Оперативка

0

Оперативка

Прихожу как-то на оперативку. Все уже на месте сидим, ждем Палыча (нашего дражайшего капитана). Залетает:
– Кто вчера в опергруппе дежурил?
– А что случилось? В чем дело?
Смотрю: Палыч окончательно озверевает:
– Кто вчера в опергруппе дежурил?
Встает Кудряш:
– Я, товарищ капитан.
– Ты на вызов ездил?!
– Так точно, товарищ капитан.
– Покойницу забирал?
– Забирал.
Смотрю: задумчивей все Кудряш становится. Палыч (с надрывом в голосе):
– Ну?
– Николай Павлович, ну я в морг отвез, там сторож один был, мне её пришлось самому затаскивать.
– Ты дальше рассказывай, лейтенант.
– Ну, в морге мест не было. А она ведь старушка, не мог уж я её на пол бросить. Ну, я её на стул посадил около сторожа, а она сползает, я верёвкой её и привязал, в одну руку ей паспорт положил, в другую постановление на вскрытие…

К моменту, когда Кудряш закончил, ржали уже все, именно ржали.
Палыч:

– Мало того, что сторож ей всю ночь анекдоты рассказывал, так с утра пришла уборщица, тоже бабка, попросила твою бабку чтобы она ноги подняла, бабка молчит, уборщица подумала, что она заснула и толкнула ее ноги шваброй. Когда уборщица поняла, что бабка умерла, то она сразу потеряла сознание и, падая, зацепила документы, которые аккуратно упали на уборщицу.

Санитары, думая, что уборщица и есть покойник, так как документы лежали на ней, погрузили ее на каталку и отвезли на вскрытие, где ее раздели и положили на стол для вскрытия. В это время пришли студенты первого курса с медицинского училища, присутствовать при вскрытии. Окружили уборщицу, а преподаватель, собираясь сделать первый надрез, повернул уборщице голову, в этот момент она открыла глаза и очнулась. В обморок упали все, даже преподаватель.

После этих слов началась просто истерика, меня аж слеза со смеху прошибла. Вот такая у нас весёлая работа!

Аттракцион

Может, этот развод на деньги и древний, но я с ним первый раз столкнулся.

Привезли однажды в одну пивнушку тару. Пока продавщица отсчитывала деньги за товар, меня заинтересовала трёхлитровая бутылка с обрезанным горлышком, наполненная водой, с плавающим в ней целым лимоном. Бутылка с надписью «Выиграй и получи литр пива бесплатно!» стояла на витрине.

Сначала мелькнула мысль: как-то достать лимон, возможно зубами, не касаясь воды. Нет, надо было положить рублёвую монету на лимон так, чтобы та не упала в воду.

Нажал на фрукт сверху – вроде не особо и тонет. Ага. Стоило отпустить монету из пальцев, как лимон ушёл под воду, немного качнулся и сбросил рубль на дно.

– Тренироваться надо – улыбнулась продавщица, – правда, вчера вечером один мужичок триста рублей утопил, безрезультатно.

Женская забота

Еще об особенностях женской логики. Как-то по дороге домой с работы у меня прихватило сердце. Было такое в первый раз и, тьфу-тьфу, в последний. Я попросил водителя остановиться (машина служебная) подышал минут пять, потом к дому – в глазах какие-то мушки белесые мелькают. Домой приехал, скинул ботинки – и в спальню, лег. Полная голова безрадостных мыслей: все, доработался, курить и пить надо бросить, а если серьезно – что делать?

Тут в спальню заходит моя жена:

– Ой, чего это ты?
Ну, я, жалобным голосом, в ответ:
– Да вот, ехал уже домой, сердце прихватило, не знаю, может, врача вызвать?
У супруги на лице секунд тридцать отображается работа мысли, потом выражение лица изображает нечаянную радость:
– А, так ты, значит, ужинать не будешь?
Да-с-с-с. Болезнь сразу куда-то улетела. И ведь хорошая супруга, просто логика, логика…

Предложение

Одно время мы жили в одном из спальных районов, со всех сторон окруженном парками и лесами, вплоть до того, что в школу, магазин и на автобусную остановку надо было идти через парк. Надо ли говорить, что в тени этого парка очень любили сидеть асоциальные элементы (местные алкаши), со всеми соответствующими атрибутами.

Возвращалась моя супруга из магазина как раз через этот парк. Недалеко сидела весьма теплая компания алкашей и, собственно, усиленно бухала. Видимо им наскучило делать это чисто в мужской компании, поэтому, увидев мою жену, один из них прокричал, что-то вроде: «Девушка присоединяйтесь, сейчас хорошо посидим, выпьем», ну, и все в таком же духе.

Супруга ответила:

«Ты только никуда не уходи, я сейчас сумки домой закину, и сразу к тебе, а то тридцать лет уж живу, а таких интересных предложений еще никто не делал». Сказала и сказала, повернулась и пошла дальше. За спиной слышит шепот, один спрашивает второго: «Она что, такая страшная?»

На скорость

Отмечали мы день рожденья у нашего главбуха. На работе. Девушки стали хвастаться, кто быстрее печатает. И вот в разгаре веселья влетает заместитель по коммерции, шлепает на стол бумагу с криком, что надо срочно это напечатать, подписать, и, он побежал.

Одна из девушек небрежно кидает взгляд на эту бумагу, изрекает что-то типа:

– Три минуты по часам, спорим? – садится за компьютер и с бешеной скоростью, вслепую, всеми пальцами долбит по клавиатуре. Заму пока вручают рюмку коньяку и посылают целоваться с бухгалтером. Действительно, через три минуты набор документа был закончен, и все начинают хлопать в ладоши. Директор (глазки уже в кучку) берет черновик документа, внимательно читает, кивает головой:

– Да-да, архиважно и архисрочно.

Достает печать, дышит на нее, и лупит по документу, который к этому времени выползает из принтера. Подписывает. Зам хватает бумагу, запихивает в портфель, и, дожевывая шоколадку, убегает. А я откупориваю еще одну бутылку коньяка. Прошел, наверное, час. Появляется заместитель. Ему дают рюмку. Он пьет и грустно так говорит главному:

– Ну, я-то ладно, торопился, ну, а ты смотрел, что подписывал?

И достает этот документ, напечатанный латинскими буквами.

Ужастик

Дело было давно на пароходе, тихо стоящем в бухте одного из островов, где я имел честь трудиться радистом. Надо особо отметить, что водка, взятая с собой народом, как раз закончилась, и тяжкое похмелье подкралось к злоупотребляющим.

Примерно в три часа ночи ужасный душераздирающий вопль потряс тихий рейд. Экипаж повыскакивал, в чем был, годами выработанная привычка расставила всех по местам. На мостик вылетел вахтенный механик с выпученными белыми глазами, трясущимися руками, и полным отсутствием связной речи. Стакан воды и шлепки по щекам привели его в чувство, но кроме тягучего словосочетания: «Та-а-а-м рука», сразу ничего не добились. Затем, путаясь и сбиваясь, механик поведал, как он, движимый похмельным синдромом, слонялся по пароходу и забрел к третьему штурману в каюту.

Третий тоже был на вахте, каюта открыта. В углу каюты стояла стиральная машинка, на столе лежала книга, что-то из кошмаров Хичкока, и потеющий механик, от тоски прилег на диванчик у третьего в каюте почитать. Далее с его слов: «Лежу, читаю. Вдруг слышу утробное похрюкивание. Чу, прекратилось. Далее не читаю, лежу, вслушиваюсь. Опять хрюкает. Вдруг смотрю, у стиральной машинки крышка приподнимается. Опустилась. Опять поднимается. Встал, подхожу, крышку приподнимаю, а оттуда черная рука!

Далее, комиссия по выявлению нечистой силы, в составе капитана и старпома, спустилась в каюту третьего и извлекла из стиральной машинки канистру бражки с надетой на нее диэлектрической перчаткой, которую мы с третьим бережно соорудили там еще третьего дня.

Интересная фамилия

Ровно 15 лет назад работал я мастером (или прорабом, уже и не вспомнить), а в бригаде моей были ребята – все украинцы. Но попадались среди них и люди «прочих национальностей», немцы, например. Ну, обрусевшие, в смысле. Одного из них – мужик в возрасте – звали Андрей Гаврилович Майхер. А что? Нормальное советско-немецкое имя. И вот переехали мы с одного участка на другой. Расселились в общаге, я говорю комендантше новенькой с чудноватым именем – Оксана Осыка:

– Обойдите людей, запишите, кто в какой комнате поселился.
Дальше история развивалась примерно так (со слов до смерти обиженного, Андрея Гавриловича). Заходит Осыка к нему в комнату и говорит:
– Гаврилыч, я должна записать, чего вы получили тут (одеяла, подушки) и кому выдано.
– Ну, так пиши.
– Гаврилыч, а я вашу фамилию не знаю…
– Андрей Гаврилович Майхер! – гордо так.
– Как? – спрашивает Осыка, не веря собственным ушам.
– Майхер, Андрей Гаврилыч! – раздраженно повторяет он.
– Как-как, извините?
– Майхер!
– Через черточку пишется?
Вот ведь сказала вслух-то, о чем все мы только думали.

Дресс-код

Рассказ владельца ресторана: «Сидим с приятелями на летней веранде, обедаем, разговариваем. Ресторан пустой. Только что закончился дождь – такой настоящий летний ливень. Воздух свежий, тучи уже унесло, солнышко светит. В общем, кайф и расслабуха.

Крыша веранды из мягкого прозрачного пластика прогнулась местами от налившейся дождевой воды. Охранник пытается согнать воду с крыши. Берет швабру и верхним ее концом приподнимает секции пластика и перегоняет воду из одной секции в другую. Не торопится, действует обстоятельно – все равно никого, кроме нас, нет.

И тут к ресторану подъезжает роскошный «Мерседес», из него выскакивает водитель, распахивает заднюю дверцу. Из машины выходит безупречный джентльмен в льняном светлом костюме. Он делает пару шагов ко входу мимо туй в горшках, расставленных по периметру веранды, и тут…

У охранника, засмотревшегося на машину, срывается рука, он резко дергает ручку швабры, та весьма неудачно подпихивает пластик вверх, и вся дождевая вода (литров двести) выливается на джентльмена.

Картина Репина «Приплыли».

Через секунду джентльмен со сдавленным рыком срывается с места и мчится к входу. Параллельным курсом по веранде туда же мчится охранник, отбросив швабру. На ступеньках они встречаются и охранник, вытягивая руку вперед, кричит: «Сюда в таком виде нельзя! У нас дресс-код!»

Источники: «Анекдоты из России», «Анекдотов.net», «Online.ua», Bestbash.org

Поделиться.

Комментарии закрыты