«В США больше понимают искусство грима»

0

Мастера спецэффектов Йозеф Рарах и Влад Таупеш — о новых технологиях

Может показаться, что в современном кинематографе на первый план вышли визуальные эффекты. Но это совсем не так.На съемках фильма «Хеллбой II: Золотая армия» (2008). Фото: Spectral Motion, с сайта tvkinoradio.ru

Многие известные режиссеры, вроде Гильермо дель Торо («Хеллбой», «Лабиринт Фавна») или Тим Бертон («Бэтмен», «Дом странных детей миссис Перегрин») уже давно согласились, что эффекты, созданные вручную, производят на зрителя большее впечатление, чем компьютерные. Создатели специальных эффектов Йозеф Рарах и Влад Таупеш, работавшие над «Хеллбоем», «Хрониками Нарнии», «Трудно быть богом» и десятками других известных фильмов, рассказали о своей работе и различиях кинопроизводства в разных странах.
— Я знаю, что у вас огромное количество работ. Не могли бы вы рассказать о последних проектах, над которыми вы работали и которые вам запомнились?
— Показать что-то на практике будет сложно: в среднем создание одного специального грима может занимать несколько месяцев. Это далеко не 2-3 минуты. Например, одна из наших работ заняла месяц. Это был полный грим демона для Монстерпалузы, крупнейшего фестиваля профессионального грима, который проводится каждый год в американской Калифорнии. Йозеф появился в нем всего один раз.
Один из недавних примеров — это фильм «Жена смотрителя зоопарка». Снимался в Чехии и Калифорнии. Это одна из тех картин, над которыми нам было приятно работать. Речь в фильме идет о судьбе евреев в годы немецкой оккупации, в том числе и о бомбардировке Варшавского зоопарка. В самой первой сцене (с нее мы и начали работать) показаны трупы животных (бизон, жираф, тигр, птицы, лани и еще многие другие). Их надо было сделать предельно реалистично. У нас получилось, фильм был снят. Но его запретили к показу в США, так как американские продюсеры решили, что в фильме использованы настоящие тела мертвых животных. А по правилам их запрещено показывать. Поэтому наших животных, сделанных из силикона, синтетического меха и волоса, отвезли в Америку, чтобы доказать, что они искусственные. И все равно, большинство сцен с мертвыми животными вырезали. Еще для этого фильма мы сделали слоненка. Это была одна из сложнейших сцен, в которых нам приходилось участвовать. Были задействованы не только главные актеры и человек 40 массовки, но и настоящие животные – цирковые слоны. Кроме того, съемки шли еще и ночью. Впервые в жизни мы увидели, как одну сцену снимают две ночи, но в фильме она занимает минуту, две — максимум. В кадр попадал не только слоненок, но и то, как с ним взаимодействует слониха, как пытается его «оживить». Когда слоненок рождается, слониха обязательно подталкивает его ногой, чтобы он начал дышать.
Фильм «Трудно быть богом» тоже снимался в Чехии. Это был интересный фильм. Сложный, но интересный. Вообще Алексей Герман был выдающимся режиссером и человеком. Работать нам с ним было легко. Мы почему-то поняли друг друга очень быстро, и те сцены, которые делали мы, не вызывали у него нареканий.
— Каких еще режиссеров, с которыми вам приходилось сотрудничать, вы можете выделить?
— Очень понравилось работать с Гильермо дель Торо. Первый случай в нашей практике, когда мы наблюдали подобный подход к работе. Перед тем, как начать работу над фильмом «Хеллбой», он три года изучал искусство специального грима, чтобы понимать, как воплощать свои идеи.
— Сейчас технологии съемок постоянно меняются, наверняка это отражается и на вашей работе?
— Конечно. Постоянно появляются новые технологии и новые материалы и базировать свои знания на чем-то одном — это все равно что идти против времени. Технологии меняются. Это как раньше снимали на пленку, а сейчас снимают на цифру. HD-телевидение показывает все огрехи.
Давайте отмотаем время назад. Постижерские накладки, которые раньше использовали для лица человека (то есть, усы и бороды), клеились по итальянской технологии вживую (прямая подклейка волоса к лицу актера и последующее формирование). Потом сочли, что это непрофессионально: очень долго каждый день выклеивать одно и то же. Поэтому на смену пришла техника изготовления постижерских накладок на тонком тюле при помощи шитья крючком. Сейчас технология шитья крючком не используется, разве что для массовки третьего или четвертого плана, потому что при цифровой съемке тюль очень заметен. Так что вернулась та самая итальянская технология, при которой мы вручную подклеиваем, формируем и подкручиваем. Это выглядит более живым и реалистичным.
Также пришли и новые материалы. Если мы возьмем с вами период, когда работал режиссер Александр Роу, снимавший сказки («Марья-искусница», «Морозко», «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Королевство кривых зеркал» и пр.), тогда была необходимость делать лицо человека очень выразительным для съемки на пленку. На «Мосфильме» разработали специальный эмульсионный грим, который хорошо скрывал все пигментные пятна. Сейчас же лица, покрытые подобным материалом, выглядят грубо, человек кажется плохо загримированным. Сегодня востребовано совсем другое.
— Вот уже 13 лет у вас существует собственная школа в Чехии, а два года назад она открылась и в Голливуде. Там вы обучаете искусству специального грима. Не могли бы вы рассказать о ней и о ваших учениках?
— Сейчас у нас остается единственный филиал школы в Лос-Анджелесе. В Праге она существует давно, но спрос на обучение был небольшой, так как для многих это довольно дорого. И речь даже больше идет о материалах, чем об обучении.
Но своими выпускниками мы можем гордиться. Например, наша студентка сейчас возглавляет Ассоциацию чешских художников грима, а другие наши студенты работают на всех международных фильмах, съемки которых проходят в Чехии и Словакии. И спрос на специалистов очень высок.
**— Сейчас вы эмигрируете в Лос-Анджелес. Это связано именно с востребованностью вашей работы?
— Да, востребованность там больше, в том числе наша. С 2015 года нас постоянно приглашают на проекты в Калифорнию, и за несколько лет частые перелеты нас измотали. У нас очень много заказчиков в Чехии, без работы мы не сидим нигде. Сейчас нас пригласили учить студентов в Китае и Японии.
Мы знаем, что в США конкуренция очень серьезная. Но первый плюс в том, что там больше понимают искусство грима и больше его используют. И второй плюс в том, что конкуренция там и есть, и нет. Потому что художники, которые работают в Америке, имеют очень яркую индивидуальность, а под каждый фильм ищут определенный стиль.
— То есть, смотря тот или иной фильм, вы можете сказать, чья это работа?
— Конечно. У каждого большого проекта существует свой департамент дизайна, который нанимает вольных художников для выполнения работы по утвержденным эскизам. Даже если работает много людей, стиль легко распознается, так как есть главный художник.

Фото: Фестиваль Монстерпалуза.  John Cornicello, с сайта tvkinoradio.ru

Полина Орлова, http://tvKinoradio.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты