Как ребенок

0

Как ребенок

Я работаю в милиции. Охраняем поселок, в котором есть монастырь. В тот день девицы из монастыря вывели на травку своих мелких скотов. Все это мекало и блеяло на улице, а самого маленького козла попросили запустить к нам на участок, на совсем свежую травку. И, конечно, собрались дети со всех домов. Козел совсем мелкий, еще ноги не очень держат. Кричит практически детским голосом. Оказалось, общество ему было интереснее травки. С полчаса десяток детей и маленький козел бегали среди домов и машин, орали, даже бодались. Дети бодались между собой, чтобы научить козла, который еще не умеет… Потом ребенок устал и был возвращен монастырю. Наверное, занятия станут регулярными. А результатом будет появление козла для группового воспитания.

Капуста с чем-то

Поехали как-то с отцом в деревню. Там соседка, добрая бабулька, угостила нас кочаном капусты с огорода. Отец, наивный горожанин, оборвал с кочана верхние листья, порубил его и сварил щи. Едим мы их, я смотрю: там попадаются иногда маленькие розовые цилиндрики. Жёсткие такие… Ну и что, разве в щах может быть что-то несъедобное? Я их и съел.

А потом нам та бабулька рассказала всю страшную правду. Капуста же многослойная, перед готовкой кочан необходимо полностью разделить, так как между листьями любят прятаться дождевые черви. Маленькие розовые цилиндрики, ага.

Марко Поло

Поначалу я даже не обратил на него внимания. Мужик как мужик: шорты, бейсболка, темные очки, кожаный портфельчик подмышкой, в руке глянцевый журнал. Стоял он в двух шагах от меня, у самой кромки воды и на повышенных тонах разговаривал по мобильному, скорее даже ругался. Я только и смог уловить, что разговор был с женщиной.

Мужик договорил, спрятал телефон в портфель, снял бейсболку, очки, затем все свое добро переложил в одну руку, а дальше началось совсем уж неадекватное – мужик медленно, без эмоций вошел в море. Вокруг плескались веселые мамы, папы и счастливые детишки в надувных нарукавниках, а мужик аккуратно и без эмоций пробирался мимо них, стараясь не замочить свою поклажу. Зашел по грудь и вдруг… поплыл, поплыл, куда-то в сторону горизонта, только рука с портфельчиком, журналом, кепкой и очками на оттопыренном мизинце, торчала над водой, как перископ подводной лодки.

Несмотря на зревшую во мне панику, я все же заметил, что этот странный мужик, несмотря на груз вещей, гребет довольно бойко.

Вот отчаянный пловец, достигнув линии буйков, поднырнул головой под трос, аккуратно переложил вещи из одной руки в другую и, не сбавляя темпа, поплыл все дальше и дальше в открытое море в сторону Италии.

Нужно было срочно действовать. Глянул на спасательную вышку, она, как всегда, пустовала, и я решил обратиться к знакомому продавцу мороженого. Я вкратце рассказал, что к чему, что мужик, мол, не в себе, поругался с женой и его срочно нужно спасать, если еще не поздно. Продавец мороженого сосредоточенно почесал голову и спросил:

– А этот человек плыл с сигарой?
– Да нет же, какая сигара!? Причем тут сигара?
– А в руке у него был такой небольшой, коричневый, кожаный портфель?
– Да, был… А ты откуда знаешь?
– Ну, все ясно – это не суицидник – это Марко, хозяин в-о-о-о-о-н той лодочки. Он так каждый день на работу и с работы плавает, причем, обычно он это делает с дымящейся сигарой. Мороженое хочешь? Сейчас бинокль принесу.

Я сидел за столиком, уплетал мороженое и наблюдал, как далеко «суицидник» уже загорал в своем катере, читал глянцевый журнал и дымил толстой сигарой. Стоит ли говорить, что до конца отпуска мы с сыном всякий раз, когда хотели доплыть до далеких неизвестных островов, нанимали только Марко Поло с его старенькой бригантиной и даже случающиеся шторма, с таким бравым капитаном, нас не особо-то волновали…

Где же знак?

Поехали мы с братом купаться. Место замечательное: вода, лесок, песок. Правда, «кирпич» на дороге висит, ну да ладно.

Хорошо отдохнули, едем обратно. И соображаем: на перекрестке – гаишники. И они нас видели, и проезд «кирпича» так просто не оставят. Знак на столбе был не закреплен. Сняли с крючков, и – в кусты. Тормозят:

– Почему «кирпич» проехали?
– Какой еще кирпич?
– Поехали, посмотрим!
И гаишник сказал у пустого столба:
– Опять сняли!

Подход найден

Как-то в одном магазине бытовой техники сижу, жду заказа. Там один из менеджеров кричит:

– Кто заказывал у меня фотоаппарат (называет модель)?

Нет ответа. Крикнул еще раз, нет ответа. Ему коллега говорит:

– Это девушка заказывала.

Первый:

– А-а-а, ясно… Кто заказывал у меня красивенький, черненький, фотоаппарат с большим объективом, с белыми буквами?!

Я сильно смеялся. А тем временем к продавцу кто-то подошел…

На новом месте

В 90-х на ПМЖ в Штаты переехала среди многих других российско-еврейская супружеская пара предпенсионного возраста – оба доктора наук и профессора московских университетов, кажется, оба из МГУ, один точно.

