Нина Соротокина: «Моих героев знают все»

0

Ее роман послужил основой фильма «Гардемарины, вперед!»

Нину Соротокину нельзя назвать знаменитостью. А между тем она автор произведения, которое знакомо многим.

Три мечты
Соротокина родилась 1 января 1935 года в Дегтярске. Когда училась в школе, у нее были две мечты. Нина хотела заниматься архивами или работать в кино. Была еще третья, потаенная мечта: стать писательницей. Но Соротокиной казалось, что писатель – это любимец богов. А она была полной девочкой с комплексами и к любимцам себя не причисляла.
Родители рассудили, что в кино Нина не попадет ни при каком раскладе. Архив представлялся им чем-то вроде нотариальной конторы. Словом, была обычная песня: получи нормальную профессию, а там видно будет. Профессия – инженер по строительству гидросооружений – была получена. Нина вышла замуж, родила сына и переехала с мужем в Москву, где стала дерзать на ниве сантехники в проектном НИИ. Поступила даже в аспирантуру, где темой её был водопровод в условиях вечной мерзлоты. В связи с этим она ездила в Воркуту собирать материал. Информацию собирала, но больше о людях, которые там работали.
«До писательства еще было далеко, – вспоминала Соротокина. – Я благополучно окончила аспирантуру. Потом преподавала в строительном техникуме наружную канализацию и водопровод. Протрубила я там 17 лет, о которых вспоминала с благодарностью. Во-первых, работа с живыми людьми, что всегда интересно. Во-вторых, часы преподавания можно было уплотнять, и оставались свободные дни.
Когда у меня родился второй сын, я решила написать своим детям роман, веселую историю из жизни. Слава «Трех мушкетеров» не давала мне покоя. Я думала, что даже если ни строчки из романа не опубликую, он останется в семье. И мои правнуки будут знать, что была такая сумасшедшая бабушка, которая однажды написала книгу. Эдакое, знаете ли, фамильное привидение».
И она окунулась с головой работу: «Мой муж неплохо зарабатывал, и у сыновей была няня. И чтобы хоть как-то это оправдать, я работала, как сумасшедшая. Действие романа разворачивалось в XVIII веке, и мне приходилось много сидеть в исторической библиотеке. Кроме того, я писала рассказы. Посещала семинар при Союзе писателей, где меня заметил Юрий Нагибин.
Лет через шесть после того, как я начала писать, мой рассказ напечатали в журнале “Наш современник”. Это было немыслимое счастье. И когда я, ликуя, принесла домой журнал, мой муж демонстративно отправился в ванную комнату стирать. Мое увлечение совершенно не вызывало его поддержки. “Извини, говорил он, но мой любимый писатель не Соротокина, а Свифт”. Конечно, он шутил. Но в тот момент мне было нужно, чтобы он меня любил больше, чем Свифта. В том, что мы с ним, в конце концов, расстались, это, по-видимому, сыграло свою роль».

«Лучший писатель среди сантехников»
Роман «Трое из навигацкой школы» Нина Соротокина безуспешно пыталась опубликовать на протяжении 17 лет. И только благодаря помощи Юрия Нагибина два отрывка были опубликованы в журнале «Студенческий меридиан».
Режиссеру Светлане Дружининой Соротокина решила позвонить сама: «Тогда только что вышла ее картина «Принцесса цирка». Я решила, что если эта женщина нашла красавца на главную роль, то мои герои смогут ее заинтересовать. Словом, я ей позвонила, сославшись на общих знакомых. Светлана Сергеевна со мной очень мило поговорила. И, как это ни удивительно, согласилась посмотреть мою рукопись. Хотя в кино обычно не предлагают неопубликованные романы. Кстати, как раз когда мой роман находился у Дружининой, в ее квартире случился пожар. И, как ни странно, моя рукопись уцелела. Угадайте, что я сказала по этому поводу? «Рукописи не горят». Самую пошлую в этом контексте фразу!»
Десять лет на съемках «Гардемаринов» были самыми счастливыми в жизни Нины: «Меня даже совесть мучила. Ведь у каждой нормальной женщины самые счастливые мгновения связаны с рождением детей, их первыми шагами, первыми словами. Я обожаю своих сыновей. Но счастье самое яркое пережила на съемочных площадках Петергофа, Литвы, Кускова, где оживали выдуманные мною события и люди. Вот тогда я была любимицей богов, тогда была удача!
Первый шок я испытала на кинопробах. Шла по коридору «Мосфильма» и вдруг увидела своих гардемаринов. Живых! Я даже к стене прислонилась, потому что какое-то время шагу ступить не могла. А какие звезды снимались у нас в ролях второго плана! Можно мемуары писать о том, как работали на площадке Евстигнеев, Гундарева, Смоктуновский».
Тогда никто и предположить не мог, включая режиссера, сценаристов и актеров, что «Гардемаринов» ждет успех. «Мне славы достаточно, — говорила Нина Матвеевна. — Фамилии моей никто не знает, но зато моих героев знают все».
Ее не звали на фестивали или телевидение. А друзья вообще весьма снисходительно отнеслись к «Гардемаринам»: «Я ведь жила в подмосковном Троицке, научном центре, друзья мои сплошь ученые, эстеты и снобы. Так что недостатки фильма они видели лучше, чем достоинства. Я всегда была для них «лучший писатель среди сантехников и лучший сантехник среди писателей». Звали они меня «Дюма-мать». Я хохотала вместе с ними. Какие тут обиды! Нужно трезво относиться к себе, я не Шарлотта Бронте и не Джейн Остин».
Она не считала обидным то, что ее называли самоучкой – как писателя и историка: «Уверена, что любой человек может взяться почти за любое дело. Главное – шевелиться и не бояться заниматься тем делом, которое тебя сильно влечет. И хорошим толчком к новому действию может послужить, как это ни странно, беда. Сытый человек редко берется за что-то новое».
Соротокина, кроме прочего, каталась на байдарке, занималась раскопками в Фанагории и Херсонесе, знала многие травы и цветы, умела вязать и прясть. Вкусно готовила, воспитывала внуков. Ее не стало 7 мая, ей шел 85-й год.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Новые округа» ( http://newokruga.ru), http://Livelib.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты