Дресс-код

0

Дресс-код

Как-то в Туле местное аристократическое общество решило поставить своими силами в городском театре пьесу графа Льва Николаевича Толстого «Плоды просвещения». Льву Николаевичу послали в Ясную Поляну особое почётное приглашение. Приблизительно за час до начала спектакля к подъезду театра подошёл среднего роста коренастый старик, одетый в тёмно-серую суконную блузу, такие же брюки и грубые, домашней работы сапоги. Грудь старика наполовину закрывала длинная седая борода, на голове красовался простой картуз с кожаным козырьком.

Опираясь на толстую суковатую палку, старик открыл дверь и медленными шагами направился ко входу в партер театра.

Здесь его остановили:

– Эй, старик, куда лезешь?! – крикнул один из привратников. – Сегодня тут всё господа играют, тебе делать нечего… Проходи, брат, проходи…

Старик начал было протестовать, но его взяли под руки и вывели из театра.

Однако старик оказался строптивого характера: сел около самого входа в «храм Мельпомены» на камень и оставался там до тех пор, пока к театру не подъехал один из высших представителей местной губернской администрации.

– Граф! – воскликнул приехавший администратор. – Что вы здесь делаете?
– Сижу, – улыбнувшись, ответил Лев Николаевич. – Хотел было посмотреть свою пьесу, да вот не пускают.
– Так сказали бы, кто вы.
– Вот именно… Графа пустили бы… А мне хотелось, чтобы пустили мужика.

Инопланетный гость?

Представьте себе, 20-е годы прошлого века, Москва, ночь, по неосвещенной улице движется светящийся голубым сиянием силуэт, из-под ног которого рассыпаются искры. По всей Москве расползаются слухи о «светящемся монахе»…

А на самом деле все оказалось весьма прозаично: молодой ученый, будущий академик АН СССР, возвращался домой из лаборатории. Из воспоминаний выдающегося советского химика Семёна Исааковича Вольфковича:

«Фосфор получался в электрической печи, установленной в Московском университете на Моховой улице. Так как эти опыты проводились тогда в нашей стране впервые, я не предпринял тех предосторожностей, которые необходимы при работе с газообразным фосфором – ядовитым, самовоспламеняющимся и светящимся голубоватым цветом элементом. В течение многих часов работы у электропечи часть выделяющегося газообразного фосфора настолько пропитала мою одежду и даже ботинки, что когда ночью я шел из университета по темным, не освещенным тогда улицам Москвы, моя одежда излучала голубоватое сияние, а из-под ботинок (при трении их о тротуар) высекались искры. За мной каждый раз собиралась толпа, среди которой, несмотря на мои объяснения, немало было лиц, видевших во мне «новоявленного» представителя потустороннего мира. Вскоре среди жителей района Моховой и по всей Москве из уст в уста стали передаваться фантастические рассказы о «светящемся монахе»».

О жадности

Три друга, Михаил, Петр и Василий, отправились на рыбалку. Перед началом заключили договор: кто поймает самую крупную – покупает водку. Клевало, и очень хорошо, только у Михаила с Петром. Василий смотрел на неподвижный поплавок, и его грела мысль: «Ничего, зато водки на халяву попью!» Чтобы не сидеть пнём, он сделал небольшую потяжку, и вдруг у него клюнуло… Да так, что удилище согнулось в дугу. Снасть оказалась крепкой, и он вытащил двухкилограммового леща, которого крючок зацепил за спинной плавник. Наблюдавшие за ним Михаил и Пётр от зависти не лопнули. Да и чего им завидовать, кандидат на покупку водки определился… Михаил только констатировал: «Бог видит, кто кого обидит!».

– Что ты имеешь в виду? – удивился Василий.
– Я говорю, что жадность – это тоже порок… Мы ведь видели, что ты «ловишь» на голый крючок, без наживки…

Бартер

Своей кошки у меня нет, да и у соседей тоже. Поэтому всю мелкую рыбёху с рыбалки отпускал обратно домой. Но как-то на работе, на проходной, появилась Приблуда – пушистая, дымчатая с ангельскими глазками.

Питалась она тем, что охранницы приносили, а еще кошка взялась активно истреблять мышиное население в округе. Вот и появился у меня повод забирать рыбью мелочь с озера. Что с успехом и сделал в одно воскресенье. А в понедельник понёс три штучки на проходную, оставив остальную в холодильнике у себя на предприятии. Особого ажиотажа рыба у кошки не вызвала. Она не выписывала круги вокруг, не орала истошно, теряя сознание от запаха – понюхала и отошла. Съела её в течение дня, когда мы уже уехали с территории. Во вторник, взяв ещё три штуки, направился опять на проходную. Кошка сидела на том месте, где я прошлый раз выложил ей рыбу. Но не одна. Рядом лежала мышь. Увидя рыбу, кошка «ожила». Как я понял, она решила предложить мне натуральный обмен, рекламируя свой товар. Шубка у мыши – во! (кошка сигнализировала поднятым трубой хвостом, вместо большого пальца), мясо низкокалорийное! (об этом можно судить по худобе самой кошки). Диетическая мышь зимнего фасона! А зачем она мне? Закончив процедуру с пропусками, пошёл к машине. Кошка, схватив мышь, рысью побежала за мной и уселась у двери.

Пришлось вылезти, забрать ветошью. Естественно, за первым поворотом мышь полетела в снег. На следующий лень кошка сидела со второй мышью, а еще на следующий за поворотом улетела уже третья добыча, так мы еще долго обменивались едой.

Ручная работа

Работали мы командой на одном из предприятий в районе Сибири, налаживали технологию на одном мясоперерабатывающем заводе.

Итак, поступила задача от руководства завода разобраться и наладить работу дефростера. Дефростером на мясокомбинате называют помещение, в котором идет разморозка полутуш свинины и говядины до необходимой температуры. По всему дефростеру снизу расположены трубы, по которым циркулирует пар. В мясо втыкается термометр, подключенный к блоку управления. Как только температура в толще мяса достигает нужной – процесс останавливается.

Мы с инженером-механиком-холодильщиком из нашей команды отправились осматривать проблемный участок. Заходим, начинаем рассматривать конструкцию, все изучать. Появляется дедок в засаленном ватнике и начинает за нами наблюдать, очень сильно интересоваться тем, что мы делаем.

– Здорово, сынки, а что вы тут делаете, а?
– Привет, дед, работаем. Не мешай.
– А что делаете-то?
– Дед, не мешай, говорят же тебе.

Дед ушел, мы продолжили заниматься изучением блока управления. Тыкали кнопки, смотрели что происходит. Дед постоянно приходил и поглядывал на нас и опять исчезал, словно растворялся в висящих под потолком тушах.

Прошло несколько дней, в течение которых мы делали эксперименты. Размораживали полутуши, прикидывали параметры программы, писали инструкцию по пользованию. Настал день, когда мы пригласили руководство в дефростер, вручили им распечатку с инструкцией по эксплуатации, продемонстрировали размороженные полутуши, показали принципы управления. Директор предприятия говорит:

– Молодцы ребята! Дело сделали! Теперь объясните все Семенычу, и я подписываю акт приемки работ.
И тут выходит тот самый дедок. Руководство отдает распечатку и уходит. Семеныч остается.
– Ребятки, так что же вы тут делали-то?
– Дефростер настраивали, искали оптимальные режимы для автоматики.
– Так автоматика ваша не работает уже как лет пять.
– Не понял тебя, дед, о чем ты?
– Повторяю, автоматика ваша не работает.
– Дед, да ты чего? Ну как не работает? Ну, все же работает, ты чего? Мы же тут не один десяток тонн за неделю дефростировали.
– Так пока я не включу вентиль с паром, ничего и не работает.
– А как же все наши режимы работали-то?
– Так я покручусь около вас, пойму, что вам надо, так и делаю. Смотрю «пуск» нажали – я вентиль немного приоткрою. Тут только один вентиль, и от того, насколько я его открою, все и зависит. Потом потрогаю мясо и уже решаю, что ему нужно. Есть грех – могу остограмиться в обед. Отсюда и косяки, могу заснуть, могу не поймать температуру!
– А почему ты раньше не сказал?
– Так вы же оба меня слушать не хотели, все отмахивались! Ладно, пойду вентиль крутить, – сказал дедок и опять затерялся в висящих тушах.

Мы с коллегой переглянулись. Такого в нашей практике не было.

