Оплата строго по договору

0

Оплата строго по договору

Рассказал один товарищ, который зарабатывает на жизнь кладкой печей и каминов. Клал он камин одному деятелю. И когда уже выкладывал трубу, почувствовал он, что хотят его по оплате за работу обмануть. И печник принял меры.

Когда подошло дело к расчёту, то выяснилось, что денег ему дадут гораздо меньше, чем договаривались. Он сказал: «Ладно, коли так, то попробуй-ка протопить свой камин». Жадюга затопил камин и получил полную комнату качественного и плотного дыма. Пронизанный мыслью, что хитрый печник забил чем-то трубу, он сунул голову в камин и посмотрел наверх. Ответом ему было голубое небо в жерле трубы наверху. Затопил еще раз – опять полная комната дыма. Опять посмотрел в трубу – небо видно.

Пришлось ему давать недостающие денежки печнику. После расчета мастер залез на крышу и бросил в трубу половину кирпича, которая и разбила вмурованное внутри трубы стекло. Вот такую хитрую страховочку изобрёл он на всякий случай.

Урок вежливости

На работе мужу что-то попало в глаз. Боль дикая Он помчался в глазное отделение. Глаз держит рукой. И тут на его пути возникает уборщица:
– Вы куда?
– К врачу.
– Вы что, не знаете правил?
– Слушай, боль дикая – мне к врачу!
– Выйди немедленно!
Муж выходит, смотрит на двери и читает – «Нажмите кнопку». Нажимает, открывает дверь чудо-уборщица и говорит:
– Здравствуйте, что вы хотите?
Муж обалдел:
– Я к врачу!
– Проходите, пожалуйста!
Муж после того, как ему вытащили металл из глаза, еле плетется. И вдруг на его пути возникло опять это чудо:
– Мужчина, а до свиданья!
Он говорит:
– Сейчас пойду, куплю пистолет и вернусь попрощаться!

Каскадёр

Случилось это давно. Ехал я зимой в командировку на поезде. Надо сказать, что где-то на вторую ночь поездки населенные пункты кончались, и начинался сплошной лес. Так вот и едешь: ночь, справа лес, слева лес и между полустанками километров сто по шпалам.

Как водиться сразу после посадки в нашем и соседнем купе началась пьянка. Короче, вторая ночь путешествия, еду я, выпиваю, разговариваю – все классно. Где-то после часа ночи поезд остановился на очередном затерянном в лесах полустанке и, так как он хронически опаздывал, то практически без задержки стартовал дальше. Минут через десять, когда поезд уже набрал максимальную скорость, слышу глухие стуки о железо в районе второго тамбура (а наше купе было последнее). Думал, померещилось спьяну, но стуки продолжались. Любопытство взяло верх, и я вышел в тамбур. Холодина, входная дверь вся заиндевелая. Стуки доносились из-за двери. Проковыряв дырку в толстом слое снега на стекле, через нее в свете тамбурного фонарика я разглядел физиономию с выпученными глазами и печатью отчаяния. Физиономия, увидев, что ее заметили, уже изо всех сил стала лупить по двери, и звук веером расходился по вагону.

Я пытался открыть дверь, но безуспешно. Привлеченный звуком, в тамбуре стал скапливаться народ. В порядке живой очереди посмотрев через изготовленное мной отверстие на физиономию и проникшись сожалением к несчастному, народ поочередно пытался открыть злополучную дверь. Ее пинали, обогревали зажигалками и подожженной газетой, дубасили железякой, но дверь накрепко вмерзла в вагон, и выбить ее можно было только с помощью точечного ядерного взрыва. Тем временем удары стали ослабевать и вскоре затихли – физиономия выдохлась. Наступила тягостная минута – всем стало ясно, что человеку за дверью, если он сорвется, просто конец: ночью, посреди тайги и в окружности ни одного жилья. А мороз градусов двадцать пять, не меньше. Наконец кому-то в голову пришла мысль сорвать стоп-кран, что он и сделал. Поезд затормозил, и народ кинулся на выход, крича на ходу высунувшейся из купе проводнице, что человек за бортом. А я увидел следующее.

Человек в майке, спортивных штанах и тапках на босу ногу висел на поручнях, упираясь кончиками пальцев ног в ступеньки лестницы под входной дверью. Так как дверь нависала над лестницей, как козырек, человек выглядел как равнобедренный треугольник, причем его задница была вершиной этого треугольника. По виду он уже сроднился с бройлером, только что вынутым из рефрижератора. Как оказалось, это был один из выпивающих в соседнем с нами купе.

Убедившись, что оба туалета заняты, он не придумал ничего лучше, как открыть дверь на остановке, спрыгнуть на землю и пройти к другому концу вагона, чтобы на обратном пути постучать в окно собутыльникам. Поезд тронулся раньше времени. Парень уцепился за поручни проезжающей мимо двери второго тамбура, где его и нашли спустя минут сорок. Как его отдирали – это отдельная история, а всю последующую дорогу его отпаивали водкой, но никак не могли унять дрожь в руках и ногах несчастного. Я думаю, теперь из вагона он выходит только на станции своего назначения. Даже летом.

