Ирина Богушевская: «Музыка – это дело всей жизни»

0
Популярной певице исполняется 55 лет

Звонкий проникновенный голос в сочетании с изысканной лирикой и инструментальной музыкой определяют неповторимый стиль Ирины как исполнителя, поэта и композитора.

«Я хотела быть трагической поэтессой или певицей»

Богушевская родилась 2 ноября 1965 года. Ее детство прошло преимущественно за границей. Отец, переводчик, владеющий пятью языками, был направлен в Багдад, а там было поверье — погладить белокурого ребенка по голове – это к удаче. Маленькая Ирина была очень напугана: «Мы пошли на рынок, мне было четыре года — и вдруг ко мне все стали подходить и гладить по голове. Представляете, толпы народу. Причем, это же Багдад, жители непривычного нам вида. У меня был реальный стресс, очень мощный. Родители только потом это поняли. Я потом несколько лет не могла выйти к большому скоплению людей, просто очень боялась. Но это не самое яркое впечатление детства, были и другие. Как мне ослик чуть руку не откусил. Молочник каждое утро привозил на тележке молоко. И как-то моя мама стоит на кухне, прибегают дети: «Теть Наташа, вашей Ире лошадь руку откусила!» Мама выбегает и видит: стоит ослик у калитки, я рядом, считаю его зубы — моя рука по плечо у него во рту. Не помню, как меня оттуда извлекли».

Потом Богушевские переехали в Венгрию, а школу Ирина окончила в Москве. С ранних лет девочка любила поэзию и сама сочиняла стихи, будучи натурой творческой и ранимой: «С 14 лет я мечтала быть великим деятелем литературы. Я читала запоем Ахматову, Цветаеву и, пуще всего, я читала комментарии. В каждом издании, академическом особенно, сзади есть ссылочки – комментарий к странице такой-то. Для меня всегда это чтение было таким же важным, как и чтение стихов. Мне было ужасно интересно все эти ниточки прослеживать и понимать, почему все это происходило? В каких ситуациях все это было написано? Почему были написаны именно такие письма? Я себя чувствовала ищейкой, которая пытается понять, как это было на самом деле, восстанавливает картину той жизни, которая происходила. Я жутко много писала дневников, очень много писем, все это очень тщательно хранила, красивым почерком писала черновики, заливала их слезами, сжигала, потом опять красивым почерком писала. Мне казалось, что мне уготована какая-то непростая, очень ответственная роль. Я хотела быть трагической поэтессой или певицей. Именно трагической. Мне тогда казалось, что страдание – это хорошая вещь, что это обязательно нужно пройти, обязательно нужно».

Спустя годы Ирина поняла: «Страдать – вредно для здоровья. Не только необязательно, но вообще – не нужно. Потому что, как через страдания проходит в жизни тот человек, который не в силах, не в состоянии научиться чему-то в жизни другим способом».

«Мне помог волшебный пендель»

У её родителей было собственное видение счастья для дочери: непременное университетское образование по серьезной, дающей твердую почву под ногами специальности. Девушка же мечтала о творческой профессии, желая стать актрисой. Уже в детстве Богушевская брала уроки вокала у педагога Ирины Малаховой. Окончив школу, поступила на философский факультет МГУ, из которого выпустилась с красным дипломом в 1992 году. Параллельно с учебой в университете Богушевская делала то, к чему лежала душа: писала песни, играла в студенческом театре, участвовала в творческих объединениях.
«Когда я в университете начала писать песни, то не думала, что это кому-то будет нужно, кроме меня, – признается Ирина. – Потом, когда пришла в театр МГУ и там начала петь со сцены, выяснилось, что люди на это откликаются. Но только когда написала «Рио-Риту», то поняла, что делаю что-то такое, чем надо заниматься серьёзно, что это не хобби, а дело всей жизни. Однако заняться музыкой профессионально мне помог волшебный пендель, полученный на одной из радиостанций. Сначала я ведь планировала как: окончу философский факультет МГУ, буду преподавать историю философии, а по вечерам, как Сергей и Татьяна Никитины, известные исполнители авторской песни, выступать со своими песнями».

Поначалу так и складывалось: у Ирины был театр МГУ, девушка работала ди-джеем на радио и вечерами играла свои концерты. Потом на одной из радиостанций у нее случился конфликт с редактором, Богушевская решила уйти и заняться только своим творчеством: «Сейчас я прямо благодарна той редакторше, надо её как-то найти, шампанское подарить. Иначе я так и ходила бы с этим «костылём»: когда у тебя есть профессия, которая держит тебя на плаву, даёт тебе какой-то стабильный заработок, ты несвободен, и это своего рода костыль — ты вроде и идёшь, но бежать не можешь, не говоря о том, чтобы лететь».

Ирина выступала и сольно, и в составе творческих объединений, например, с группой «Несчастный случай». Коллектив основали первокурсники МГУ Валдис Пельш и Алексей Кортнев, с которым у Ирины сложился семейный и творческий союз. В 1988 году у пары родился сын Артемий. В интервью певица признается, что первое материнство протекало сложно: приходилось совмещать учебу, работу и заботу о мальчике, воспитанием которого занимались преимущественно родители Богушевской. Поэтому отношения с сыном сложились скорее приятельские, о чем Ирина, однако, не жалеет.

12 лет женщина прожила с корреспондентом Леонидом Головановым, и в этом союзе в 2002 году родился сын Даниил. После расставания Ирина собиралась наслаждаться свободой, заниматься саморазвитием и в одиночку воспитывать детей, но судьба распорядилась иначе. В тот момент, когда она уже разуверилась, что счастье в личной жизни возможно, ей встретился Александр Аболиц, давний почитатель ее таланта. Мужчина – биолог по профессии, и Ирина разделяет его страсть к животным и природе. Александр долго ухаживал, оказывал знаки внимания, налаживал отношения с детьми. Своей настойчивостью он буквально вырвал победу, и Богушевская поддалась на его уговоры. Сейчас Ирина ни о чем не жалеет: у нее есть прекрасный муж, дети, творчество. Она чувствует любовь и готова дарить ее в ответ.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам 24smi.org, Pi.zen.ru, Gornovosti.ru

Share.

Comments are closed.