Жизневский: Роль фронтового оператора далась непросто

0

В основе фильма «Первый Оскар» — реальная история о том, как в 1941 году пятикурсники операторского факультета ВГИКа снимали документальный фильм «Разгром немецких войск под Москвой». Тихон Жизневский исполнил одну из главных ролей — оператора Ивана Майского. К слову, ранее Жизневский сыграл главные роли в картинах «Огонь», «Майор Гром: Чумной доктор», «Топи».

«Нас берегли, поили горячим чаем»

— Роль Ивана Майского далась без проблем?

— У меня с моим персонажем не так много общего, но тем интереснее была задача — сыграть человека, который рос в детском доме и всего привык добиваться сам. Он волевой, целеустремлённый, лидер по своей природе. Я таким никогда не был: жил в семье, где меня любили; рос, можно сказать, в тепличных условиях. В общем, роль не была для меня простой.

— Часто бываете на родине, в Калининградской области?

— Очень часто, вот недавно был там. Родители живут в пяти минутах от моря. Они мной гордятся, но при этом всегда высказывают разумную критику. Я прислушиваюсь: мнение родителей для меня важно.

— Что для вас на съёмках было самым сложным?

— Зима в 2021 году была морозной. Когда под Алексином в Тульской области снимали, примерно неделю стояли морозы под минус 30, даже термобельё не помогало. Но никто не заболел: нас берегли, поили горячим чаем. Зато это помогло понять, как тяжело было людям на фронте. Сложнее всего пришлось актрисе Дарье Жовнер. Была сцена, когда она в составе фронтовой бригады выступает перед военными в лёгком ситцевом платьице. Дарья так увлеклась, что не заметила, как кожа от мороза начала синеть.

— Работая над ролью Майского, вы ориентировались на каких-то персонажей из фильмов?

— В целом моя фантазия была основана на сценарии, ну и, конечно, на работе операторов военного времени. Режиссёр Сергей Мокрицкий — оператор по первому образованию. Он многое нам подсказывал. На съёмках использовались настоящие музейные камеры, и у нас был консультант, который прекрасно знал, как они устроены, помогал их осваивать.

Обычное ремесло — ничего экстраординарного

— Что-то необычное на съёмках фильма «Первый Оскар» с вами происходило?

— Многие люди думают, что съёмки — это что-то необыкновенное. На самом деле это обычное по большому счёту ремесло. Поэтому, когда пытаются актёрскую профессию возвысить до уровня небес, это в корне неправильно. Мы такие же обычные люди, с такими же проблемами, как у всех. Вот люди воевали — это действительно героизм. Работа актёра бывает местами тяжёлой, но в целом в ней нет ничего экстраординарного.

— Вас узнают на улице?

— Очень редко кто узнаёт, и я этому рад. В жизни я иначе выгляжу, чем в кино. Надеюсь, что звёздной болезнью не заболею. Во всяком случае, меня пока не бьют мои друзья. Они пообещали, что если увидят во мне какую-то звёздность, то побьют, сломают руки и ноги. (Улыбается.)

— В какой из ролей вы ближе всего к себе настоящему?

— Мне хочется верить, что в роли Максима Шустова в фильме «Огонь». Максим — добродушный, искренний парень. Кстати, я тоже играю на гитаре, дома у меня их несколько. Когда позволяет время, с удовольствием беру в руки инструмент. Но есть во мне что-то и от персонажей фильмов «Топи», «Майор Гром…». В каждом герое есть какие-то свои особенности, которые мне как человеку близки.

— На главных премьерах вы были очень элегантны. Кто-то вам помогает подбирать одежду?

— Жена. Она меня и одевает, и кормит. Она прекрасно готовит.

Ирина Колпакова, «Звездный бульвар»

Share.

Comments are closed.

Exit mobile version