Пожар на крыше

0

Время действия – конец 80-ых. Один из технических ВУЗов. Старое пятиэтажное здание. Из-за нехватки площадей на крыше сделали небольшую деревянную надстройку – своеобразный шестой этаж, «домик на доме». На входе в институт, как и полагается, установлена будка вахты. Днём дежурят бравые ребята, ночью бабулька. На вахте, как и полагается, имеется пульт охранной и пожарной сигнализации – панель с двумя десятками обычных 25-ваттных лампочек, покрашенных в красный цвет масляной краской (СССР, однако). Лампочка горит постоянно – всё в порядке, начала моргать – либо кто-то влез в окно, либо пожар в соответствующем помещении, необходимо пойти проверить. Поясню, почему в спокойной ситуации именно горит, а не выключена: если горит, значит, система исправна, в противном случае – либо лампочка перегорела, либо электричество отключили, согласно должностной инструкции вахтёр обязан доложить в аварийку.

Как у нас водится, в ночную смену бабулька поступает по правилу «сторож спит – дежурство идёт». А эти гадкие лампочки, хоть и маломощные, но их много, спать мешают, в глаза светят. Поэтому на ночь их слегка вывинчивают из патронов, чтобы цоколь до контакта не доставал и было темно.

В очередной раз сотрудники из деревянной надстройки, уходя с работы, не выключили стоящий на подоконнике вентилятор. Ночью занавески засосало в лопасти, и вентилятор остановился. Двигатель от перегрузки начал греться, и в конечном итоге загорелся пластиковый корпус вентилятора, а вместе с ним и занавеска.

Сигнализация, может быть, и пыталась сообщить вахтёрше о наличии дыма в помещении, только лампочки выкручены, а сирена либо не работала, либо была отключена по той же самой причине, что и лампочки. Зато зазвонил телефон – один из жителей местных домов увидел дым и решил сообщить. Где он взял номер дежурной – история умалчивает. Бабулька обошла 5 этажей (на крышу лифт не ходит), убедилась, что возгорания нет, и, решив, что это розыгрыш студентов, отключила телефон, дабы спать не мешали. Когда надстроечка на крыше занялась открытым огнём, тот самый сознательный гражданин позвонил уже пожарным. Приехали, достаточно быстро потушили. Здание не пострадало, лишь снесли с крыши останки этого уродливого сарайчика. А вся комичность и ироничность этой истории заключается в том, что сгоревшее помещение было отделом по охране труда и пожарной безопасности!

Мужские комплименты

Я длинноногая блондинка со стажем. После 35 лет у меня появилось хобби – я коллекционирую поклонников и их комплименты. Вашему вниманию три фаворита из моей коллекции.

Действие первое. Место действия – строящийся кинотеатр. Мы в ожидании Заказчика. Сидим с моим поклонником и слегка нервничаем. Он – известный архитектор. Фраза после часа ожидания: «Наташенька, у вас такие духи чудесные. Мне от них очень есть хочется».

Действие второе. Так же строительная площадка, но только частная резиденция. Мой поклонник – известный дизайнер. Рассматриваем каталоги, пытаемся вписать что-то в интерьер. Дизайнер нервничает, смотрит на меня и говорит: «У вас, Наталья, такое лицо сумасшедшее – ни одной правильной черты лица. И ведь все на удивление так гармонично. Если вы хоть что-нибудь на нем исправите, то превратитесь в уродину».

Действие последнее. Он – большой профессор большого университета. Ухаживает уже долго. Приехал с презентом. Комплимент: «Вы сегодня так прекрасно выглядите. Остается только догадываться, насколько прекрасно вы выглядели раньше».

Ангел или монстр?

Идём с девушкой в кино; подходим к кинотеатру, я вижу афишу фильма «Мой парень – ангел» и говорю:

– Во, фильм про меня!
А она неожиданно сразу соглашается:
– Ага, точно, про тебя!

Я, удивлённый её неожиданным для меня на это согласием, на неё смотрю, а она, оказывается, рассматривает афишу фильма «Монстр в Париже»…

Детская загадка

Это было еще при Советской власти. Для детей сотрудников института, где я работал, новогодняя елка устраивалась на улице, в лесу… Зима в тот год была настоящая – морозная, поэтому все и взрослые и дети были укутаны в шапки и шарфы. И вот, все идет как обычно. Дед Мороз проводит всякие конкурсы. И, в процессе этих конкурсов, он говорит, что, мол, теперь давайте-ка вы, дети, загадывайте загадки. Дети начинают загадывать загадки, Дед Мороз их громко повторяет.

