Екатерина Семёнова: «Бывает, в день по две песни в голову приходят»

0

Певица и композитор Екатерина Семёнова живет в уютной однокомнатной квартире – вместе с двумя таксами среди множества мягких игрушек и других необычных коллекций.

— Вы — коренная жительница Москвы.
— Я прожила всю жизнь в этом доме, в этой квартире. Роддом, где я появилась на свет, находится рядом. Бывало, когда у меня всё в жизни складывалось плохо, приходила к нему и говорила: «Родина, ну, помогай мне!»

— Помогало?
— А как же!

— Сильно ли изменилось всё?
— К счастью, не очень. Тем проще вспоминать. Помню золотые шары, полный палисадник золотых шаров. Сейчас таких уже не сажают. Помню казаки-разбойники. Помню беседку, здесь, у нас во дворе. У нас вообще двор замечательный был. Со своим домовым клубом. Это здание до сих пор сохранилось: его хорошо видно с моего балкона. В домовом клубе собирались люди изо всех окрестных домов: играли там в теннис, волейбол, баскетбол. Зимой мы заливали каток. А ещё у нас проводились концерты, на которые приезжали настоящие большие артисты! Точно помню, была у нас балерина Рябинкина и Майя Кристалинская.

— Бываете в своей школе на выпускных?
— Была один раз, когда отмечали, по-моему, 45-летие школы. Мы общаемся с одноклассницами и решили собраться. Меня, правда, немножко напрягло то, что люди стали брать у меня автографы. А потом учителя неожиданно пригласили на свой банкет и попросили сказать какие-нибудь слова.

Мне стало смешно: «Что я вам тут говорить буду? Вы мне двойки ставили». Но уговорили. Пришла, спела песню акапелльно, и на этом мы разошлись по-хорошему. Девочка, которая училась старше на два класса, как-то на день рождения подарила мне стихотворение про Измайлово, и я написала песню, называется «Случайная встреча». Она с тех пор у меня в репертуаре и даже вышла в одном из альбомов.

— А что, ставили двойки?
— Да, было дело.

— Заслуженно?
— Конечно.

— Не нравилось учиться?
— Просто так получилось. Когда мне было 11 лет, умерла мама. И в школе появилась негласная установка: двойки-тройки мне не ставить, ведь до этого я хорошо училась. Я мгновенно привыкла к этому и перестала учиться, понимая, что всё равно никто не будет мне ставить плохую оценку. Вот так празднично и окончила. У меня даже по пению в аттестате тройка. Я просто была наглая и ленивая девочка. Ну, и в профессора не метила, потому что не моя это история.

— Расскажите, когда началась ваша любовь с музыкой?
— В совсем юном возрасте. У нас не было инструмента, поэтому я скакала по соседям, у которых было пианино, что-то пыталась играть. Лет в пять даже попробовала освоить гитару. Но быстро разочаровалась. Только став постарше, поняла, что неправильно пыталась извлекать звуки и просто не понимала, для чего там струны.

Потом была музыкальная школа. Учиться мне не нравилось. Я вообще учиться не люблю. Есть люди, которые любят учиться, совершенствуются всю жизнь: окончил один институт — пошёл в другой, и так до старости. Я не такая. Мне до сих пор иногда снится сон, в котором я, будучи уже в своём возрасте, оказываюсь в школе на каком-то экзамене — по химии или по физике. И говорю всем в ужасе: «Я же ничего не знаю». А мне в ответ: «Но сдать-то всё равно надо». К счастью, всегда вовремя просыпаюсь.

— Но всё-таки музыкальная школа пригодилась, вы ведь начинали как клавишница?
— Я начала свою карьеру клавишницы у нас на Измайловском острове. Это было для меня очень важно. Петь не брали, потому что были девочки, которые пели значительно лучше меня. Но они не стали связывать жизнь с музыкой. А от меня никто не ожидал, а я вот нате, здрасьте! Я попала в музыкальный коллектив под названием «Баллада». И вскоре уже начала петь профессионально.

— Изменились ли ваши отношения с соседями, когда вы стали знаменитой в 1980-х?
— Вы имеете в виду, что в одночасье все сказали: «Ой, ты посмотри, какая она популярная! Давайте звать её Екатериной Леонидовной и восхищаться её песнями»? Нет, такого, слава богу, не было. Я здесь росла и осталась для всех абсолютно такой же соседкой. Просто у меня поменялась работа. Хотя, не скрою, подсознательно иногда ждала, что как-то по-особому посмотрят. Помню, после первого эфира на «Утренней почте» я ведро выносить на помойку пошла. Думала, что сейчас они все офигеют. Но нет, вообще ноль реакции. «Привет! Как дела? Как то? Как сё?»

Думаю: «А как же телевизор-то?» Я дошла до помойки, выбросила мусор и вышла на Первомайскую улицу с пустым ведром. Встала. Думаю: «Как же артистки должны себя вести?» И иду по своей стороне медленно-медленно. Вижу вдруг, мужик на другой стороне улицы на меня смотрит. Думаю: «Ну, наконец-то!» А знаете, что самое смешное в этой истории? Я была настолько увлечена собой, ведром, тем, кто на меня смотрит, что… в дерево врезалась! К счастью, я момент привыкания к популярности как-то очень быстро проскочила.

— Вам повезло.
— Безусловно. Мне всегда вспоминается один разговор с Ефимом Шифриным. Это было в те времена, когда я находилась на пике популярности. Помню, как ждала у метро подружку, чтобы отдать ей билеты на ёлку для ребёнка. И вдруг из метро выходит Фима. Я говорю: «Что, тебе машину не дали? Как же так-то? Меня вот на машине привезли!» А он мне: «Нет, давали». Я удивилась: «А ты чего тогда на метро?» Он мне в ответ гениальные слова сказал: «Ты знаешь, лучше не привыкать. Потом скажут: «Нет для вас машины». Будет обидно». И пошёл дальше. Очень мне его слова в душу тогда запали. И я рада, что есть у нас в профессии нормальные, замечательные люди. Я на них равняюсь, они — на меня.

— Вы, кстати, любите музыкальные шоу, которые сейчас идут по разным каналам?
— Я музыкальные передачи вообще редко смотрю. Почему? Чтобы музыку не воровать. И в этом есть своя правда. Я сама очень много пишу, вот и не слушаю чужого, чтобы голову не засорять другими нотами. Бывает, что в день две песни в голову приходят. Просто просыпаюсь и знаю, что сегодня напишу песню.

Елена Харо
«Восточный округ»

Поделиться.

Комментарии закрыты