Топ-100

Идеальное состояние?

0

Крещение ребёнка – настоящий праздник, на который собрались все самые-самые близкие.

Сразу после обряда – скорей домой, за стол. На просторной кухне начались последние суетливые движения. Всё было приготовлено с утра или с вечера, но теперь всю эту снедь непрерывным хороводом понесли на стол. Что-то ещё нарезается, что-то приукрашивается зеленью. Всё румяные и красивые находятся в прекрасном расположении духа.

Свекровь, не теряя времени, тщательно прибирает газовую плиту. В момент, когда на кухне столпилось несколько человек, она несколько громче необходимого окликнула невестку:

– Ира, посмотри, твоя плита когда-нибудь была в таком состоянии?

И с гордостью оглядела присутствующую родню. Ира мгновенно подлетела и чмокнула свекровь в щёчку:

– Конечно нет, мама!

Одной рукой сняла чугунную решётку, а второй приподняла конфорку. Под конфоркой, на белой эмали, осталось траурное кольцо от утренней стряпни.

И добавила:

– Я тут обычно тоже мою…

Держи вора!

Как-то я был свидетелем работы нашей доблестной милиции.

По платформе метро бежит парень бомжеватого вида с кейсом в руках. За ним несётся приличного вида мужик в костюме (явно владелец этого кейса). А по платформе вальяжно прохаживаются стражи правопорядка в лице четырех человек и собаки.

Пробегающий мимо них парень с кейсом, видимо, оценив недоумения на лицах милиции и, пытаясь помочь последним разобраться в ситуации, кричит на бегу: «Держи вора», – указывая рукой в сторону догоняющего.

И что бы вы думали? Они таки его задержали! Мужика в костюме!

Но больше всего в этой ситуации мне почему-то жалко не мужика, лишившегося кейса.

Жалко служебную собаку, единственно верно оценившую ситуацию и уже было бросившуюся в погоню, но остановленную старшим по званию с криком: «Стой, тупое ты животное».

Как обычно

Обычно с работы возвращаюсь поздно. Маршрутки от платформы уже не ходят, что дает возможность небольшого приработка узкой компании таксистов, дежурящих у станции. Я их всех в лицо знаю, равно как и они меня. И маршрут мой стандартный также помнят наизусть. Как-то сел на переднее сидение. Услышал от водителя маленькую историю. Возил он одного мужика каждый день по стандартному маршруту. Ну и в один прекрасный день видит его в сопровождении жены и дочери. Мужик – на сиденье рядом с водителем. Остальные – сзади. Ну, он возьми и спроси по инерции:

– Как обычно?

В глазах жены изумление и дикое любопытство:

– Тат-так-так… А как обычно?

Мужик покраснел, позеленел, уставился вперед, не шелохнется. Куча мыслей, море гипотез, но все они с единственным итогом – подставил. Может, пункт назначения не тот, может, отправки. Может, сам факт пользования таким видом транспорта. Семья – дело темное, наукой малоизученное. Несчастный таксист, невольно оказавшийся в эпицентре назревающей катастрофы:

– Ну, вы сели, ни слова не говоря. Я же должен что-то сказать? Как вам намекнуть, что неплохо было бы пункт назначения назвать?
К мужику возвращается нормальный цвет. В глазах жены – улыбка. Пронесло. Жизнь продолжается.

Первое предупреждение

Знакомый снял квартиру в обычной высотке на окраине. И работала там дворничихой габаритная угрюмая тетка. Прихватывая сразу несколько участков, она образцово-старательно махала то метлой, то лопатой, играючи двигала мусорные баки и, надо признать, содержала двор в завидной чистоте. А знакомый мой был рассеян и, как многие интеллигентные люди, совершенно невинно сорил в родном городе. То есть бумажки однозначно летели в сторону урны, но не попадали в нее практически никогда. И вот как-то вышел он покурить на балкон, задумался о вечном и машинально швырнул окурок вниз. Шесть утра. Светает. Окраина. Тишина, редкие машины и никаких признаков человека.

Через пару минут раздался звонок в дверь. Удивленный куряка открыл дверь и попятился от огромной мрачной фигуры. Фигура хмуро сказала: «Доброе утро», – и протянула свеженький окурок в аккуратном полиэтиленовом пакетике. Знакомый робко забрал пакетик и чирикнул: «Спасибо».

«В следующий раз – без пакетика и в лоб», – веско сказала фигура и пошла по своим делам.

История одной квартиры

Моя подруга Юлька решила взять ипотеку. Был подобран банк, собраны справки, найдена квартира. Некоторое количество нервотрепки и – вуаля. Документы сданы на регистрацию, деньги перечислены банком продавцу квартиры, а Юлька стала обладательницей ключей от нового обиталища. Прежний владелец попросил месяц, требуемый для регистрации сделки, на вывоз вещей. И вот, месяц прошел, и  квартировладелица отправляется ощутить, каково это, иметь свой собственный уютный угол. Она входит в уже знакомый подъезд. Поднимается на известный этаж…

В первый момент ей показалось, что она ошиблась этажом. Проверила по номерам на соседних дверях. После этого последние сомнения улетучились.

Прежний владелец, мелкий ларечник, честно выполнил обещание и выехал, вывез вещи. Причем, в число вещей вошли все двери (включая входную), вся сантехника, все окна и те обои, которые он смог отодрать от стен. Из стены у входа был вырван электрический счетчик.

Поковыряв ногтем железобетонную плиту, Юлька поехала в страховую компанию – писать заявление о страховом случае.

Страховая компания встретила ее прохладно. «У вас же ипотечное страхование? Если бы, например, у вас пропала входная дверь, тогда конечно, выплатили бы. А так, скорее всего, будет отказ. Чего у вас там, потоп?»

«У меня как раз пропала входная дверь», – хмуро заявила Юлька. Смотреть на это зрелище поехала половина страховой компании. Страховщики охали и качали головами, а Юлька уже двигалась в сторону милиции.

Милиционеры, как и страховщики, тихо припухли от рассказанной истории. После чего согласились принять заявление о краже. Принимая во внимание, что новое местожительство продавца квартиры было известно, а заявительница симпатична, раскрытие хищения обещало быть занятием легким и приятным.

Через некоторое время, после оформления всех необходимых документов следователь и примкнувшие любопытные граждане отправились по адресу обитания запасливого ларечника. Некоторое разочарование они испытали еще в подъезде. Подъезд сотрясался от матерных криков и дрожал от звуков сокрушаемых предметов интерьера. Разочарование усилилось, когда все заинтересованные лица убедились, что звуки происходят именно из той квартиры, кою они намеревались осчастливить своим визитом.

Мудро решив не горячиться, следователь постучался к соседям и стал выяснять причину происходящего. Соседи пояснили, что предмет живого интереса милиции пьет третий день и уничтожает все, до чего может дотянуться. Между тем, что-то было необходимо предпринять, и милиция отважно постучалась в уничтожаемую квартиру. Ответом, после минутной возни, изнутри квартиры в железную дверь грянул выстрел. Дверь выдержала, стреляли дробью, но желание вступить в дискуссию у служителей закона заметно поубавилось. В итоге вызвали силовую поддержку, дверь вынесли и повязали горячего парня. Похищенные из Юлькиной квартиры материальные ценности в процессе штурма были разнесены в пух и прах, повторной установке в родные гнезда не подлежат, страховщики выплатили возмещение. В общем, все закончилось неплохо.
Если не считать моральных потерь…

Обознались

Посчастливилось мне встретиться с одноклассниками в Москве. Кто-то был проездом (он и кашу заварил). Кто-то приехал специально. Кто-то живет здесь. В конечном итоге договорились встретиться в вестибюле метро. 20 лет не виделись – нет уверенности, что узнаем друг друга. А учился я, что важно для истории, в славном городе Баку. Итак, пятеро крепких загорелых бакинцев в вестибюле метро. Я припаздываю. Приняли какого-то мужика за меня. Тоже ждет кого-то. Обступили. Прижали к стенке. Смотрят в глаза, ждут реакции, вдруг узнает. Еще раз – пятеро кавказцев. В глазах мужика испуг. Наверняка вспомнил все свои прегрешения. Одного из наших осеняет. Обращаясь к остальным: «Не он». Мужик, обалдев от радости: «Не я!»

Другая?

Я продаю дрели, перфораторы и болгарки. Пришёл покупатель и попросил цепь для своей бензопилы. Спрашиваю, какую именно: по многим характеристикам они отличаются. Мужчина показывает на цепь на витрине. Безо всяких задних мыслей достаю цепь и показываю. Глаза покупателя наполняются гневом:

– Я просил показать другую цепь!

– Какую же?

– Зачем вы с витрины убрали цепь, которую я попросил показать?

– Я ничего не убирал и достал именно ту, которую вы попросили…

– Я двадцать лет отработал на лесоповале и точно знаю, какая цепь для моей бензопилы нужна! Она только что лежала вот здесь, а сейчас её там нет! Немедленно верните и продайте мою цепь!

Без лишних слов возвращаю цепь, которую достал с витрины, на место. Покупатель мгновенно добреет:

– Вот ведь она! А вы говорите, нет… – и показывает пальцем на отражение в зеркале той цепочки, которую я ему доставал.

Попался

Мне недавно рассказали про мужика, который по субботам из дома в баню уходил. Как положено уходил: к одиннадцати утра и с торчащим из угла портфеля веником.

