Пункт назначения

0

Пункт назначения

В маршрутке. Все так тихо, мирно, спокойно. Вдруг какой-то мужик очнулся и спрашивает:
– А мы одиннадцатую станцию еще не проехали?
– Только что, – невозмутимо отвечает водитель.
– Блин, козел безмозглый! Я же человеческим языком просил тебя высадить на одиннадцатой!

Матерясь и чертыхаясь, мужик вылез из микроавтобуса. Не прошло и трех минут, как возле водителя опять возник скандал. Истошный женский голос причитал:
– Куда ты меня везешь? Где твои уши? Я тебя четвертый раз прошу, останови на Лесной! Ты уже два квартала проехал!

Обозвав водителя глухой тетерей, женщина вышла из маршрутки. В наступившей мертвой тишине раздался тихий тревожный голос. Блондинка, из тех, что фигурируют во всех анекдотах, обращалась к своему спутнику:
– Миша, предупреди водителя, что нам выходить на конечной остановке.

Без юбки

Все мы впопыхах собираемся на работу, и этот зимний день был не исключение, тем более на утро было назначено важное совещание. Приходить вовремя на работу как-то не принято, поэтому с вечера завела будильник на полчаса раньше обычного. Утро, будильник, нажимаю «отключить», засыпаю. В результате разбудил меня грозный голос начальника в телефоне: «Ты где?» Ну, а где я, в постели, разумеется.

Вскакиваю, бегом умываюсь, рисую лицо, надеваю, что уж под руку попадается и еду на работу. Забегаю в кабинет начальника прямо в шубе, сбрасываю ее с себя, входя в кабинет. Немая сцена, как в «Ревизоре», на меня уставились все присутствующие на совещании, но я не понимаю, в чем дело. Тут голос начальника: «Лена, где юбка?» О-ё! Набрасываю шубу, бегу по коридору и смеюсь. Приехала домой натянула юбку и обратно на работу.

В этот раз сняла шубу заранее, бегу по коридору в юбке, как нормальный офисный работник, забегаю в приемную, кладу шубу на стул в приемной, уже тянусь к ручке кабинета начальника и тут слышу хохот секретаря. В этот миг сердце в пятки ушло, ну что еще? А она мне: «Лена, ну швы-то почему у юбки наружу». Говорю про себя плохие слова, бегу переодеваться и, наконец, я красивая, с улыбкой на лице захожу в кабинет. Там уже все без меня обсудили, как сказал начальник, после моего шоу вопросы на совещании быстро решились.

Смеюсь уже лет пять и стыдно до сих пор. Начальник постоянно вспоминал мне эту юбку при каждой возможности, он у нас, слава Богу, юморной попался, да и я не из скромных личностей.

Знаток автомобилей

Пошел я как-то в магазин за хлебом и сигаретами. Идти от общаги недалеко – метров сто, но надо перейти через дорогу. Останавливаюсь, значит, на обочине и жду, пока кончится поток машин. Рядом же со мной останавливается молодая мамаша с дитем лет четырех.

Мамаша вся из себя – норковая шуба, шапка туда же, килограмм косметики, в общем, крашеная блондинка…

Ну, тут сынок ее, увидев одиноко стоящую на обочине старенькую «копейку» («Жигули» первой модели), интересуется у мамули – что это за чудо техники такое и как оно именуется. На что ему мамаша так важно и с достоинством отвечает: «Ой, маленький, не знаю. Я ведь только в легковых машинах разбираюсь, например, вот «Мерседес» или «Хаммер».

Попался

Мой племянник-пятиклассник как-то пришел из школы раньше обычного времени, объяснив, что заболела англичанка. Буквально через пару минут зазвонил телефон, звонила его классная руководительница, которая преподавала математику, и объяснила, что хочет продиктовать ему задачу на дом. Племянник писал, а я, стоя за его спиной, читала вслух:
– Расстояние от школы до дома – одна тысяча двести метров. С какой скоростью бежал ученик с урока английского языка, если через пять минут он был дома?

Медвежья услуга

Много лет назад это было. Приближался Новый год, и наш столярный цех решил его справить загодя. Вся бригада собралась в курилке, заставив стол нехитрой закуской и приличным количеством спиртного. Бригадир наш, громадный я вам скажу мужик, быстренько разлил по стаканам. Пить отказался только мастер, то ли боялся прихода высшего руководства, то ли здоровье, находящееся в тщедушном пятидесятикилограммовом теле, не позволяло. Народ «вздрогнул» и весело захрустел луком и огурцами. Бугор вновь разлил по «маленькой», и опять отказался только мастер.

Не успел народ усугубить повторно, как мастер дико хрюкнул, закатил глаза под лоб и рухнул на пол, хрипя и как-то по рыбьему подобию раскрывая рот. Сказать, что народ оторопел, значит, не сказать ничего.

– Мужики, у него с сердцем что-то! – выдохнул пилорамщик.
Первым отреагировал бугор. С размаху всего своего двухсоткилограммового тела, он бросился на пострадавшего, попутно отдавая команды по вызову «неотложки». Два шлепка по щекам «сердечника» притушили в том остатки сознания. И бригадир, поняв, что сделал что-то не так, перешел к массажу сердца. При посредстве своего мощного тела и двух ладоней, наложенных на область сердца потерпевшего, он сделал несколько интенсивных качков, от которых тело больного хрюкало и потрескивало всеми составными.

