Хаски: езда всем холодам назло

0

С наступлением зимы немало туристов устремляется в приарктические земли, чтобы на собственной шкуре испытать весь экстрим жизни на Крайнем Севере. Одно из самых ярких впечатлений от северных широт – это езда на собачьих упряжках. Собственно, передвигаться там больше не на чем. Техника не всегда срабатывает в суровых условиях, а вот северные собаки никогда не подводят человека, даже в самые свирепые морозы и снежные бури.

Кроме того, без ездовых собак никогда не были бы покорены оба полюса. В 1909 г. Пири с их помощью достиг крайней точки Севера, а Амундсен в 1911 г. водрузил флаг Норвегии на Южном полюсе, пройдя на собаках в тяжелейших условиях Антарктиды 2980 км за 99 дней. Да и нынешние путешественники-одиночки не могут обойтись без этих удивительных животных. Ездовых собак использовали в своих странствиях экстремалы японец Наоми Уэмура и россиянин Федор Конюхов.

Звезды «золотой лихорадки»

Но в первую очередь, лохматые напарники помогают выживать северным народам в самых невыносимых климатических условиях. Историки полагают, что ездовое собаководство значительно старше оленеводства. Самая древняя находка охотничьей стоянки с остатками нарт, в которую запрягали собак, была обнаружена в конце 1990-х гг. на одном из Новосибирских островов. Углеродный анализ показал, что возраст находок – не менее 7,8–8 тыс. лет.

Самые популярные породы ездовых собак – чукотская порода, сибирский хаски, аляскинский маламут, гренландские собаки и т.д. Псы не сидят без дела ни зимой, ни летом. Если в зимнее время их главная задача – найти безопасную дорогу в снежных заносах, то летом четвероногие работники буксируют лодки, перевозят во вьюках грузы, тянут нарты по заболоченной тундре. Им больше нравится трудиться, чем день за днем сидеть без дела на привязи.

Сибирский хаски прославился во времена «золотой лихорадки», когда несколько упряжек с ними были вывезены с Чукотки и Колымы в Америку. В 1909 г. хаски впервые выставили на бега. Своим небольшим размером относительно других ездовых собак они вызвали насмешки. Но когда упряжка на бегах пришла третьей, и то по вине каюра, мнение о них резко изменилось. Тогда же возник большой спрос и на аляскинского маламута.

В 1920-х гг. на Аляску устремились золотоискатели, но попасть в эти края было очень трудно. Добивались успеха только те, кто использовал в качестве транспорта собачьи упряжи. Из-за растущего спроса собаки стоили больших денег – за одно хорошее животное платили до 500 долл., огромную сумму по тем временам.

Псы-герои

Но псы стоили этих денег. В истории немало случае, когда ездовые собаки спасали сотни человеческих жизней. Так, настоящий подвиг совершил пес Болто породы сибирский хаски. В городке Ном на Аляске в 1925 г. разразилась эпидемия дифтерии, грозившая унести жизни многих людей. Спасительную сыворотку необходимо было доставить из ближайшего города Ненана. А это маршрут по 30-тиградусному морозу в пургу длиной более 1000 км. В сложнейших условиях, на нескольких собачьих упряжках, эстафетой всего лишь за 5 дней (вместо 9 по прогнозам) драгоценный груз был доставлен в Ном. На последнем этапе пути упряжку из 13 собак вел вожак Болто, его знала вся Аляска. Обессиленный и замерзший каюр не мог управлять собаками. Болто сам выбрал нужный путь и довел упряжку до города.

В этой же экспедиции отличился вожак по кличке Того и его хозяин Леонард Сеппала. Чтобы сократить путь, Леонард пустил упряжку по льду. Лед вокруг путников обломился, они несколько часов кружили в открытом море, а когда льдину, в конце концов, прибило к цельному льду, Сеппала и Того перебрались с постромками через 1,5 м воды, чтобы притянуть остальных собак. Упряжь соскользнула в воду, тогда Того прыгнул за ней и тянул постромку в воде к каюру до тех пор, пока льдина не подошла достаточно близко, чтобы собаки из упряжки смогли перейти на крепкий лед. Всего упряжка прошла 418 км, не дотянув до Нома 125 км – у Того от долгого плавания в ледяной воде и трудного пути отнялись лапы.

Главное – талантливый вожак

Ездовые собаки, пожалуй, самые уникальные из всех существующих. В них совмещаются несовместимые качества. Для успешной работы в упряжке им надо подавить охотничьи инстинкты, но в то же время они должны уметь защитить своего хозяина от белого медведя или помочь ему в охоте на нерпу.

В этом отношении больше всего славятся чукотские собаки-луночницы, которые отбираются из ездовых. Во время зимней охоты на нерпу охотник выезжает на лед, оставляет упряжку в приметном месте, а сам идет в торосы с одной или двумя собаками, великолепно чующими лунки нерпы, под снегом и определяющими, какие из них посещаются зверем. Остальные собаки по много часов терпеливо ждут хозяина. Бывает, что и снегом их заносит, но они все равно лежат на том же месте, изредка приподымая головы и, прислушиваясь, не возвращается ли охотник.

Прежде собаки помогали охотиться на белого медведя. Упряжка, разогнавшись, резко сворачивала в сторону перед грозным противником, а нарта по инерции летела вперед и сбивала медведя с ног. Тут-то охотник и пускал в ход свое копье.

До сих пор заменить собачьи упряжки на зимней охоте не может никакая техника. Только собаки могут спасти охотника: они найдут самую безопасную дорогу к поселку, минуя снежные надувы и проламывающийся лед. Тут многое, если не все, зависит от вожака упряжки.

Выбор вожака – дело сложное, и у каждого народа есть свои способы. Например, на юге Чукотки вожака определяют, когда щенки еще слепые. Их сажают в глубокий таз, куда брошена шкура. По ней щенки выбираются на край таза и начинают ходить по нему. Один за другим они сваливаются, но бывает, что остаются один-два, которые долго могут уверенно ходить по краю. Вот из них-то и берут вожака. Такие собаки, став взрослыми, хорошо чувствуют пространство, и даже в темноте не поведут нарты по снежному надуву, под которым пустота.

Вожака обучают два года. Каждая упряжка – это маленькая стая со своей иерархической структурой, во главе которой стоит человек. Он управляет этой стаей через одного-двух вожаков. Один вожак умеет наилучшим образом выбрать дорогу, другой организует работу всех собак упряжки, бдительно следит, чтобы они работали в полную силу и подчинялись хозяину. Вожаки вовсе не обязаны сильнее всех тянуть потяг – главная их задача заставить упряжку работать даже тогда, когда собаки уже устали.

Землеройные машины

Северные собаки очень милые на вид, а потому их с удовольствием заводят в домах, тем более что они очень неприхотливы. Но в крови этих собак заложена активная деятельность, поэтому им обязательно нужна работа, будь то занятия ездовым спортом или долгие прогулки. Поэтому для жизни в квартире они не подходят, другое дело, если вы живете в частном доме с большим прилегающим участком земли – псу тогда есть где размяться. Только учтите, что эти собаки известны как превосходные «землеройные машины» – стремление рыть заложено у них в генах, в прошлом они таким образом добывали себе пропитание (грызунов). Перекапывая участок, они наслаждаются самим процессом работы.

Кроме того, охранники из ездовых собак никудышные – слишком они дружелюбны к людям. И это тоже заложено в них самой природой.

Подготовила Анна Попенко,
по материалам Zverenki.com, Rusdog.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты