Топ-100

Почти сантехник

0

Почти сантехник

Живу я с сестрой. И вот в один прекрасный день сломался у нас унитаз – стала труба протекать. Пришел суровый дядя сантехник, что-то там постучал, заменил какую-то штуковину в бачке и ушел.

После этого унитаз зажил своей собственной, отдельной жизнью. Совершенно независимо от нас в нем раздавались какие-то звуки, бульканья, журчания и всхлипывания. Затыкаться он не хотел принципиально. Неподготовленного человека после нажатия слива могло просто смыть волной. На фоне этого неумолкаемого Ниагарского водопада стала проходить наша жизнь. Унитаз нас терроризировал, его бормотанье доносилось на кухне, в коридоре, на балконе.

В один прекрасный момент я не выдержала. Громко и демонстративно заявив, что с ним надо разобраться, я пошла в туалет. Там мой азарт чуть уменьшился, потому что, как чинят унитазы, я видела только в фильмах, но с мыслью, что образованный человек во всем разберется, я все-таки подняла крышку бачка. С умным видом потрогала там какие-то железяки, повертела какие-то трубочки и с чувством выполненного долга пошла читать книжку. Через какое-то время я поняла, что в квартире стоит долгожданная, необыкновенная тишина.

Еще через пять минут ко мне подошла младшая сестра, участливо села рядом, проникновенно и трагично спросила: «Лена, что ты сделала? Ты его убила?»

Ошиблась кармашком

Еду в час пик в автобусе. Давка жуткая! А меня мысли одолевают: остался последний полтинник, до стипендии – неделя. Как дотянуть?

Вдруг чувствую: в карман лезут. Поворачиваю голову: мужик какой-то. Я смотрю на него в упор, а он продолжает нагло втискивать руку в мой карман. Думаю: «Всё! Сейчас последнюю деньгу вытянет!» И быстрее сама руку в карман сую. А этот воришка уже добрался до полтинника, в кулак зажал. Я начинаю отчаянную борьбу: пытаюсь разжать его руку, он нагло сопротивляется! И смотрим друг на друга глаза в глаза, оба злые, как крокодилы. А тут уже и моя остановка. Я, что есть мочи, свой маникюр в его руку воткнула. Он и сдался. Я схватила полтинник и к выходу из автобуса подалась. А этот гад меня ещё и из автобуса вытолкал!

Так обидно! За что? Иду, слезами уливаюсь. Хорошо, хоть деньги спасла. Разжимаю кулак. И цепенею! На ладони лежит измятая, скомканная купюра большего достоинства.

Сильная работа

Окончил я институт и устроился на работу. И на второй день начальник отдела у меня спросил:
– Ты сильный программист?
Я задумался и отвечаю скромно:
– Ну, как сказать…
Начальник снова спрашивает:
– Сильный или нет?
Решившись, говорю:
– В общем да.
– Тогда займешься перетаскиванием компьютеров.

Прыжок в Волгу

В одном из небольших городов театр проездом давал «Грозу» Островского.

Как многие, наверное, помнят, там есть сцена падения тела в реку. Для смягчения последствий падения обычно использовались маты. Их с собой не возили, а искали на месте – в школах, спортзалах. А здесь вышел прокол: не дают нигде матов. В одном месте им предложили батут. Делать нечего, взяли, но в суматохе забыли предупредить актрису.

И вот, представьте себе сцену: героиня с криком бросается в реку и вылетает с криком обратно. И так несколько раз. Актёры с трудом сдерживаются (сцена трагическая), зрители в трансе. В этот момент один из стоящих на сцене произносит: «Да… Не принимает матушка-Волга!»

Актёры, корчась, падают, актриса визжит, зрители сползают с кресел.
Занавес.

Крем

Эта история случилась не с моим дедом, но расскажу от первого лица. Жили в одной квартире: мама, папа, сын и папа мамы, т.е. дед. Мама – современная молодая женщина, которая любит за собой ухаживать. И в ванной комнате на полочке жили всякие разные баночки для поддержания женской красоты. Среди них был крем-депилятор.

Дед, ему лет около 70, каждое утро в течение всей своей сознательной жизни брился. И вот в одно утро дед перепутал свою баночку с кремом для бритья с баночкой крема-депилятора своей дочери. Дед бреется, кожа блестит, все нормально. На следующее утро у деда нет растительности на лице! Дед в шоке: 50 лет каждое утро на лице вырастала за ночь щетина, а тут ничего! Гладкая кожа! На следующее утро опять – гладкая кожа! Ни волосинки! Дед ничего не понимает. Перечитывает все медицинские справочники, в надежде найти хоть какое-то объяснение происходящему. Ничего нет. Науке факт неизвестен.

Дед в трансе, пишет завещание. И вот на третий день, когда у него опять не вырастает щетина, дед собирает все семейство и объявляет о том, что он уходит от них в мир иной. Во время пламенной речи деда мама начинает догадываться о причинах:

– Пап, а ты вот эту баночку с синей надписью не брал случайно?
– Брал, дочка.
– Пап, так это депилятор.

Дальше деду объясняется значение этого слова. Когда до деда дошел весь смысл, то мама услышала безумное количество новой информации в свой адрес. Дед вспомнил все. Даже чего не было. В дело пошли даже выражения из лексикона внучка. А дед ничего. Живет. Бреется каждое утро.

