Топ-100

Про верблюдов

0

Про верблюдов

Давно не виделись с приятелями. Совместный и шумный поход организовали по кабакам. Похмельное утро, с трудом открываются глаза и вот здесь… бетонные стены, железная дверь, деревянные нары. Быстрое отрезвление, стук в дверь. Подваливает человек.

– Что надо?
– А где мы?
– В КПЗ.
– За что?
– Сейчас дежурный придет, объяснит.

Пришел. Объяснил. Полное недоумение и… а что нам за это будет?

– А это как договоримся, дело можно и по такой статье, и по эдакой повернуть, ну условно в любом случае можно получить, это в самом лучшем случае, а так до трёх лет.

Пришлось договариваться, ящик коньяка и… свобода, вот она, и братья, меч не меч, но сто грамм за возвращение налили.
Теперь суть.

Напившись до потери ориентации и понимания происходящего, четыре здоровых лба прокрались в зоопарк, залезли в клетку, ну к кому вы думаете, нет, неправильно, не к тигру и даже не к макакам, а к верблюду. Устроили маленький дастархан, добавили ещё, и когда корабль пустыни начал к ним проявлять неподдельный интерес, мол, а почему я за бортом праздника, данные господа со словами «ну на, братан, выпей за встречу» налили ему 200 грамм и стали наблюдать за реакцией.

Реакция была бурной, немного окосев и поняв, что в его дом забрались нечаянные гости, верблюд повел себя адекватно, он стал плеваться, но, в связи с небольшим опьянением, не попадал куда надо.

Господ это очень сильно возмутило, ну как же, за нашу водку нас и оплевывают.

Взору прибежавшим служащим предстала такая картина: забившийся в угол верблюд и четыре лба, его оплёвывающие. Наряду милиции, приехавшему попозже, тоже стало смешно, так как инкриминировать господам было нечего. Замки не сломаны (ограда 3 метра, щель между прутьями 10 см, как ребята с такими габаритами туда пролезли – непонятно), верблюду увечий не нанесено, ничего не украдено и не сломано. А что до статьи, так ребят просто на пушку взяли, хоть что-то надо было с них взять за выезд.

Суперсамолёт

Летела однажды самолётом. Надо сказать, что до этого момента летала только рейсами престижных авиакомпаний с обедами, тапочками и т.д.

Так вот, на взлётной полосе вижу «кукурузник» на 40 пассажирских мест, вхожу. Кресла от пола отваливаются, всё грязное, в том числе и форма стюардессы. С потолка капает водичка (дождик шёл). На замечание об этом удивительном действе «стюардесса» отвечает:
– Ничего, мы щаз взлетим, и водичка капать перестанет.

– Как это?
– Её ветром сдует!
Чуть позже, как ответственная личность, видя, что все усердно треплются по мобильникам, спрашиваю:
– Простите, а мобильник в полёте нужно выключать?
– Нашему самолёту ваши мобильники не помеха!
Все пассажиры в осадке…

Грубить не хорошо

Золотая осень, утро, едем на своей старенькой «жучке» из гаража, жена за рулём, я рядом, советы даю. Вообще-то опыта у неё навалом, но ведь как без советов-то?

Едем, настроение благодушное, слушаем радио нашего города – проскакивает весьма ценная информация: у кафе – засада гаишников, а нам как раз туда. Ну, ждут и ждут – мы-то им точно ничего не привезём.

Останавливаемся на «красный» первые, за нами ещё пара машин. Всё чинно. Но! Всегда найдётся какой-нибудь негодяй, портящий идиллию. Объехав всех по встречной полосе, перед нами выворачивается типичный «пацаномобиль» – да-да! – тонированная в хлам 21099, музыка, способная заглушить звук реактивного самолёта. Моя любимая наглецов не любит – естественно, выказывает неудовольствие сигналом.

Этим бы всё и кончилось, но крутые пацаны не могли снести такой обиды – из окна показывается «фак». В этот момент светофор зеленеет и «пацаномобиль» срывается с места.

Всё? Нет, только начало. Воткнув вторую передачу и выкрутив двигатель, моя стартует следом, «жучка» взбрыкнула и понесла во всю мощь своих 64 лошадей.

Чувствуя, что добром дело может и не кончится, предлагаю не обижаться на умственных инвалидов, но куда там… с визгом шин пролетаем следующий поворот. Заметив «хвост», «девяностодевятка» тоже ускоряется – ого, уже под сотню идём…

И тут до меня доходит – едем-то мы как раз в распростёртые объятия гаишников, которые, спрятавшись за небольшим поворотом улицы, как раз и ждут таких гонщиков – там ограничение – 30 километров в час. Напоминаю это своей любезной жене, на что получаю весьма красноречивый взгляд – мол, кого ты учишь.

Ну что же, веду обратный отсчёт, ибо за такое превышение долго мне слюнки потом глотать, пока на природе все остальные будут пивком баловаться.

5-4-3-2-1, вместо «пуск» – визг тормозов – повисаю на ремне. Ну, а дальше – со скоростью 30 километров в час, проезжаем мимо гаишника с радаром, шествующего к «пацаномобилю» – далеко остановился.

Проезжая мимо вылезшего «шумахера» – о, как он сник! – замечаю, что моя жёнушка в его сторону показывает весьма недвусмысленную фигуру из трёх пальцев.

Мораль – не надо хамить, рано или поздно получишь по заслугам!

Болельщица

Я – футбольный арбитр, что, согласитесь, нехарактерно для девушки. Помимо матчей среди женщин львиную долю игровой практики занимает обслуживание мужских матчей.

Чемпионат области, игра в небольшом селе. Село богатое, поэтому и поле там футбольное нехилое: система радиотрансляции, хорошие сетки на воротах, ровненькое подстриженное и правильно размеченное поле, пластиковые сиденья. Один недостаток – эти самые сиденья расположены прямо в полутора метpaх от боковых линий. Короче, ассистенту арбитра зрители дышат в затылок и все их реплики слышно просто отлично.

Команда хозяев ведет атаку на моей половине поля (я – ассистент), на острие атаки – нападающий по прозвищу Джон, сам по себе небольшого роста. Как только защитники мяч перехватывают, они выбивают его подальше от собственных ворот и галопом несутся вслед. Джон за ними не поспевает и, естественно, находится в положении «вне игры».

В очередном таком моменте слышу у себя за спиной голос (женский): «И чего это малыш вечно в офсайде находится – он же своим атаку срывает!» Оборачиваюсь – и замираю от неожиданности: это говорит одна из сидящих среди болельщиков бабуля, лет эдак под семьдесят!

В перерыве рассказала главному арбитру и второму ассистенту – хохотали все минут десять.

Молодец, бабуля! Так держать!

Положиться не на кого

Муж у меня моряк. По несколько месяцев дома не бывает. Сын учится в пятом классе. Уроки делать ему помогает бабушка, на собрания в школу хожу я. Как-то я не смогла пойти на собрание, и пошел муж. Основная задача: встретиться с математичкой, она поговорить хотела. Далее, почти дословно, его рассказ.

«Пришел в школу, номер кабинета забыл. Пошел по этажу, смотрю, в кабинете собрание идет. Я тихонечко в класс вошел и сел за парту к какому-то мужику. Сижу, наблюдаю. В классе шум, обсуждают какие-то деньги. Я сижу, ничего не понимаю, смотрю, лица все какие-то незнакомые, и еще, я-то вовремя пришел, а собрание полным ходом идёт. В общем, дошло до меня, что собрание перепутал. А в классе начался дурдом. Родители орут, училка орет, мужик, к которому я подсел, оказался пьяным, и тоже давай с места всякую чепуху выкрикивать, бабы его затыкают… На этой волне я незаметно из класса вышел. Зашел в учительскую, там несколько теток сидят.

Я спрашиваю: «А где собрание у 7-Б?» Одна из теток: «У 7-Б сегодня нет собрания». Я: «А у 6-Б?» В общем, сошлись мы на 5-Б и меня отправили в нужный класс.

На нашем собрании ничего интересного. Я спросил у классной руководительницы имя математички и ее кабинет, собирался идти к ней поговорить. Но сначала решил посмотреть оценки в журнале. Пока смотрел оценки, забыл имя математички. Второй раз спросить постеснялся (а то подумают, что совсем дурак) и решил я уйти домой».

Так что пришлось мне всё равно самой на следующий день математичку посетить.

Несчастное дитя

Мама у меня врачом работает в центральной районной больнице, и по специфике профессии надо ей в морг ходить было пару раз в неделю. А здание морга стояло раньше на территории данного учреждения чуть в сторонке, за церковью, где сразу и отпевали покойничков, все заросшее травой, кустами и деревьями. Я, как в чисто медицинской семье, про морг знала и не боялась того, что в нем творится.

Зашла я как-то к маме после школы на работу в больницу (было мне лет 12), а мне сказали, что она уже в морге. Ну, я и пошла за ней, благо, дорогу знаю. А осень была поздняя, часов восемь вечера, темень стояла жуткая. Прохожу я мимо церкви, подпрыгиваю, песенки пою, стоит на ступеньках батюшка. Далее диалог:

– Дитя мое, куда же ты, на ночь глядя, идешь? Али не говорила тебе матушка, что негоже поздно гулять маленьким деткам?

– Батюшка, да у меня мама в морге, я за ней иду!

С этого момента батюшка начал причитать и крестить меня, жалеть мою горькую судьбинушку, хотя я не понимала, чего этот пузатый дядька от меня хочет. И в этот момент я вижу, что из морга выходит моя мама. В белом халате в пол. В темноте. Без задней мысли я заорала «мама-а-а!» и помчалась к ней. А мама помчалась ко мне. Но не из-за сильной любви, а потому что батюшка хлопнулся в обморок прямо позади меня. В чувство она его привела быстро, но бедный служитель церкви с тех пор на меня всегда косился, когда я бодро топала к моргу, напевая очередную песенку.

Источники – «Анекдоты из России», anekdotov.net, Online.ua, Bestbash.org

Share.

Comments are closed.