Переименован

Учились мы с товарищем в политехническом институте. Заместителя декана нашего факультета звали Михаил Анисимович Корниевич. Противный мужичишко был. Терпеть его никто не мог – жизни не давал студентам, ведомость (бумажку по которой можно пересдать экзамен или зачет) подписывал только в определенное время непонятно почему и жутко злился, когда студиозусы приходили не вовремя. Было и многое другое, за что студенты прозвали его Михайло Ананисимович или просто Корней.

Стоим как-то под деканатом и ждем благословенного момента, когда можно подписать ведомости. Студенты уже тертые – пятый курс. И тут влетает первокурсник и кощунственно спрашивает, как зовут заместителя декана. Ему все в голос:

– Корней Иваныч!
Молодой оболтус открывает дверь и со словами:
– Здравствуйте, Корней Иваныч – заходит в кабинет.
Рев Корнея прокатился по всему корпусу, а таких белых лиц, как у студиозуса нам не приходилось видеть до конца учёбы.

Попробуй и узнай

Дело было в те далекие годы, когда я еще пешком под стол ходила, а ребенком я была умненьким и рассудительным. В детском садике у нас в группе были две девочки-двойняшки, Надя и Света. Девочки были на одно лицо, одевались одинаково, и различать их могли только родители и воспитательница.

И вот однажды одна из них как-то обидела меня. Я тогда говорю ей:
– Сейчас пойду и все воспитательнице расскажу!
Та смеется:

– Ты же не знаешь кто я, Надя или Света!
Тогда я отыскиваю глазами ее сестру и говорю, что, мол, сейчас пойду и спрошу, как зовут ее. Обидчица вскакивает и бежит к близняшке со словами:
– Надя, не говори ей!

Живое устройство

Сижу, никого не трогаю, читаю описание какого-то нового кинофильма в сети. Дочка – Полинка (9 месяцев) смирно сидит у меня на руках и тоже что-то потихоньку пытается «программировать», немного выказывает недовольство тем, что до клавиатуры дотянуться не может, только до кнопок тачпада (он отключен).

Я как-то незаметно увлекся чтением, благо ребенок перестал активно крутиться и притих. Краем уха слышу типичный звук, когда «Виндоуз» находит новое устройство… вот его подключили… вот выключили. Ладно, не обращаю внимания, звук на минимуме, видно показалось.

Через полминуты всё повторяется, но теперь уже всплывает типичное сообщение «Неопознанное устройство» – что за ерунда, кручу головой… откуда оно взялось? Может принтер сам включился?

И тут я его (устройство) нахожу! У Полины изо рта торчит, подключенный другим концом к ноутбуку, кабель. И она последние пять минут его увлеченно обсасывает! (Понятно, почему так успокоилась!)

Отключаю «Неопознанное устройство» от компьютера, как могу, удаляю слюни из разъема и теперь вот собираюсь качать апдейты, так как устройство-то уже девять месяцев назад как выпущено, а моя «Винда» его до сих пор не опознает!

Нечистая

Как-то молодой опер, будучи в отпуске, приехал погостить к родственникам. Жили они в маленьком городке. Вечером за столом, когда все прочие темы разговора были исчерпаны, речь зашла о привидениях. Опер заявил, что это чушь и для подтверждения выразил готовность (если девушка его попросит) сходить в полночь на кладбище.

Ровно в полночь он стоял в воротах кладбища и тут понял, что не все так просто, как казалось из дома. Все же преодолев страх, он медленно двинулся вперед по аллее за веткой дуба – доказательством похода. Внезапно откуда-то, как бы снизу, донесся шорох и голоса. Все, на что хватило героя – забиться в уголок и замереть. Но через несколько минут опер понял, что здесь собрались отнюдь не покойники, а его подопечные – криминальный элемент. Еще через пару минут он разобрался, что на сходке обсуждается вопрос о нарушении воровского закона. Судилище длилось недолго, через несколько минут раздался выстрел. После этого опер принял меры.

Замогильным голосом (притаившись за склепом) он спросил: «Кто нарушает мой покой?» – и немного приподнялся. Раздался вскрик, потом топот, потом все затихло.

На месте происшествия лейтенант обнаружил револьвер, одного застреленного вора и еще одного живого, но в глубоком обмороке. Была вызвана милиция. К утру нашли еще одного участника сходки: убегая в панике, он свалился в канаву и сломал себе ногу.

В официальном рапорте, который потом подшили в дело, опер соврал, что, услышав выстрел, он кричал, как положено: «Стой, руки вверх!». Не хотелось разубеждать воров в существовании нечистой силы.

Источники: «Анекдоты из России», «Анекдотов.net», «Online.ua», Bestbash.org

Поделиться.

Комментарии закрыты