Диагноз – шесть

Проходил я проверку ультразвуком в верхней части живота. Уже почти конец рабочего дня, я захожу. Врач с отсутствующим выражением лица проводит датчиком по животу. Вдруг выражение лица становится угрожающим, и она произносит:
– Ой, не может быть! Шесть, точно шесть.

Я начинаю, печально готовится к чему-то очень страшному, что так быстро размножается и уже дошло до шести. Дрожащим голосом спрашиваю:

– Доктор, шесть – это опасно?
– Да нет, – отвечает она, – шесть часов, скоро домой!

Солистка Софья

В нашем дворце культуры работала баянистка Софья. Баба одинокая, но очень талантливая. Дело было в канун праздника. Полный зал, в том числе и партийное руководство. Все упустили момент, когда наша Софья напилась до поросячьего состояния, а впереди ещё полконцерта и в конце хор поёт помпезную патриотическую песню. Но, слава Богу, за кулисами мы её водрузили на стул, сунули в руки баян, она благополучно всё отыграла, прозвучал последний аккорд, и Софья вывалилась из-за кулис прямо на авансцену баяном вперёд, со страшным грохотом, обратно мы её затаскивали за ноги.

Как в любом хоровом коллективе есть свои «звёзды» – солистки, а в сельской местности это ещё особая порода людей, слегка со странностями. В нашем хоре такая «звезда» была Софья, на репетиции ходила редко, но концерты не пропускала. Как-то на концерте мы поём песню о хлебах – полях, там три куплета, большой проигрыш и повторение первого куплета. Одолели три куплета, баянист вдохновенно заиграл проигрыш, вдруг наша Софья, сложив руки по-турецки, плавно выйдя из хора вперёд, низко поклонилась и плавно пошла через всю сцену вдоль хора за кулисы. Хористы проводили её недоумёнными глазами и запели последний куплет. Еле допели.

Раньше каждый номер художественной самодеятельности предварялся стишком. Как-то раз мы с вокальной группой «Родные напевы» выступали в сельском клубе, перед каждым номером стишки читали сами вокалисты. Перед номером «Разговаривай, гармошка», стишок заканчивался такими словами: «Сыграй, Володя, на баяне, ведь это всё-таки гармонь!» Софья долго учила все стишки и прочитала с выражением, весело: «Сыграй, Володя на баяне, ведь это всё-таки рояль!» Вова заиграл, петь не смогли.

Врачи-убийцы

Проходил я после окончания института практику в реанимации. И вот, однажды весной, привозят парня – жертву несчастной любви. Надо сказать по весне таких идиотов просто пачками в больницы привозят, гормоны бушуют.

Тот паренек чем-то травился, но не до конца. Откачали его, капельницу сделали, и лежит он. А поскольку все это время он орал, что жить без нее не будет, то его ремешками к кровати и прикрутили. Поскольку с пареньком все в порядке, то надо его из реанимации перевозить, что мне и поручили. Везу я его с капельницей, а он никак не успокаивается – орет. Мне это надоело, и решил я приколоться. Говорю ему:

– Ах, так, жить не хочешь, ну и не надо, будешь донором органов, – и отсоединяю у него капельницу. Действие безвредное, однако эффект производит тот еще. И везу его дальше. Он притих. Подхожу к лифту. А надо сказать, что везти его можно было двумя путями: поверху, и через подвал, где морг. Так вот захожу в лифт, меня спрашивают куда:
– Наверх, или в морг?
Я говорю:
– В морг.
Паренек белеет и начинает что-то бормотать о врачах-убийцах. Когда добрались до низа, он начал орать уже во весь голос:
– Спасите, помогите, убивают!
А все видят, что человек явно не в себе, ремнями к кровати прикручен, и внимания на это никакого не обращают, кто-то успокаивает:
– Это небольно; потерпи; раз и готово!

Паренек понимает, что это явно вселенский заговор, вспоминает все фильмы, где у людей вырезают органы, и впадает в полную прострацию. Когда добрались до палаты, на него смотреть стало страшно, лежит весь белый, покорный судьбе. Больше он покончить с собой не пытался!

Воспитание

Очередь. В ней среди других стоят друг за другом пожилой мужчина, мать с оболтусом лет семи, абсолютно невзрачный, тихий молодой человек, и мужик с сигарой во рту и с квадратным подбородком.

В какой-то момент пацан начинает наступать на ногу пожилому мужчине, все быстрее и все сильнее. Это постепенно стало очень раздражать практически всю очередь. Пожилой мужчина поворачивается к матери этого мальчишки:
– Скажите, чтобы ваш сын прекратил наступать мне на ногу.

Мать, даже не поворачивая голову на голос, отвечает безапелляционно:
– Я своего сына воспитываю без авторитарного давления!

И мозоли старика по-прежнему подвергаются постоянному нападению! Вдруг, невзрачный молодой человек достает из сумки банку с медом и опрокидывает ее на голову мамаше оболтуса. Прежде чем она пришла в себя и попыталась что-нибудь сказать, молодой человек говорит:
– Я воспитан без авторитарного давления!
Тишина в очереди. Напряжение растет. Мужик с сигарой разряжает обстановку словами:
– Я плачу за мед!

Источники: «Веселая корзинка», «Bestbash.org», Ulibnu.li, «Анекдоты из России»

Share.

Comments are closed.