Николай Бурляев: «Я родился в доме убийцы Лермонтова»

0

Актер и кинорежиссер Николай Бурляев за свою жизнь снялся более чем в 50 фильмах: «Иваново детство», «Военно-полевой роман», «Мастер и Маргарита».

— Николай Петрович, когда вы поняли, что хотите стать актером?
— Я не пытался попасть в кино специально, да и вообще с пяти лет заикался. Но в 1959 году, когда мне было 13 лет, ко мне на улице неожиданно подошёл Андрей Кончаловский и сказал: «Мальчик, пойдёшь сниматься в кино? Ты мне подходишь!» Я очень удивился и даже потребовал показать удостоверение.

Оказалось, действительно Кончаловский, он хотел снять меня в своём короткометражном фильме «Мальчик и голубь». Так и определилась моя судьба — стать актёром и режиссёром. На съёмочной площадке я увидел, как работает Кончаловский, увидел его обаяние и доброту, и то, что на съёмках он — главный. Меня это так покорило, что я подумал: «Вот бы мне стать таким». Кстати, именно Кончаловский познакомил меня со своим братом Никитой Михалковым. Просто однажды привёл к себе домой, и Никита сразу же взял меня к себе в друзья.

— Через год вы уже снимались в фильме Тарковского «Иваново детство». Как это произошло?
— Мне позвонил Андрей Кончаловский и велел прочитать рассказ Владимира Богомолова «Иван». Он сказал, что Тарковский увидел мою игру и хочет, чтобы я пришёл пробоваться на главную роль в его фильме «Иваново детство». При первом же общении я увидел, насколько он особенный человек. Он словно жил в двух измерениях одновременно: и наяву, и где-то в бесконечности. И в этом «далеко» он был чаще, чем с нами. В «Ивановом детстве» я играл не себя, а Тарковского: его жёсткость, энергию, жестикуляцию и мимику.

— Какие фильмы вы считаете главными в своей жизни?
— Их два. Первый — это, конечно, «Лермонтов» 1986 года, который я снимал как режиссёр и который стал моим режиссёрским дебютом. Я его делал целых шесть лет, в его создании принимали участие около 5 тысяч человек. Сложный был фильм. А в конце съёмок меня вдруг позвал наш лермонтовед и показал мне фото дома убийцы Лермонтова — Мартынова. И это оказался тот самый дом, в котором я родился и провёл первые пять лет своей жизни. Именно там меня в детстве что-то испугало, и я начал заикаться. Я родился в доме убийцы Лермонтова! Это был шок!

— А второй фильм?
— «Мастер и Маргарита» Юрия Кары. Я сам хотел поставить фильм по Евангелию, и тут мне предложили сыграть поэта Бездомного в «Мастере и Маргарите». Но на пробах я сказал, что хочу сыграть Иешуа. Юрий Кара меня взял, но сыграть я не решался ещё год: мне казалось, что я не имею на это права — играть Христа.

— Как готовились к роли?
— Жил в уединении, постился и молился. «Мою» часть фильма делали в Израиле, в Иерусалиме. В первый день меня одели, загримировали. Мне надо играть сцену, в которой Иисуса и разбойников отправляют на казнь. А я понимаю, что не готов, что пуст, бездарен и скован. И в этот миг Юрий Кара мне крикнул: «Да ведь он же всех любит!» И этого было достаточно: меня просто пронзило осознанием, и в меня потекла любовь ко всем — к окружающим, к Понтию Пилату, к разбойникам, даже к Каре! Я в жизни не такой, но тут поймал этот луч. Когда я пришёл с женой на премьеру, впервые в жизни не смог придраться к своей игре.

Мария Горбунова
«Северо-Запад»

Share.

Comments are closed.

Exit mobile version