Русская птичка

0

Попугаев жако было запрещено ввозить в Советский Союз, однако из Анголы их везли практически все, минуя таможню хитрым образом. Для провоза живого груза необходимо, чтобы этот груз вел себя как мертвый, то есть не трепыхался и вообще прикидывался курой гриль, только маленькой. Потому попугаев просто напаивали аж целой столовой ложечкой медицинского спирта, после чего они минимум на сутки отрубались и представляли собой не более чем бессловесное анатомическое пособие по строению птичьей тушки в состоянии анабиоза. Обычно коматозное животное погружалось в контейнер вроде тубуса для чертежей, в котором просверливались аккуратные дырочки, и в таком состоянии везлось на новое место жительства. Кто знает, может, в этот раз спирт оказался разбавленный или попугай бывалым, но на таможенном досмотре, когда офицер открыл сумку, тубус для чертежей вдруг затрепыхался, и из него вылез взъерошенный попугай.

– Оп-па! – только и смог сказать таможенник. – Что же это вы, товарищ, незаконный груз перевозите?!

Хозяин груза уже собрался, было, оправдываться, но жако встряхнулся, расправил перышки и заорал на весь аэропорт:

– Я русский! Я ру-у-усский! Русский!

Ну и как было не впустить такого товарища на Родину?

Доложите о возбуждении!

Я много лет, до полной выслуги, отработала в милиции следователем, дознавателем. В последние годы – начальником отдела дознания. В подчинении у меня были одни мужчины. А нужно пояснить, что дознание – это упрощенная по процессу и по срокам форма расследования уголовных дел. Поскольку сроки маленькие – 20 дней, то все процессуальные процедуры нужно выполнять быстро. Я раздала материалы своим подчиненным и через некоторое время зашла напомнить, что мне нужны данные о возбужденных ими уголовных делах. Разговор только по существу. Я была недовольна нерасторопностью подчиненных. Реакция у меня, естественно, по-женски громкая и эмоциональная. В коридоре сидят несколько человек, ждут своей очереди на допрос. Вдруг они начинают громко хохотать. Я опешила. А оказывается, вот какую картину они наблюдали: из кабинета выскакивает разозленная женщина и кричит кому-то вглубь кабинета: «Ты почему еще с утра не возбудился? Что там нужно для возбуждения? Это же минутное дело. Чтобы через пять минут доложил о возбуждении». Вот так, а вроде бы – ничего смешного не сказала.

Предприимчивость

Сидим, читаем с семилетней Машей сказку про Али-Бабу. Дошли до пещеры с золотом. Я, восхищаясь прелестями красивой картинки в книге и изобилием богатств, восторженно говорю:
– Я бы взяла себе этот кувшин золочёный… А ты, Маша, что?
Ответ был сух и краток:
– Я бы на «Газельке» всё вывезла.

Одесский юмор

В 2005 году во время матча «Черноморец» – «Шахтер» на одесском стадионе проводилось СМС-голосование, которое должно было определить лучших игроков в составах обеих команд. Так, у «Черноморца» вполне заслуженно лучшим стал голкипер Виталий Руденко, а у «Шахтера» – Ян Лаштувка. Казалось бы, здесь нет ничего странного. Если бы не одно «но». Чешский голкипер донецкого клуба вообще не принимал участия в матче, он все 90 минут игры просидел на скамейке запасных.
Вот так в Одессе шутят.

Продукт двойного назначения

Решили однажды хозяева кота своего в первый раз сухим кормом побаловать. На кухне открыли коробку, насыпали в миску. Кот подошёл, понюхал, вопросительно поглядел на хозяев. Те его подбадривают, дескать: «Не бойся, Барсик, ешь»…
Пребывая в явном затруднении относительно способа употребления новинки, кот уселся на миску, сделал своё кошачье дело, тщательно закопал. И так вопросительно на всех смотрит: «Угадал?»…

Что сделал футболист

Французский футболист Самир Насри по понятным причинам всегда был источником проблем для русскоязычных футбольных комментаторов. По той же причине он служил источников всяких забавных эпизодов в репортажах. Так в одной из телетрансляций матча, которую обслуживали два комментатора, случился подобный эпизод. Марсель, за который тогда играл Насри, мощно атаковал ворота соперника. В одной из атак Самир оказался один на один с вратарем прямо по центру ворот и занес ногу для решающего удара…. Один из комментаторов, не выдержав напряжения, заорал: «Ну же, ну же! Ну, давай, Насри! Насри!». В этом момент Самир от души, а вернее, со всей дури, лупит по мячу, и тот взмывает метра на три выше ворот… Тишина на стадионе, тишина в комментаторской кабине. Наконец, после небольшой паузы второй комментатор задумчиво произнес: «Ну, собственно, что просили его, то он и сделал».

