Августин Бетанкур: обустроивший Петербург

0

Судьба этого человека была удивительной

Он немало сделал для Испании и других стран, но его имя известно не так уж многим.

«Из рук самой природы вышел он механиком»
Августин Хосе Педро дель Кармен Доминго де Канделярия де Бетанкур-и-Молина родился 1 февраля 1758 года на солнечном острове Тенерифе (Канарские острова, Испания) в городе Пуэрто-де-ла-Крус. Фамилия, к которой принадлежал будущий инженер, в этом регионе была более чем известна, ведь основатель этого рода — французский барон Жан де Бетанкур. В 1402 году он с командой солдат и матросов отправился на Канарские острова в качестве представителя Кастильского королевства — и далеко не с мирными намерениями, а с целью их порабощения.
Вначале был захвачен остров Лансароте. Его судьбу разделили острова Иерро, Фуэртевентура и Гомера. Причем островитяне радушно приняли Бетанкура и подчинились ему — здесь существовала древняя легенда о белых людях, похожих на богов, которые принесут островитянам счастье. Но аборигены жестоко поплатились за свою доверчивость. Все они были взяты в рабство.
Бетанкур стал хозяином Лансароте и Фуэртевентуры и неофициальным правителем всех Канарских островов. Он прожил на Канарских островах до восьмидесяти трех лет, а затем вернулся в Нормандию. За эти годы он обзавелся многочисленным потомством. Многие жители Канар носили и до сих пор носят фамилию Бетанкур с приставкой «де» и без нее. Впоследствии острова вошли в состав Испании. Потомки первого короля всегда оставались богатыми землевладельцами — виноделами и ткачами, причем вполне европейского склада.
Именно в такой богатой семье появился на свет Августин Бетанкур. «Есть искусство вовремя родиться и вовремя умирать; в числе других Бетанкур имел и это искусство. Что бы было с ним, если бы родился он ранее? Из рук самой природы вышел он механиком», — размышлял в своих «Записках» популярный мемуарист XIX века Филипп Филиппович Вигель, с кем только не знакомый из своих знаменитых современников, бывший накоротке и с Бетанкуром и работавший одно время под его началом. Кто знает, что послужило тому, что Августин Бетанкур выбрал профессию инженера, определившую его судьбу? Возможно, родители, постаравшиеся дать своим сыновьям хорошее образование, рано заметили у своего второго сына (всего в семье было пять сыновей и пять дочерей) талант к математике, физике и изобретательству.
Переступив порог 20-летия, Августин уехал из родного Тенерифе в метрополию. В Мадриде Бетанкур одновременно стал слушателем Королевского учебного заведения Сан-Исидро, где изучал математику, механику и физику (окончил его в 1781 году) и Королевской академии изящных искусств Сан-Фернандо, где постигал тонкости рисования и архитектуры. Из академии Бетанкур выпустился в 1783 году, а спустя еще несколько лет он, ко всем своим талантам еще и прекрасный рисовальщик, был избран почетным членом этой академии.

Перенимая передовой опыт
В то время Испанией правил король Карл III, монарх мудрый и большой реформатор. Модернизация Испании, предпринятая Карлом III, включала в себя не только административную и экономическую реформы, не только социальные преобразования, оживившие общественную жизнь, но и реформы в области образования и науки. Справедливо полагая, что у страны нет будущего без грамотного населения и национальных профессиональных кадров, Карл, окружив себя образованнейшими людьми, открывал новые учебные заведения, покровительствовал академиям и научным обществам. Король был сторонником новых экономических идей, поощряя ремесленно-промышленное развитие страны и новые способы производства. Монарх заново отстраивал страну, совершенствуя ее дорожную и транспортную инфраструктуру, делая более современными и удобными городские улицы, возводя новые здания.
Бетанкуру посчастливилось начать свою профессиональную карьеру именно в такое время, когда наука и знание были поставлены во главу угла, молодые люди поощрялись к обучению, а самых талантливых из них государство отправляло за границу — перенимать передовой опыт. Способности Августина очень скоро были замечены, и он, выражаясь современным языком, попал в кадровый резерв королевства. В 1780 году Бетанкур, не прерывая обучения, стал сотрудником ведавшего колониями министерства и там прошел свои первые стажировки — изучал пути реконструкции судоходного канала в Арагоне и делал проект модернизации рудника в Альмадене, издавна бывшем центром производства ртути.
Свое обучение Бетанкур продолжил во Франции, в одном из старейшем гражданском учебном заведении по подготовке инженеров — Национальной (Парижской) школе мостов и дорог, куда поступил в 1784 году. Здесь Августин изучал механику и гидравлику, собирал рисунки и чертежи, по которым вместе со своими соучениками-испанцами делал механические модели, включенные позже в собрание Мадридского королевского кабинета машин, созданного для нужд задуманного испанским правительством национального учебного заведения по подготовке инженеров. В коллекцию вошло около 300 моделей передовых технических изобретений и чертежей, а директором кабинета в 1788 году был назначен Бетанкур.
Тогда же испанец много путешествовал по Франции, Германии, Голландии, изучая гидросооружения и системы судоходства, организацию промышленных производств и горного дела, технику производства оружия и монетное дело. В это же время произошла первая поездка инженера в Великобританию, где молодому испанцу удалось сделать то, в чем потерпели неудачу многие и более маститые инженеры, — понять, как устроена паровая машина двойного действия, модель которой была запатентована за несколько лет до этого шотландским инженером Джеймсом Уаттом и держалась в строгой коммерческой тайне. Это открытие, которым Бетанкур триумфально поделился со всем инженерным миром, сделало его фигурой не самой популярной в Соединенном Королевстве, но принесло славу на континенте. Из Великобритании Августин, судя по всему, привез и жену — Анну Журдан, даму с французскими корнями, с которой обвенчался в 1790 году.

Перемены в Испании
Между тем во Франции становилось неспокойно, революционные события, начавшиеся летом 1789 года, и не думали успокаиваться. В 1791 году, опасаясь за судьбу с большим усердием собранной коллекции кабинета машин, испанское правительство приняло решение эвакуировать ее в Мадрид. Коллекция разместилась в королевском дворце Буэн-Ретиро и была открыта для всеобщего обозрения.
В Испанию приехал и Бетанкур. Вернувшись на родину, он руководил строительством первой в Европе междугородней линии оптического телеграфа, соединившей в 1798 году далекий Кадис, один из главных морских портов Испании, с Мадридом. В 1801 Августин Бетанкур был назначен генеральным инспектором дорог и каналов, а спустя год он организовал и возглавил первое в Испании учебное заведение по подготовке инженеров — Школу инженеров дорог, каналов и мостов в Мадриде, позже переименованную в корпус. Также Августин Бетанкур занимал должности интенданта провинций, члена совета финансов, главного интенданта армии и главного директора почт.
К этому времени в Испании многое переменилось, после смерти Карла III страной стал править его сын Карл IV, монарх, относившийся к своим обязанностям весьма небрежно и предпочитающий перепоручать государственное управление главам правительства — сначала сподвижнику своего отца графу Хосе Флоридабланке, затем другому приближенному Карла III Педро Аранде и, наконец, Мануэлю Годою.
Мануэль Годой, маркиз Альварес де Фариа, герцог Алькудия, был, пожалуй, одним из самых непопулярных испанских политиков за всю историю королевства, впрочем, нелюбовь народа к этому амбициозному выскочке вполне компенсировалась нежной многолетней привязанностью к нему испанской королевы Марии-Луизы. Августин Бетанкур был среди тех многих, у кого отношения с всесильным Годоем не сложились, и, приближаясь к своему 50-летию, ученый с мировым именем начал все чаще задумываться об эмиграции.
Так Бетанкур оказался в Париже. Однако работать на наполеоновскую Францию, вероломного союзника Испании, с 1807 года ее оккупировавшего, ему не хотелось. Августин получил приглашение с Кубы, но там что-то сорвалось, подумывал о Великобритании, и тут, наконец, к инженеру поступило предложение приехать в Россию.

Интриги недругов
В ноябре 1807 года Бетанкур впервые посетил Российскую империю, где пробыл до весны следующего года. Переговоры о возможном переходе испанца на российскую службу увенчались успехом, Бетанкуру предложили и солидное жалованье, и большие преференции на новой родине. Не последнюю роль в решении Бетанкура поменять работу, надо думать, сыграли тревожные новости, которые он вскоре услышал, — в Испании разгорелась война против занявших страну французских войск. Мадрид, с восстания в котором весной 1808 года и началось сопротивление, весь год не переставал быть очагом яростной борьбы. В декабре эпицентром боя за столицу стал Буэн-Ретиро, огонь французской артиллерии уничтожил дворец, погибла и почти вся коллекция Королевского кабинета машин, собранная Бетанкуром.
Осенью 1808 года Бетанкур вместе с семьей переехал в Россию, где стал именоваться на русский лад — Августином Августиновичем. В чине генерал-майора он был зачислен на государственную службу, а вскоре повышен до генерал-лейтенанта. Инженер получил не только жалованье в 20 тыс. рублей в год, но и распоряжение создать Институт путей сообщения в Петербурге.
Именно ему после войны 1812 года было поручено обустройство Петербурга. Имя Бетанкура увековечено в создании Исаакиевского собора и Александрийской колонны. Именно он предложил пригласить к работе над обоими проектами молодого и тогда еще мало известного Огюста де Монферрана.
За первые 10 лет в России Августин Августинович Бетанкур успел хорошо обосноваться. По воспоминаниям современников, худощавый, обладавший небольшим ростом, он любил вкусно поесть, и русские блюда быстро вошли в его рацион. Правда, язык он так и не выучил, обходясь распространенным в высшем свете французским. По воскресеньям вместо испанского аперитива он выпивал перед обедом две рюмки водки и любил попариться в бане в компании с другим иностранцем — Мартосом, автором памятника Минину и Пожарскому.
С императором Бетанкура также связывали на редкость дружественные отношения. Он был одним из немногих, кто был вхож в кабинет Александра I без запроса на аудиенцию и с кем император делился размышлениями о государственных делах. Августин Августинович даже внес свою лепту во внешнюю политику Российской империи, посоветовав государю одобрить кадисские кортесы — учредительное собрание революционной Испании — и принятую ими в 1812 году конституцию.
Расположение императора, удачи на поприще государственной службы, высокие почести и награды сыскали Бетанкуру немало недругов, и летом 1822 года их интриги против иностранного менеджера увенчались успехом — Бетанкур внезапно покинул пост главного директора управления путей сообщения. Впрочем, после этой отставки за Августином Августиновичем еще осталась должность генерал-инспектора Института Корпуса инженеров путей сообщения, также Бетанкур продолжал возглавлять Комитет для приведения в лучшее устройство всех строений и гидравлических работ в Санкт-Петербурге.
Но в феврале 1824 года Августин Бетанкур ушел в отставку и с поста руководителя Института Корпуса инженеров путей сообщения. Спустя шесть месяцев, в августе 1824 года, он, забытый многими своими покровителями, умер. Похоронили инженера на Смоленском лютеранском кладбище Санкт-Петербурга.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Bossmag.ru, Diletant.media, Chronoton.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты