Убыточное пари

0

Убыточное пари

Снова «сдох» трансформатор и снова весь дом сидит без света. Вышел на балкон, посмотреть на виды своего города. Заметил на полу целый пакет прошлогодних яблок. Взял парочку и стою, кидаю в открытый люк внизу. До люка метров 20 по диагонали и высота 6-го этажа. Из пяти яблок, в люк попали 4. Сосед снизу Димон, паренёк молодой, моего возраста, вышел тоже на балкон покурить. Увидел, что я страдаю, и говорит, мол, спорим на косарь три яблока подряд не закинешь в люк. Ну, я согласился, достал телефон, чтобы на камеру снять, потому что Димон без докозательств отмажется. Все три яблока улетели ровно в цель. Тогда сосед говорит – давай левой попробуй. Попадёшь – дам ещё косарь. Ну, я согласился, положил телефон в правую руку, яблоко в левую. Размахиваюсь и кидаю телефон. Сосед чуть с балкона не упал от смеха. А я стою, наблюдаю и думаю – лишь бы промахнулся.

Но нет, этот айфончик полетел ровно в цель и прям так было слышно что упал в воду. Я побежал вниз, но было всё тщетно. Люк был глубинной метров пять и наполовину заполнен водой.

Выкинул кучу денег. Димон отдал косарь. Честный парень.

Так и умереть можно

Есть у меня друг, Мачей, поляк. Здоровый такой детина, 185 см, 100 кг,
качается, в хоккей в защите играет, все такое. В ту субботу он мне помогал в новый дом переезжать, мебель прямо на себе носил. Еще с нами Валера был, он в нападении играет, тоже немаленький, но Мачей, пожалуй, больше будет.

Закончили переезд, я им выдал устную благодарность, отвез домой к Мачею.

Посидели, поболтали, посмотрели его журналы «Железный мужчина»,  в которых женщины с большими грудями. Совсем я уж собрался уходить, а Мачей и говорит: хотите, мол, ребята, буженины? Мол, всем хорошая буженина, а он ее есть не может – последний день Великого поста или что там у них, католиков, перед Пасхой. А на выходные он домой уезжает, так что пропадет добро. Ну, мы с Валерой: какой разговор, поможем!

Я настрогал таких аккуратных ломтиков, Валера вообще вприкуску уминает.
Хлеб тоже достали, помидорчик, хренку оказалось в холодильнике. Мачей бедный сидит, смотрит на мясо, не отрываясь, аж скулы сводит. Оказалось, он два дня не ел, с четверга.
 Католики они такие, увлекаются оккультом, блюдут традиции, все такое.
Как только мебель мужик двигал, не пойму. Мы доели по-первому бутерброду, пошли на вторые, не пропадать же добру. Мачей с ноги на ногу переминается,
 на буженину смотрит, слюни текут, в глазах нездоровый блеск. Может,
 говорит, и мне ломтик? А то, говорит, сейчас от голода двинусь.

– Конечно, – говорю, –  и ломтик, и два, кушай на здоровье. Мы никому не расскажем.
Мачей пальцем в потолок тыкает: рассказывай, не рассказывай, его, говорит, не проведешь. В общем, серьезно к делу подходит. Я же говорю, поляки – они хуже итальянцев в этом смысле. Хорошо, говорю, не ешь, нам-то что.

А Валера уже и огурчик солененький в холодильнике нашел и нарезает. Положил на бутерброд и как хрустнет им, огурчиком. Тут у Мачея всетормозные системы, воспитанные годами катехизиса, полетели, схватил нож, не фиг, говорит, нет таких правил, чтобы у оголодавшего человека на глазах пожирали его же буженину, да еще с огурчиком. Приладился к буженине, ножом ломоть наметил, только собрался резать, над нами перегорает лампочка! Мачей бедняга нож бросил, крестным знамением себя осенил, глаза к потолку немытому возвел и что-то шепчет про то, что, спасибо, мол, что не дал в грех впасть. Мы с Валерой, ясное дело, на полу.

Вот, собственно, и вся история, можно было бы на этом и закончить, но вот что случилось дальше. Позвонила его польская мама, он ей рассказал о своем испытании, а она и говорит:

– Дурачок ты, Мачей, кушать вчера было нельзя, а сегодня уже можно. Как он жрал!

Новшество оборонной промышленности

Эта история случилась в войсковой части. Завезли в этот городок изрядную партию очень модных по тем временам мужских трусов, типа плавок. Через некоторое время все мужское население этого городка ходило в одинаковых трусах. Для прохождения дальнейшей службы, прямо из училища, прибыл в эту часть молодой лейтенант. И как раз в это время на полигоне должно было проходить испытание. Это значит, что все офицеры части должны были сидеть в специальных вагончиках и бункерах и следить за приборами. Объявляют часовую готовность, лейтенант бежит в вагончик и занимает там свое место.

А в этом вагончике, кроме него, сидели еще три офицера, ну и видят – лейтенант какой-то молодой. До испытания еще час, сидеть скучно, начали знакомиться:

– Служить, значит, с нами будешь? Первый раз на испытаниях? Слушай! А тебе-то спецтрусы выдали? Специальные, из просвинцованной ткани? На испытаниях без них никак нельзя, сам понимаешь… Лейтенант, конечно, сначала не поверил. Но офицер снимает штаны и говорит:

– Вот видишь, вот это спецтрусы, на испытаниях в таких все ходят.