Надо пояснить, что от Деда Мороза требуются некоторые усилия – разобрать, что сказал ребенок довольно затруднительно, так как, помимо тихих детских голосов, Деду Морозу еще мешают накладная борода и шапка. Тем не менее, дело идет очень бойко. Дед Мороз уже явно вошел в раж. Очередь доходит до маленького мальчика.

– А тебя, мальчик, как зовут? – спрашивает Дед Мороз.

Мальчик еле слышно называет свое имя. Я уж не помню какое, допустим – Вова.

– Ну, Вовочка, говори свою загадку.

Мальчик что-то пищит.

Дед Мороз, громким голосом:
– Вот Вовочка спрашивает, «Кто на маме вверх ногами»?

В воздухе повисает неловкая пауза. Взрослые начинают переглядываться. Дед Мороз тоже, наконец, соображает, что происходит что-то не то. Но поскольку надо как-то выкручиваться, он осторожно, в полголоса спрашивает у мальчика:

-Ну и кто это?
– Муха, – отвечает тот.
Дед Мороз, облегченно, громко:
– Это, дети, муха!
А потом, еще раз обращается к мальчику:
– А почему она на маме?
Мальчик, уже довольно громким голосом:
– Да не на маме, а над нами!

Чайник

Как-то под Новый год в наш авиаполк, к нам, срочникам, прислали нового старшину откуда-то из пехоты. Потому он не знал некоторых авиационных тонкостей. Ему приказали, чтобы он внимательно следил за тем, чтобы солдаты на Новый год пили только чай. Он за этим ревностно и следил. Откуда ему было знать, что авиамеханики к празднику непременно сольют из самолетов «тормозуху» (чистый спирт), а уж подкрасить ее под цвет чая – вообще не проблема.

Итак, предновогодний вечер, все солдаты в столовой тихо-мирно пьют чай с леденцами, разливая его из чайников, и постепенно напиваются вдрызг. Молодой старшина долго непонимающе хлопал густыми ресницами, наконец схватил со стола один из чайников и сделал оттуда добрый глоток. Поперхнувшись, присел на стульчик и горестно вздохнул: «Я – чайник».

Мудрые экзаменаторы

Один из знаменитых математиков, вроде бы даже Фихтенгольц, разрешал студентам пользоваться на экзамене и учебниками, и подсказками, и шпаргалками, зачастую и вовсе покидая аудиторию. Дошло до руководства.

– Как же Вы так опрометчиво?..

– А что тут такого? Математика – такая наука, что за полчаса подготовки ее так просто не одолеешь, и я это быстро выясню по ходу разговора.

– Ну а вдруг найдется такой фрукт, который все-таки освоит?

– Да дорогие вы мои! Я первый скажу, что он гений, а такие нам просто необходимы!

Не знаю, действительно ли говорил Фихтенгольц об экзаменах, но удивительный человек, профессор математики Бланк Яков Павлович, перед первой моей сессией на радиофаке в 1967 году нам сказал, что на экзамене нет смысла задавать сложные вопросы – в нервной обстановке и знающий студент может запутаться. А на простых вопросах сразу видно, знает человек, или не знает. Поэтому профессор спокойно сидел на экзамене за громадным букетом цветов, читая газету, и долго и шумно складывал ее перед тем, как встать, чтобы размяться. Но никакого попустительства. Например, попросив моего сокурсника прийти позже сдать экзамен еще раз с другой группой, он сказал ассистентке извиняющимся тоном: «Он говорит «мю», а сам пишет «ню», говорит «дельта», а у него в формуле «эта», как же я могу у него принять»?