Взломщики

Я собирался искать работу в США, но знал, что придётся полстраны изъездить. С моей специальностью (музыкант) ни Интернет, ни почта с телефоном для трудоустройства не годятся. Только – «товар лицом». По всем подсчётам выходило, что вместо билетов на самолёты и автобусы, намного дешевле купить подержанную автомашину. А тут как раз у дочери Интернет-знакомый в Нью-Джерси в этот момент собирался домой в Белоруссию и хотел продать старую, но надёжную машину.

Виктор очень обрадовался моему интересу к его машине и сказал, что сам немедленно ко мне на Бруклин (один из островов Нью-Йорка) приедет.

В тот день был мороз. Виктор опоздал на полчаса. Ему удалось найти место для парковки лишь в трёх кварталах от «моего» дома. Пошли к его машине. Старый синий «Олдсмобил» очень хорошо выглядел, но вот прокатиться на нём поначалу не удалось – то ли замки, то ли двери замёрзли. Виктор прыскал специальной жидкостью, раскалял ключ зажигалкой, дёргал за ручки так, но ни одна дверь не подавалась.

Я вспомнил, что в таких случаях полезно обстучать дверь кулаком по всему периметру. И мы с Виктором стали колотить по дверям сначала кулаком, затем локтём и даже коленом. На шум вышел в халате и шлёпанцах огромный мужик в очень хорошем настроении. Он присоединился к нашему избиению «Олдсмобиля» кулаками, но затем принёс резиновый молоток и объяснил нам, что удар должен быть очень резкий и точечный. В результате первого же такого удара, ставшая на морозе хрупкой, краска отскочила от двери, как кора от дерева. Виктор с трудом остановил мужика, который уверял, что «уже слышит, как лёд внутри хрустит», а значит – дверь сейчас вот-вот откроется. Но видя, как расстроен этой облупившейся дверью Виктор, мужик усмирил в себе пыл молотобойца и пообещал бесплатно вызвать для нас службу помощи на дороге. Мужик ушёл в дом звонить, а мы с Виктором остались снаружи, думая, каждый о своём. Внезапно Виктор схватил меня за локоть и куда-то очень быстро поволок, приговаривая: «Быстрее, быстрее». Метров через пятьдесят он сказал, запыхавшись на ходу:
– Номера синие!
– Ну и что, если синие? – спросил я.
– В чём проблема?
– А у меня-то были красные (то есть из другого штата), – ответил Виктор. – Наверное, я не направо, а налево от твоего дома припарковался.
Он был прав. Его «Олдсмобил» точно такого же цвета стоял тоже в трёх кварталах, но в противоположную сторону от моего дома.

Чужие деньги

Однажды вечером на телефон пришло сообщение, в котором указывалось, что на мой счет поступила определенная сумма денег. «Ну, – думаю, – ошибся кто-то, с кем не бывает. Надо будет – позвонят, верну. Ну и вообще, не та сумма, о которой стоит беспокоиться». Через два дня утром раздается звонок с незнакомого номера. Ну, то есть тогда он мне показался незнакомым. Если бы пригляделся, то мог бы заметить, что от моего он отличается одной цифрой. Отвечаю, слышу раздраженный женский голос.

