже надо заняться утренней гимнастикой? Тогда она не будет кричать, что у меня горло болит и купит мне мороженое?

Салон снова взорвался смехом. Тут уже папа вылетел из маршрутки, волоча за собой дочку. До пляжа оставалось две остановки.

Источники – «Анекдоты из России», «Анекдотов.net», «Online.ua», Bestbash.org

Поделиться.

Комментарии закрыты