Юлия Галкина: «Людмила Чурсина у меня спрашивала совета»

0

Недавно актриса Юлия Галкина, в творческом багаже которой более 80 киноролей, в том числе в кинопроектах «Город невест», «Тест на беременность», «Метод Фрейда», «Тайна Лилит» и многих других, дебютировала как кинорежиссёр.

На чистую воду вывел… Фрейд

— Есть один факт в вашей биографии, который поразил меня больше всего: зачем надо было писать кандидатскую?

— Сразу после школы я поступила в Курский университет на психологический факультет, а через год перевелась на заочное и поступила в Школу-студию МХАТ. Там у нас преподавал профессор философии и культурологии Сергей Михайлович Найдёнкин. На каком-то занятии я делала доклад по Фрейду — и «спалилась», легко апеллируя психологическими терминами. После занятия профессор спросил, откуда у меня такие специфические знания. Пришлось сознаться, что получаю второе образование. С этого момента он стал моим союзником и разрешал проводить на семинарах тестирования, которые пригодились для диплома в Курске. У меня тема была «Специфика развития психологии театрального вуза», и на меня смотрели, как на пришельца с Луны. Ведь и там не знали, где я ещё учусь!

— В проекте «Две жизни полковника Рыбкиной» вам довелось играть одну роль с Людмилой Алексеевной Чурсиной…

— Поверьте, когда с тобой рядом — эпоха, это страшно! И мало того, что вы с ней в одной гримёрке, так она ещё у тебя и совета спрашивает: «Юлечка, ну расскажите же мне — я буду вас играть в старости, — как ходили, как смотрели, как ручки держали?» Людмила Алексеевна — настоящая женщина! И актриса она бесконечно великая, талантливая, великолепная!

Проба на режиссёра

— Вам добавилась и режиссёрская работа…

— Да, мне доверили снять сериал «Внучка».

— Помните свой первый режиссёрский съёмочный день?

— Такое не забудешь! К первому дню я была готова на 100 процентов, даже на 150, вплоть до выстроенных кадров и поворотов головы. Прописывала все мелочи…

— Страшно было?

— Очень! Но раз уж бросилась в водоворот, отступать было некуда. И, слава богу, меня курировали и продюсеры, и вся съёмочная группа, и директорская. Я безумно благодарна оператору-постановщику Виктору Алексеевичу Гончару: он был всегда рядом. И был Владимир Александрович Стержаков, исполнитель главной роли. Мы с ним 10 лет дружим, играем спектакли. Мне даже долго объяснять ничего не пришлось, просто сказала: «Вы и есть совесть всей истории, через вас мы будем её рассказывать».

— А как выключить актрису в самой себе?

— Актриса Юлия Галкина мне очень помогала! Бывали сцены, которые Юля-режиссёр не могла построить технически, но актриса всегда точно понимала расположение камер и актёров! (Смеётся.) И если я не могла что-то объяснить, выходила и говорила: «Извините, унижаю вас режиссёрским показом!» (Смеётся.)

С медведицей на поводке

— Какой проект вам особенно запомнился?

— В сериале «Смертельный номер» моя героиня Вера — дрессировщица тигров и медведей. В одной сцене мне надо было выйти из-за занавеса с медведицей на коротком поводке. Мы с ней были знакомы, обнимались, кормила я её с руки виноградом. Репетировали в полной тишине, что важно. И вот — команда: «Мотор!» Камеры готовы снять с одного дубля, рядом дрессировщик, в зале 150 человек массовки, мы со зверем готовы. И… какой-то «умный» человек даёт барабанную дробь! Медведица пугается, дёргается в мою сторону, задевает лапой. Открывается занавес, и перед изумлённой публикой — картина: я вцепилась в поводок, а из руки хлещет кровь…

— Так надо было бросать и бежать!

— Категорически нельзя! Меня предупредили, что, если она почувствует слабину, будет плохо. Потом была «Скорая», зашивали руку, успокаивали и меня, и медведицу. Не знаю, что уж они ей говорили, а я часа два ходила-бродила… Тем временем костюмеры удлиняли перчатки, чтобы прикрыть бинты. Но эпизод мы в итоге досняли. А на руке остался шрам. На память…

Светлана Марголис «Юго-восточный курьер»

Share.

Comments are closed.

Exit mobile version