И возвращался тоже по правилам: и сам распаренный и уставший, и веник мятными или эвкалиптовыми каплями пахнет. Но жена его начала своим женским нутром что-то как-то и почему-то подозревать, а потому однажды тайком пересчитала листочки на венике как до ухода мужа в баню, так и после возвращения последнего из последней. И ужаснулась: количество листочков было абсолютно одинаковым. Веником не парились!

В следующую же субботу она «пасла» своего благоверного вплоть до вхождения того в подъезд дома, находящегося в двух кварталах от их собственного. Мало того – ангел-хранитель всех ревнивиц даже подсобил ей проникнуть в вышеозначенный подъезд буквально следом за неверным без скрипа дверных петель и пружин и позволил ступать беззвучно, не сопя негодованием.

После того, как за мужем захлопнулась гостеприимно открывшаяся и явно не дожидавшаяся стука дверь, хитромудрая страдалица выждала ещё целых двадцать минут и только после этого позвонила сама. На вопрос грудным женским голосом: «Ктоу-у там?» – она интуитивно пискнула: «Горгаз! У вас утечка!» – и была впущена в квартиру особой в небрежно запахнутом халате.

Тут же ломанувшись на кухню, дама обнаружила там, в стоявшем на табуретке эмалированном тазике, наполненном мятным кипятком, преющий и набухающий банными запахами такой до боли знакомый веник.

Ну, дальше: грубый русский мат тонкими девичьими голосами, оскорбления дорогого иностранного макияжа действиями и мужественное молчание из спальни.

В милиции на вопрос: «А зачем же вы ждали целых двадцать минут? Почему сразу не позвонили?» – обманутая отвечала: «Ага, сразу. Надо было время им дать. Я хотела, чтобы неопровержимые доказательства, а то бы отбрехались. Венику минимум четверть часа нужно, чтобы хорошенько распариться. Я-то сама из деревни ведь, знаю»…

Всегда ли надо улыбаться?

Моя тетя работает в банке. А там же всем улыбаться надо, демонстрируя приветливость. Но потом вдруг приходит новый внутренний распорядок, в соответствии с которым улыбаться уже не надо, а просто выражать дружелюбие общим  выражением лица. Оказывается, руководство банка пересмотрело свою политику после жалобы одной клиентки, которая сообщала, что кассир «…ехидно лыбился, выдавая мне мою маленькую зарплату».

Все довольны

В бутик приходит женщина лет тридцати. Модная, ухоженная, уверенная в себе. За ней плетется лысоватый неспортивный человек лет пятидесяти с золотыми часами на руке. Обручальные кольца у них одинаковые. Значит, муж. Выражение лица, как и должно быть у мужа в магазине женской одежды. Мягко выражаясь, тоскующее. Женщина выбирает самое дорогое платье, долго примеряет его и постепенно начинает стонать от удовольствия. Муж быстро устает от стонов и покупает это платье, тихо присвистнув от цены. Три тысячи долларов. Они уходят. На следующий день эта женщина приходит с совершенно другим мужчиной. Молодым, спортивным, отлично одетым, тоже, кстати, с обручальным кольцом. Но с другим. Любовник. Женщина берет точно такое же платье, что она купила вчера и начинает его опять мерить. Продавцы – дисциплинированные люди. Вида не подают. Женщина снова начинает стонать от вожделения. На этот раз громче и убедительней. Мужчина долго колеблется, но, в конце концов, отсчитывает три тысячи. Женщина, преисполненная благодарности, счастливо целует его в губы и они уходят. На третий день эта женщина приходит в бутик третий раз. Одна. И сдает одно из двух платьев. Получает три тысячи долларов на руки и уходит. Мораль: Муж уверен, что платье купил он. Любовник убежден, что платье купил он. Никаких вопросов и ревности. А у женщины на руках три тысячи долларов и шикарное платье.

Не фонтан

В Одессе почти сто лет со дня основания (1792) не было водопровода. Воду возили водовозы, причем издалека, так как в приморской зоне колодцы дают воду солоноватую, пригодную только для технических целей. Артезианские скважины называли фонтанами. Скважины с лучшей питьевой водой нашлись в 10 км от центра города. Туда построили дорогу, и стали называть Фонтанской дорогой. Она и теперь так называется. В старой песне «Фонтан черемухой покрылся» – это на улице, вдоль дороги росла черемуха. Лучшая вода оттуда стоила дороже, но водовозы норовили привезти воду из колодцев поближе и продать по цене  фонтанской. Знатоки, хозяйки пробовали и говорили: «Нет! Это не Фонтан!»

Источники – «Анекдоты из России», «Анекдотов.net», «Online.ua», Bestbash.org

Share.

Comments are closed.