США в те годы многие идеализировали. Сколько там получает профессор их уровня, они отлично знали, а тут сразу два профессора. При делении на их собственную российскую зарплату получалась цифра в сотни раз большая. В общем, решили, что не пропадут, и осели в Вашингтоне, где жила подруга-соотечественница. Она принялась их энергично трудоустраивать. Подвел профессоров эмбриональный английский и полное отсутствие зарубежных публикаций в котируемых журналах.

Профессора мужского пола подруга кое-как устроила в русскоязычное издание, а вот с его супругой совсем не заладилось. На роль бэбиситтера (няни) или кассирши она не годилась из-за того, что по-английски ни бум-бум, а уборщицей не соглашалась работать по сословным соображениям. Последней каплей для профессорши стало предложение выгуливать комнатную собачку за почасовую оплату – она обиделась (я имею в виду профессоршу) и наговорила подруге много лишнего. В ответ крупно обиделась уже сама подруга. Ведь это был ее последний отчаянный жест помощи – собачка принадлежала знакомой настоящей миллионерше, самой богатой из ее знакомых. Назвав профессоршу чистоплюйкой неблагодарной, она с чистой совестью прекратила дальнейшие поиски и вообще с ними отношения.

Это событие как будто что-то надломило в семье. Муж-профессор слова ей не сказал по поводу того конфликта, но стал возвращаться домой поздно, и каждый раз у него находились отговорки. В основном он ссылался на загрузку по работе, но периодически разбавлял свои отмазки корпоративными праздниками и разнообразными злоключениями. Выглядел он при этом действительно усталым. Через пару месяцев у нее, наконец, включились подзабытые в США инстинкты – супруг ее был еще ого-го, и все его увлечения она привыкла за многие годы пресекать еще на стадии умысла. Сделав несколько тактичных звонков, она узнала страшную правду – муж ее не только не горел на работе, но стал уходить с нее на полчаса раньше положенного.

На следующий день она вооружилась словарем и выписала в тетрадку несколько фраз шпионского лексикона типа «follow this guу, plеаsе». До места работы мужа она доехала на метро, но напротив его офиса голоснула такси и сказала таксисту ждать. И действительно, за полчаса до конца работы ее сияющий муж, поглядывая на часы, нырнул в парковочный гараж и понесся прочь на своей потрепанной машинке. Тут-то и пригодилась выписанная в тетрадку фраза. Но преследование сильно затянулось – ее муж несся из центра в дальний конец города. Наконец он остановился возле какого-то особняка, въехал к нему на парковку как к себе домой, расправил плечи и пружинящей походкой направился к крыльцу. Дверь ему открыла симпатичная женщина средних лет, тепло рассмеялась и увлекла за собой. Дверь захлопнулась.

Что произошло на душе профессорши после этого, навсегда останется тайной между нею и адом. Поразмыслив, она решила подождать, чтобы дать им возможность раздеться – если уж колоть, то на горячем. Впрочем, выходить из такси ей так и не понадобилось – минут через пять профессор вышел и отправился выгуливать крошечную комнатную собачку…

Неуловимая…

Из банка пришло требование убрать из одной формы кнопку, с помощью которой удалялся пользователь, то есть они решили не удалять их вовсе. Задание поручили программисту, и через денек он отрапортовал: «Все сделано». Модуль отдали банку. Через неделю пришло требование по исправлению новой ошибки. Суть ошибки состояла в том, что кнопка осталась, но на нее теперь нельзя было нажать. Она бегала от мышки по всему экрану.

Спорщики

Бухгалтерия у нас укомплектована одинакового примерно возраста суровыми женщинами. Спорить с ними бесполезно – если сказали, что справка будет готова в понедельник в три, то оторвать их от пасьянса раньше – не по силам даже шефу. Впрочем, что это я… Работу свою они делают, зарплату получают работники вовремя, ну почти вовремя.

А вот и история. Начала спора сисадмина с главным бухгалтером я не застал, но спорили они яростно. Я вошел в кульминационный момент, когда красный от злости админ заявил:

– Да если я захочу, вы зарплату сегодня не выдадите! – хлопнул дверью.

Главбух, самая суровая из женщин бухгалтерии, ехидно пробормотала:

– Ну-ну, хакер недоделанный… Зарплата-то уже насчитана, все бумаги распечатаны, что он, интересно будет…

В этот момент дверь снова распахнулась, и страшная черная рука админа просунула в кабинет живую извивающуюся мышь!

Под визг суровых женщин, мигом оседлавших столы и стулья, админ выпустил мышь, и ушел, плотно захлопнув дверь. Я покинул бухгалтерию чуть раньше, не имея никакого желания выступать в роли спасателя/укротителя диких мышей. Спасли их минут через десять экспедиторы. Но мышь-то оставалась где-то внутри! Суровые непреклонные бухгалтеры наотрез отказывались заходить внутрь и требовали санэпидемстанцию, милицию и штатного кота, который куда-то пропал (сидел в серверной и ел сметану). Зарплату в тот день мы не получили, но было весело.

Источники – «Анекдоты из России»Anekdotov.net, Online.ua, «Bestbash.org»

Share.

Comments are closed.