Хороший урок

В начале 90-х своими глазами видел любопытную картину (говорят, даже анекдот такой гулял, но я был свидетелем, происходило в Риге). Автозаправка, дефицит топлива, стоит длиннющая очередь. Вдруг в объезд ее вылетает «черный джип широкий», с «конкретными такими пацанами»: форточка вниз, рука с перстнями наружу. Я стою где-то пятым или шестым, за мной – не менее черный (окна напрочь тонированы, пассажиров не видно) 600-ый «Мерс». Скромно стоит, ползет со всеми в очереди. И тут, видя такую картину, выезжает из нее и со всей дури бьет джип в бок! Затем – задний ход и еще, и еще! Джип – всмятку, «Мерс» – с побитой мордой возвращается опять в очередь. Я, как и остальные, на всякий случай вжался в кресло, предполагая дальнейшую стрельбу из гранатометов. Но нет: «конкретные пацаны» даже из машины вылезать не стали (узнали владельца «Мерса»?), тихонечко выковыляли с заправки и укатили.

Театр

В 1995 году, в разгар всеобщего хаоса после развала Советского Союза, я был отправлен на пенсию. Весной меня пригласил сын погостить в Израиль, куда эмигрировал с женой и маленькой дочерью. Билеты были куплены, я стал собираться в дорогу, и тут звонит старая знакомая и говорит, что некий предприниматель открывает свое дело и набирает специалистов, в том числе и геологов. Я решил пойти попытать счастья и узнать, что за работу мне могут предложить. Явившись туда, я застал уйму народа, часть из них ожидало приема, часть активно трудилась на благо офиса: клеили обои, тянули линию связи, очевидно дополнительную, так как телефоны работали, непрерывно кто-то звонил, секретарь кому-то звонила и направляла на работу людей, где их уже ждали. Бурная деятельность вокруг говорила о том, что механизм запущен, дела идут у фирмы. Каждый посетитель должен был внести в кассу небольшую сумму. Я был допущен к шефу бесплатно, как пенсионер. За столом сидел очень энергичный мужчина с густой черной бородой. Он шумно и радостно отреагировал, когда узнал, кто я по профессии и чем занимался много лет. Сказал, что у меня будет очень много интересной работы. Беседа проходила в присутствии двух молодых дам, которых он представил как секретаря и кадровика. Разговор наш постоянно прерывался визитами каких-то сотрудников с докладами, шеф их бурно и громогласно распекал за что-то. В заключение нашей беседы у меня спросили, когда я смогу приступить к работе. Я ответил, что в первых числах мая, так как весь апрель я намереваюсь провести в Израиле. Тут мой ожидаемый хозяин обрадовался и дал мне поручение по связи с бизнесменами в Израиле. Завершая нашу беседу, он спросил, какую бы я хотел иметь зарплату. Я заранее этот вопрос обдумал дома и назвал сумму, раза в три превышающую размер моей пенсии. Он возмутился: «С вашим опытом работы! Вашей специальностью!» – и утроил названную цифру.

Счастливый и довольный тем, что я нашел такую работу, я отправился в гости в Израиль. Экскурсии, посещение родственников и бывших коллег заняли все мое время и только в самолете, когда летел домой, я вспомнил, что надо было мне отлаживать контакты с бизнесменами в Израиле по долгу службы на моей новой работе. Размышляя, что же мне сказать шефу, я отправился в офис. Однако мои переживания были напрасны, в здании я обнаружил пустые коридоры, кабинеты без мебели.

Побродив по этажам и вернувшись домой, в полном недоумении стал звонить своей знакомой, которая меня туда направляла месяц назад. И что же я узнал? Что все это был театр. Мнимого шефа разыскивает милиция, им был взят большой кредит в банке для открытия предприятия, он некоторое время имитировал деятельность, а потом скрылся вместе с деньгами. Часть все-таки он потратил на декорации, актеры – мы, доставались ему бесплатно, как я, а другие платили ему эти несчастные взносы. Так мне тогда и не удалось заработать больших денег. Зато через несколько лет я нашел себе прекрасную работу с хорошей оплатой.

Источники – «Анекдоты из России», «Анекдоты@mail.ru», «Анекдотов.net», «Online.ua», «Bestbash.org»

Поделиться.

Комментарии закрыты