Алексей Макаров: «У нас не работа, а праздник сплошной»

0

На свою профессию он смотрит без прикрас

Несмотря на то, что его мать была против творческой карьеры своего сына, юноша выбрал для себя актерскую стезю.

«Мамой называл бабушку»
15 февраля 1972 года в семье актеров Любови Полищук и Валерия Макарова родился сын Алексей. Существует интересный факт – в свидетельстве и других документах артиста указана дата появления на свет 15 апреля 1972 года, но сам актер говорит, что она ошибочна. Родители мальчика были заняты карьерой, так что воспитывала ребенка бабушка.
«Когда я жил у нее и мне было года 3-4, я называл ее мамой, – признается актер. – Это нормально. Мама очень много работала и приезжала не так часто. Дети актеров всегда обделены вниманием. В этом нет ничего страшного». Спустя много лет Алексей Макаров не держит зла на мать, более того, именно теперь он понял, что значит быть актером и одновременно воспитывать ребенка. «Я сам папа, у меня растет дочь Варя. Я понимал, что она периодически забывала слово “папа”. В течение трех месяцев, пока длились съемки “Трех мушкетеров” в Санкт-Петербурге и в Чехии, я не мог встретиться с дочерью. И когда я ее увидел после съемок, то понял, что она забыла, кто такой папа. Это беда – ребенок забывает. Но такова участь детей всех актеров».
Знаменитая мама, Любовь Полищук, увезла сына в Москву, когда ему было семь лет, Мальчику приходилось учиться в интернате, так как звездная мама была постоянно занята на съемках и не могла уделять время своему ребенку. О школьных годах актер отзывается неохотно, они не оставили в душе теплых воспоминаний.
Отчим у Алексея появился в 13 лет, когда Любовь Полищук вышла замуж за Сергея Цигаля. Тогда же было принято решение забрать мальчика из интерната и отдать в обычную школу. Вскоре в их семье родилась дочка Маша. Отношения со сводной сестрой у мальчика сложились хорошие. Родителям приходилось много работать, и забота о девочке легла на плечи старшего брата.
Несмотря на отговоры мамы, сын Полищук уже в 14 лет решил стать актером, причем незамедлительно. Но поступить в ГИТИС с первого раза ему не удалось. Поэтому трудовая биография Макарова началась с «ролей» продавца билетов, грузчика и даже пожарного. Но вторая попытка оказалась удачной, и Алексей поступил в ГИТИС. Он попал на курс Павла Хомского. В 1994, по окончании института, Макаров работал в театре имени Моссовета. Но за 8 театральных лет ему повезло сыграть только одну заметную роль: в постановке «Иисус Христос – суперзвезда» он перевоплотился в царя Ирода. На этой роли работа на театральных подмостках и завершилась. Макаров ушел из театра.

«Огреб я после Минска по полной, да и правильно»
А вот киномир принял сына знаменитой Любови Полищук более радушно. Еще работая в театре, ему посчастливилось сыграть в двух кинолентах: триллере «Чек» и драме «Ворошиловский стрелок». Но не всегда все складывалось удачно: «Однажды меня сняли с роли. Сейчас об этом уже можно рассказать. Я тупо запил на площадке. Это не были разногласия с режиссером. Я приехал в Минск на съемки сериала, мне безумно понравилась группа, особенно женская ее часть. А когда мне нравилась женская часть группы, я в те времена начинал много выпивать, настойчиво угощать напитками всех вокруг и становился обременителен в общении. Не говоря уже о рабочем моменте. Молодой, дурной был, безответственный. Что никак меня не оправдывает.
Группа прониклась, все всё поняли, но продюсеру сериала Валерию Петровичу Тодоровскому, студия которого осуществляла съемочный процесс, это, мягко говоря, не показалось таким милым. Я был отозван в Москву. Валерий Петрович пригласил меня в офис на «Мосфильме», надел на себя древнегреческий хитон, взял в руки копья и молнии покрупнее, взгромоздился на облако и оттуда прописал мне таких оглушительных пилюль от раздолбайства, что плакали даже стены киностудии, повидавшие всё.
Пристрастно выслушав мой невнятный оправдательный лепет, он поклялся всеми богами Олимпа, что никогда в жизни больше не свяжется с актером Макаровым, если Макаров не пересмотрит кардинально свое отношение к людям, жизни и работе. И он держал слово лет пятнадцать. Потом проклятие пало, чары развеялись, и меня опять стали приглашать к нему на студию на пробы. Одни такие пробы завершились главной ролью в сериале “Частица вселенной”, но это отдельный, долгий разговор. Огрёб я тогда, после Минска, по полной, да и правильно огрёб. Полезно, чтобы нам, актерам, периодически прилетало. Тогда мы малость приходим в себя. Ишь, самовлюбленное племя».
Он действительно всегда самокритичен: «Кто мы? Клоуны обыкновенные, шуты, скоморохи. Театр же оттуда берет свое начало, с площадей, ярмарок. Никакого цинизма, любой артист в душе согласится со мной. Кто-то удивленно вскинет бровь: «Да что он вообще говорит? У нас сакральная профессия, от бога». Я отвечу: «Иди ты со своей сакральностью: я знаю цену этой профессии. Знаю, откуда у нее ноги растут. Знаю, из какого сора растут стихи, не ведая стыда». Это про нас Ахматова написала, про все наши роли».

Ревнивец
Личная жизнь Алексея Макарова оказалась настолько бурной, богатой событиями, скандалами и сплетнями, что даже затмила творческую. Первой супругой актёра стала журналистка Мария Сперанская. Они прожили вместе три года. Столько же продлились отношения с актрисой Ольгой Силаенковой. Макаров бросил Ольгу ради другой красавицы – актрисы Екатерины Семёновой. Но и с ней ловелас не задержался надолго. Ведь на горизонте появилась сердцеедка Анастасия Макеева. До сих пор на слуху громкий скандал, который разгорелся из-за рукоприкладства Макарова по отношению к актрисе.
Виктория Богатырева успела в короткий период совместной жизни родить ему дочку Варю. Но дети не всегда спасают браки, и этот союз тоже вскоре разрушился. Личная жизнь Алексея Макарова сделала очередной виток: на горизонте появилась Мария Миронова. От гражданского брака с Богатыревой вмиг не осталось камня на камне.
Макаров и Миронова официально поженились в ноябре 2011 года. Но счастье длилось недолго, пара развелась в 2013 году. Черная полоса началась, когда супруги приняли участие в съемках фильма Сергея Жигунова «Три мушкетера». В конце съемочного периода Мироновой пришлось сыграть в откровенных любовных сценах, чего ревнивец Алексей не перенес спокойно. Вскоре Макарова увидели с коллегой Ольгой Филипповой. Она рассталась с мужем Владимиром Вдовиченковым, который предпочёл ей Елену Лядову. Алексея и Ольгу видели вместе то на премьерах фильмов, то в ресторанах. Но пара на расспросы журналистов отвечала, что они друзья.
Дочь Алексея Варя собирается стать художницей. Но Макаров понимает, что это решение не окончательное. И вполне допускает мысль, что в 14-15 лет она захочет быть артисткой: «Папа всполошится, вскинется, запротестует, но потом по блату пропихнет, конечно. Мама была против моего обучения в ГИТИСе, но все-таки помогла мне туда поступить, используя административный ресурс, чего уж тут отрицать».
Многие бывают категорически против того, чтобы их дети были актерами. Ссылаются на то, что это очень трудно. Но Алексей только смеется: «Что трудно? Играть на сцене? Сниматься? У нас не работа, а праздник сплошной. Вдобавок — хорошо оплачиваемый. Слушайте, а давайте актеры, которые считают, что сниматься трудно, скажут это на фоне шахтеров, выходящих из забоя после смены. А потом, глядя в глаза шахтерам, объяснят, как порою невыносимо репетировать, какой холодный гримвагон, сколь черствые сердца вокруг, как снимают лето зимой и зиму летом и что обед с опозданием привезли.
Простите, правда, я в последнее время читаю интервью некоторых, малость утомленных жизнью, артистов с самомнением размером с Эверест. Так и хочется спросить: “Парень, ты ничего не перепутал? Прям тяжело? Ты еще скажи, что все трюки в картине выполняешь сам, это так мило”».
Что до своей дочери, то Макаров считает, что не вправе вообще ни в чем ей препятствовать: «Я ее проводник, пока ей не исполнится лет 12-13, а дальше она самостоятельный человек, который будет сам принимать решения и нести за них ответственность. Ничего ей не запрещаю и не повышаю голос. Могу только рассказывать, как, мне кажется, нужно делать, а как — не стоит. Если я захочу потерять доверительные отношения с дочерью, я буду приказывать, настаивать, орать. И она потом возненавидит меня, зачем это нужно? С ребенком надо дружить в первую очередь, а не давить родительскими полномочиями. Двойки, тройки. Даже слышать об этом не хочу. Пускай двойки получает, пускай вообще не учится! Была бы моя воля, я забрал бы ее из школы. Дальше индивидуальное обучение дома. Все, что ей интересно самой, плюс иностранные языки, навыки современных коммуникаций и компьютерная грамота, литература, философия. По моим наблюдениям, дочь растет явным гуманитарием».

«Я не смог бы быть режиссером»
Из последних работ артиста – «История одного назначения», где Макаров сыграл брата Льва Толстого Сергея: «Я в этой эпизодической роли шел от себя. Как учили в институте – “я в предлагаемых обстоятельствах”. В данном случае обстоятельства увы и ах. У парня четверо детей от цыганки, с которой он живет во грехе. И при этом он еще ухлестывает за юной сестрой жены Льва Николаевича. Этакий гусар-подонок, дистиллированный эгоист. Люди вокруг него страдают от его поступков, травятся мышьяком, но для Сергея Николаевича это лишь повод пожаловаться брату на свою невыносимую, тяжелую судьбинушку, даже отчасти бравируя ею. Человек полностью зациклен исключительно на своих проблемах и не понимает, что он сам и создает эти проблемы всем вокруг. Простота, которая хуже воровства».
Режиссером картины выступила Авдотья Смирнова. «В плане опыта это был для меня подарок судьбы, – признается Макаров. – Когда хороший режиссер снимает кино, у него в голове, чаще всего, уже все снято. Поэтому, когда я начинал хлопотать лицом, желая блеснуть гранями и расплескать талант по периметру, в голове у Дуни нарушался задуманный рисунок и звучала команда: «Макаров, фу! Иди на место! Сегодня наказан!» Дуня — это тот режиссер, с которым я совсем не собирался спорить».
Сам он не представляет себя в режиссерском кресле: «Я стал бы абсолютно седым издерганным человеком с блуждающим взором, дрожащими руками и беспричинным смехом. Вы не представляете, что такое съемка. Это хорошо или плохо организованный, но — хаос. Я не смог бы быть режиссером. Если бы я увидел, что что-то идет не по-моему, кто-то меня конкретно подводит или косячит, я рано или поздно перенес бы инфаркт или перешел к рукоприкладству. Если вижу, что люди на площадке халтурят или им все равно, могу вспылить очень сильно. Лично для меня это сложнейшая профессия, требующая от человека в первую очередь таланта, четкого понимания, что ты хочешь донести до зрителя, железной выдержки и огромной самодисциплины».
Однако есть тема, о которой Макаров все же снял бы кино: «О том, что нам постоянно засоряют мозги какими-то новыми модными коллекциями, тенденциями, новыми смартфонами, новыми машинами, новыми аксессуарами, торопись, покупай, иначе будешь “не в тренде”, прослывешь лохом. Мы – общество потребления. В нас поселили веру в грубейший материализм. Мы отрицаем все духовное, метафизическое и совершенно не задумываемся, кто мы, откуда и почему мы здесь. И что это за место вообще такое, в котором мы находимся, и почему здесь все так странно. И почему человечество на протяжении всей своей истории декларирует одни ценности, а соответствует диаметрально противоположным. Об этом никто думать не хочет, все хотят обсудить, когда выйдет новый смартфон. Этакий бег в колесе.
Мне кажется, цивилизация, заточенная исключительно на сиюминутное материальное потребление, обречена, она сама себя угробит. Будет следующая цивилизация, но уже без нас. Мы себя показали богу во всей красе. Ни убавить, ни прибавить. Посмотрите ролики на YouTube о том, что творится в Америке в день открытия распродажи. Это же страшно. Люди избивают друг друга, чтобы схватить майку за полцены. Мы медленно, но верно превращаемся в животных, которые только жрут, спят и жаждут развлечений. Такое складывается ощущение, что меньше всего на свете человечество хочет знать про себя правду».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Newsomsk.ru, «Омскпресс» (omskpress.ru), 24smi.org

Поделиться.

Комментарии закрыты