С другим интересным подходом я столкнулся во время приемных экзаменов на факультете в тяжелые времена низких конкурсов. Председатель комиссии сказал нам, что незаслуженно положительные оценки ставить нельзя, но квалификация экзаменатора в том и состоит, что он должен найти знания у абитуриента. Впрочем, это все было во времена, когда экзамены были экзаменами…

Кукла – свидетель

При выборе площадки под строительство какого-либо здания проводят инженерно-геологические исследования грунтов, и большое значение имеет мощность насыпных грунтов. Во-первых, на насыпных грунтах, как правило, не возводят фундамент здания, а во-вторых, если предусматривается еще и подвальное помещение, то выполняется оно в коренных грунтах, ибо насыпные грунты содержат примеси чернозема, строительного и бытового мусора, несущая способность их низкая, и их следует удалять. Мой коллега-геолог, проводя изыскания в городе, на одной из площадок обнаружил, что мощность насыпных грунтов достигает 4м, что и отразил в отчете. Заказчика стройки не устраивал такой вердикт, и он заявил, что геолог ошибается, и он не намерен затрачивать деньги на вывоз несуществующего насыпного грунта. Была создана комиссия в составе заказчика, проектировщика-архитектора и геолога, виновника спора. На место действия был доставлен экскаватор и приступил к рытью траншеи на обследуемой площадке. При каждом метре глубины вырытой траншеи заказчик пытался доказать, что это уже коренной грунт. Геолог настаивал, что нет, есть все признаки, что грунт насыпной. Экскаватор продолжал копать. На 4-х метрах глубины спор разрешился в пользу геолога – на поверхность была извлечена тряпичная кукла, сделанная не менее чем 40 – 50 лет назад. Заказчик был посрамлен, геолог торжествовал.

Отличились!

Пара историй про будни одного института. Есть у нас неадекватные, несмотря на свои высокие научные звания, личности, про которых сложены реальные байки, подтверждённые фотографиями. Вот две из них.

Итак, лабораторная работа «Физика жидкостей». На примере перекачки машинного масла по системе разных трубок и сосудов студенты под чутким руководством препода изучают зависимость параметров течения от диаметра труб, вязкости и т. п. В какой-то момент прорывается изношенный шланг, подающий масло от насоса, и оно начинает забрызгивать стены и пол. Нормальный человек выключил бы насос. Но у препода возникла идея получше – он открыл окно и выставил обломок шланга на улицу. Всё, наверное, обошлось бы тихо, если бы под злополучным окном не стояли сотрудники какого-то соседнего офиса. Им явно не понравилось, что на головы и дорогие костюмы сверху полилась грязная субстанция, и они побежали в здание – выяснять отношения. Время было относительно позднее, охрана ушла, на входе дежурила только бабулька, проверяющая пропуска. Задержать разъярённых бугаев она не смогла. Поняв, что блокада прорвана, препод изнутри запер кафедру, погасил свет и под угрозой незачёта приказал студентам тихо сидеть, пока эти не уйдут. Так и сидели молча в темноте в душном, пропахшем маслом помещении, больше получаса, пока в дверь барабанить не перестали.

Прошло время. Опять лабораторная работа, на этот раз по электричеству. Ток через электромагнит регулируется реостатом, представляющим собой приличных размеров керамическую трубу с намотанной на неё проволокой. Может, кто помнит, они тогда во всех кабинетах физики были, в 7-м или 8-м классе на них закон Ома демонстрировали. Так вот, в целях безопасности студентов, включалось это хозяйство в отдельную розетку 36 вольт. Лаборанты даже специально покрасили и эту розетку и вилку установки в зелёный цвет. В этот раз лаборант куда-то отлучился, и преподаватель решил включить установку сам. Только вилку воткнул в обычную розетку на 220, так как она, по его словам, была ближе. Реостат начал греться, очень скоро проволока стала красной и запахло палёной пылью. Ну выключи ты, товарищ профессор, установку, пока пожар не устроил. Так нет! Он наклонился над реостатом и стал дуть на раскалённый прибор, надеясь его охладить. И тут у профессора загорается борода. Загорается резко. Треск, запах палёных волос, препод бегает вокруг парт. Кто-то из присутствующих студентов ловит его за воротник, другой хватает с окна кувшин с водой для поливки цветов и выливает профессору на голову. Борода потушена, прибежавший на крики лаборант отключил установку. К счастью, кроме бороды, костюма и воздуха в лаборатории ничего серьёзно не пострадало. Занятие было сорвано, и студенты, делясь впечатлениями о произошедшем, отправились пить пиво.

Источники – Анекдоты из России, Анекдотов.net, Online.ua

Поделиться.

Комментарии закрыты