– Мужчина, вам приходили в четверг деньги на телефон?
– Да, приходили.
– А вы не хотели бы мне их вернуть? Я ошиблась.
– Да, конечно. Как это сделать?
– Положить на этот телефон, с которого я звоню.
– Хорошо, будет время – положу.
В голосе собеседницы появляются истерические нотки.
– Вообще-то, мне срочно!
Мое негодование начинает трансформироваться в легкое бешенство.
– Вы понимаете, что это вы ошиблись, а не я? Почему вы от меня что-то требуете?
– Да, это я ошиблась, я не требую, а прошу, верните мне мои деньги!
– Хорошо, будет время – верну.
– Когда?
– Когда будет время.
– Так. Если вы мне не вернете мои деньги, я вас найду. И найду способ их получить. Даю вам сутки. Жду.
Сбрасывает. Перезваниваю:
– Девушка, скажу вам сразу, в течение суток я вам деньги не верну, можете начинать карательную операцию прямо сейчас. Не теряйте драгоценного времени.
– А когда сможете вернуть?
– Девушка, вы не поняли. Я не говорил, что не смогу. Я говорил, что не верну.
Секунд пять из трубки доносится напряженный скрип мозгов:
– Какое вы имеете право мне угрожать?
– Я? Угрожать? Чем?!
– Своим тоном! Так когда вы вернете мне деньги?
– А сколько вы готовы ждать? Неделю готовы?
– Да.
– А месяц?
– Да хоть всю жизнь!
– Ну вот всю жизнь и ждите.
Сбрасываю. Далее следует серия коротких звонков от нее, все исключительно матом. После этого не смог не бросить все, не пойти на улицу и не положить ей денег на телефон. Положил в два раза больше… Сначала хотел перезвонить и потребовать половину вернуть, а потом решил не связываться, оставил ей эту сумму за моральный ущерб.

Дело о наковальне

На одном подфлажном судне торгового флота, тянули лямку в 9-ти месячном контракте моряки, хорошие ребята разных национальностей. Командовали ими капитан и старший механик – хорваты. Их контракт, как европейцев, не превышал 3-х месяцев. После приемки судна стало понятно, что руководитель машинного отделения – тиран и самодур. С утра до вечера он прессовал команду, давал идиотские поручения, загружал ненужными переработками. Работа в море и так нелегка, а ему удалось сделать ее невозможной. В любой свободный момент в порту или на якоре машинисты были загружены какой-нибудь работой. Типа «Разберите мне этот насос, хочу посмотреть, что внутри». Народ коптит, разбирает, тот приходит, смотрит и уходит с фразой «Собирайте». Помимо этого он был скуп и мелочен. Ветошь делилась на чистую, слабо промасленную, средне промасленную, сильно промасленную. И пока каждая тряпка не проходила всю иерархическую ступень, ее не сжигали. Находил старую гайку, чистил, проходил резьбу метчиком и складывал про запас. Находил ржавый болт с сорванной резьбой, отрезал поврежденную длину, чистил и складывал про запас. Естественно, машинисты дни считали до конца его контракта, и вот, этот день наступил. Дабы хоть как-то отплатить за любовь, моряки прибегли к старому, но проверенному способу. Нашли небольшую наковальню, килограмм так на 15, почистили ее, покрасили, токарь бором красиво выгравировал фразу на английском: «С наилучшими пожеланиями, экипаж судна такого-то». Обмотали ветошью и скотчем, дабы не запачкать личные вещи. Пришли к стармеху попрощаться, а в это время, по предварительной договоренности, старпом позвонил стармеху и попросил его подняться на мостик на минуту. За то время, что его не было, наковальня нашла свое место на дне необъятного чемодана стармеха и была аккуратно прикрыта вещами. Когда на следующее утро хорват тащил по разбитому причалу свой неподъемный чемодан, ошибочно полагал, что слезы на глазах провожающих, были из-за глубокой печали.

Новый стармех оказался нормальным мужиком, и его контракт пролетел незаметно и спокойно. И каково было удивление, когда его менять приехал снова старый хорват. Сказать, что машинисты расстроились – ничего не сказать, особенно огорчились участники «дела о наковальне». Но никуда не денешься, служба – есть служба, и утром все собрались, как обычно, на пятиминутку. Стояли, втянув головы в шеи, ссутулившись, ожидая справедливого гнева. В ЦПУ заходит хорват и, сгибаясь, заносит тяжелый пакет, ставит его на палубу, напротив токаря, разворачивает, а там новая, сверкающая краской наковальня, примерно такого же размера и веса, как и героиня истории. Выпрямился стармех и говорит: «Я тут случайно в прошлый раз прихватил с собой домой наковальню. Оставил ее дома на память, я вам привез новую, так это дело нужное в машине». Говорят, он не стал хорошим начальником, но отношение к людям изменил кардинально.

Источники – «Анекдоты из России», «Анекдоты@mail.ru», «Анекдотов.net», «Online.ua»

Поделиться.

Комментарии закрыты