И лейтенант действительно видит, что трусы какие-то необычные, за пять лет училища он кроме как до колен не видел, а тут что-то действительно специальное, но все равно, до конца еще не верит. Но тут второй офицер снимает штаны и очумевший лейтенант и у него видит точно такие трусы! Он начинает немного сомневаться, но когда и третий офицер предъявляет спецтрусы, лейтенанта охватывает паника.

Мужики, конечно же, начинают советовать: Значит так, до испытаний еще полчаса, но ты еще можешь успеть, бегом беги на вещевой склад, тут недалеко – километров пять… Ну и лейтенант, конечно же, побежал. Бежит он по городку со страшной силой и идет ему навстречу начальник с большими звездами, проверяет готовность, и видит, несется навстречу какой-то лейтенант с выпученными глазами, в то время как до испытания осталось полчаса и все должны находиться на местах. Ну, естественно:
– Товарищ лейтенант! Почему не на посту?

Лейтенант, глотая ртом воздух и порываясь бежать дальше, начинает объяснять, что он только прибыл и сразу на испытания, а спецтрусы ему не выдали и никто ничего не сказал… Начальник ничего не понял:
– Какие трусы, бегом на пост!

Но лейтенанта уже заклинило, и он начинает кричать, что пока ему не дадут спецтрусы, ни на какой пост он не пойдет. Начальник видит, что человек не в себе, начинает его успокаивать, выяснять, чего же он хочет. Лейтенант тоже немного утих и объясняет, что вот, мол, у всех спецтрусы – а у меня еще нет, а у меня невеста и вообще…

Начальник начинает чего-то понимать, и толкует, мол, да над тобой пошутили, никаких спецтрусов нет, но лейтенант уже уперся – нет, у всех есть. Начальник выходит из себя – ну блин, на, смотри!

И расстегивает штаны – а там у него точно такие же трусы, как и у офицеров.
С лейтенантом сделалась истерика… А офицерам объявили выговор.

Антидот

История со слов моего приятеля. Любим мы с женой грибы (поесть), просто фанаты какие-то (может, чего в организме не хвата?). Одна проблема – слабо разбираемся (молодые ещё, а дедушек-бабушек, чтоб подсказали, под боком нет). Знаем, конечно, кое-что, ну там опята, белые, подберезовики… Выбрались как-то в лес, грибов – миллион и ни одного знакомого. Бродили, бродили, пока на одной симпатичной лесной опушке не натолкнулись на целую россыпь замечательно красивых грибочков (прямо как на картинке). Стоим, мнемся, брать – не брать? Вспоминаем приметы съедобных грибов.

Значит так, шкурка со шляпки должна легко сдираться – сдирается замечательно, мякоть должна быть приятного мучного привкуса без горечи – пожевали, выплюнули – нормально вроде. Принимаем решение – берем, дома разберемся. Набрали ведра два. Дома жене задание: хорошенько проварить, затем тушить со сметаной. Я же тем временем, удобно устроившись на диване, листаю пухлую энциклопедию грибника. Нахожу описание чего-то похожего на то, что насобирали – грядовка кремовая называется (ну процентов на 85 совпадают приметы), подхожу к жене, показываю:
– Вот, видишь – то, что надо, хорошо, что взяли.

Попробовали по хорошей ложке еще не дотушенных грибов – вкуснотища-а-а! Снова ложусь на диванчик листать свою книжицу. Дохожу до раздела ядовитых грибов и, к своему ужасу, наталкиваюсь на новое похожее на наш улов описание – смертельно ядовитый гриб грядовка беловато – кремовая (приметы совпадают процентов на 95). В лицо дохнуло холодным дыханием костлявой (которая с косой). Липкий холодок пополз между лопаток по направлению куда-то к ягодицам. Бегу на кухню, крича на ходу жене:
– Все бросай! Мы отравились! Возможно насмерть! Срочно все вырвать!

Ну, мужику оно как-то проще и привычнее: два пальца в глотку и все дела. А жена ну никак, полчаса мучилась – ничего не выходит. Развел литровую банку марганцовки, заставил выпить почти всю, только тогда прочистилась. На всякий пожарный еще и по клизме поставили. Отдышались, успокоились немного, сидим, настороженно прислушиваемся к внутренним ощущениям.

Приходит сосед (навеселе):
– Че это вы такие – никакие, как с креста снятые?
Рассказали. Он, типа, щас разберемся, чего это вы там наелись. И на кухню. Мы за ним. Смотрим – пристроился к сковородке и весело так рубает наши поганки.
– Эх вы, придурки, это ж самый что ни наесть лучший съедобный гриб, я их у бабки в деревне мешками ел.

Посмеялись, достали из холодильника бутылочку винца, дружно прикончили целую сковороду. Через некоторое время, когда сосед уже ушел, сидим, прикалываемся друг над другом. Вдруг звонок в дверь. Открываем – на пороге жена соседа:
– Ребята, у вас нет чего-нибудь слабительного или марганцовки, мой идиот чего-то нажрался, лежит весь зеленый и стонет.

Мы дико переглядываемся и с воплями:
– У нас совсем мало осталось, самим надо, – дружно бросаемся в уборную.

Источники –  «Анекдоты из России», «Анекдотов.net», «Online.ua», Bestbash.org

Поделиться.

Комментарии закрыты