Не знаю, что бы было дальше, если бы не вовремя прибывшая бригада «скорой», которая на наше счастье находилась на момент вызова где-то рядом. Народ после отправки больного в стационар продолжил застолье, а по окончанию рабочего дня решил навестить любимого мастера.

– Ну как ты, Володя? Болит сердечко? – загудел бугор, как только мы увидели ковыляющего по коридору больницы мастера.
Его ответ поразил нас до глубины души.
– Какое к черту сердце! Слюна мне в дыхательный путь попала! Вы мне лучше скажите, кто мне челюсть выбил и два ребра сломал?

Правда и ничего, кроме правды

Поймали одного мужика гаишники за управление транспортным средством в нетрезвом виде. Пошел он на комиссию, где решалась его дальнейшая судьба как водителя на ближайшие годы…

Таких, как он, бедолаг было немало. Они заходили по одному в кабинет, где заседала комиссия, и на выходе грустно ведали всем остальном о сроках, на которые их лишали прав:
– Двадцать четыре!
– Тридцать шесть! (Имелось в виду месяцев лишения.)
Подошла очередь нашего героя. Заходит он в кабинет и видит комиссию: пожилого подполковника, пару майоров-капитанов и прочих высокопоставленных личностей. Подполковник его спрашивает:
– Ну, давай, рассказывай – сколько выпил, зачем сел за руль и прочее.
Мужик вздохнул и начал рассказывать:
– Ну, в тот день у одного коллеги было день рождения. Ну, мы его на работе отпраздновали – выпили три или четыре бутылки водки человек на восемь… Как водится, народ потребовал продолжения банкета. А поскольку я был на машине, после работы поехали мы к имениннику домой – не оставлять же машину у завода! Там мы еще выпили две бутылки водки на четверых. Потом я поехал домой. Дома меня пригласил в гости сосед. У него дома находился его друг, с которым они выпивали. С ними я еще выпил около бутылки портвейна. Потом друг соседа засобирался домой и, поскольку время было позднее, а ехать ему было далеко, несколько километров от города, я вызвался его отвезти. Когда приехали к нему домой, мы с ним выпили еще бутылку вина (какого – не помню) и я поехал домой. Тут меня инспектор-то и остановил, – закончил он грустно и поднял глаза на комиссию.

Вся комиссия сидела с квадратными глазами! Один из майоров-капитанов спросил тихим голосом:
– И как же ты ехал-то после всего этого выпитого?
– Да как ехал? Нормально ехал – аккуратно.
– Вот! – вдруг закричал подполковник. – Молодец! А то эти мелкие нарушители: «Сто грамм пива выпил! Рюмочку вина выпил позавчера!» Молодец! Правду рассказал! И вообще – молодец! Плати штраф! Свободен! Но больше за рулем не пей!

Рисунки мыслей

Когда я училась в институте, у нас был один достаточно занудный, не очень любимый и, как нам тогда казалось, не очень умный преподаватель, назовем его Иваном Ивановичем. В один из учебных дней последней парой была лабораторная по физике. Задание было несложное, вся группа его уже сделала и хотела свалить (последняя пара!). Но этот самый преподаватель не отпускал никого, хотя делать было совершенно нечего. А лабораторная работа была связана с осциллографами, задание на них делали.

Ну и, высиживая последние полчаса, мы стали валять дурака. Я стала приставлять штекеры осциллографа к разным предметам, в ответ на что умная машинка выдавала разные красивые загогулины на экране. Потом стала приставлять к ладони, стало еще красивее. Естественным решением в следующий раз приставила к вискам и шепотом объявила соседу, что снимаю осциллограмму мозга. Ему понравилось, он захотел тоже. У него получилась другая загогулина. Естественно, мы сразу придумали этому высоконаучное объяснение. Заинтересовалась вся остальная группа, сгрудилась вокруг одного осциллографа и все пробовали по очереди. Лабораторная работа обещала быть удачной.

Неуставной процесс был замечен Иваном Ивановичем, он важно подошел к нам и отдал распоряжение «немедленно прекратить», однако, видимо, любопытство взяло верх и он, одной рукой разгоняя нас, решил попробовать на себе тоже. Видимо, когда он взялся за проводки, он сильно их дернул. Может, провод вышел из гнезда…

Короче, когда он приставил наконечники к вискам, машинка выдала совершенно ровную прямую линию!

Смеяться никто даже не мог. Все только удушливо хрюкали под столами. Номер имел сногсшибательный успех на факультете, ржал даже деканат.
Неделю спустя старшекурсники рассказали мне «новый анекдот» про Ивана Ивановича – дескать, привезли из Америки аппарат для чтения мыслей!

Храбрая тетка

Стою как-то зимним вечером на автобусной остановке. Площадь темная, скользкая, гололед. Со мной на остановке человек десять дожидаются автобуса. Подошел еще один пассажир, вдруг поскользнулся, упал, а у нас под ногами пробежало что-то маленькое, черное, с длинным хвостом.

– Крыса! – завизжала одна из женщин.
А затем как пнет это черное с хвостом ногой в огромном валенке, так, что «крыса» улетела в темноту на середину площади.
– Дура! Это мобильник мой! – рявкнул мужик и, осторожно балансируя на льду, пошел разыскивать свой телефон.

Источники: «Анекдоты из России», anekdotov.net, Online.ua, Bestbash.org

Поделиться.

Комментарии закрыты