«Неправильное воспитание тяжко отзывается на всей жизни»

0

Со дня рождения Константина Ушинского исполняется 195 лет

Он не просто изучал и писал научные труды, но применял свои идеи на практике, работая с детьми.

Учеба в гимназии
Константин Дмитриевич родился в дворянской семье 2 марта 1824 года. Его отец, Дмитрий Григорьевич, окончил Московский благородный пансион и был человеком весьма образованным. Долгое время он находился на военной службе, участвовал в войне 1812 года. Выйдя в отставку, осел в Туле, зажил мирной жизнью и женился на дочери местного помещика. Через некоторое время после рождения Константина их семье пришлось переехать – его отца назначили на должность судьи в Новгород-Северский. Все детство будущего педагога прошло в усадьбе на берегу Десны в окружении красивейших мест.
Первые одиннадцать лет жизни Константина Дмитриевича были безоблачными. Мать, Любовь Степановна, сама руководила занятиями сына, сумев пробудить в нем любознательность и огромную любовь к чтению. В 1835 году, когда Константину пошел двенадцатый год, его мама умерла. Ушинский на всю жизнь сохранил о ней самые нежные воспоминания.
Вскоре отец женился во второй раз, выбор его пал на сестру генерала Гербеля, управляющего Шостенским пороховым заводом. А Константин поступил в местную гимназию. Благодаря домашней подготовке он был зачислен сразу в третий класс. За пределами учебного заведения гимназисты не стеснялись ничем, кроме родительских наставлений. Сам Константин Дмитриевич впоследствии признавал, что потакание небольшим детским слабостям парадоксальным образом вело к общему улучшению дисциплины. Гимназисты твёрдо усваивали пределы доступных шалостей и серьёзных проступков практически не допускали.
Косте Ушинскому приходилось ходить в гимназию пешком. Дорога в один конец занимала больше часа, однако учиться мальчику нравилось — одноклассники, которые были старше, оценили знания и характер мальчика. Правда, если из-за непогоды Ушинскому приходилось оставаться в городе, он очень скучал по родному поместью. Уже будучи известным педагогом, Константин с большой теплотой отзывался о директоре своей гимназии Илье Фёдоровиче Тимковском. Старичок-директор не блистал общей эрудицией, но настойчиво стремился привить воспитанникам стремление к получению новых знаний. Общаясь с выпускниками других учебных заведений, Ушинский поражался тому, что даже считавшиеся лучшими учебные заведения не оставляли следа ни в умах, ни в сердцах детей.
Учёба в гимназии сначала давалась Ушинскому легко. На подготовку домашних заданий у него уходило очень мало времени. Досуг он заполнял чтением, причём предпочтение отдавал книгам по истории. Кроме того, он самостоятельно выучил немецкий язык. Однако лёгкость обучения была обманчивой — он провалил выпускные экзамены и не получил аттестата об её окончании. Благо, тогда можно было сдавать вступительные экзамены в университет без наличия документа о среднем образовании.

Книги в опечатанных шкафах
Окончив гимназию, Константин решил продолжить учебу в Москве. В 1840 году поступил на юридический факультет Московского университета, где слушал лекции профессора Тимофея Грановского и Петра Редкина. Педагогическая деятельность Ушинского началась во время учёбы в университете. Как и всем студентам, ему не хватало денег, присылаемых родителями. А тут ещё Константин пристрастился к театру. Пришлось подрабатывать частными уроками.
Студент Ушинский восхищался игрой выдающихся актёров Павла Молчанова и Михаила Щепкина, однако считал, что пьесы, в которых те вынуждены играть, не достойны их мастерства. Константин написал пьесу и собственноручно представил её Молчанову. О реакции актёра на своё произведение Ушинский позже рассказывал в лицах, неизменно вызывая восторг и хохот публики. Пьесу он, конечно же, не сохранил.
Камералистика — так называлась специальность Ушинского, учившегося на юридическом факультете. В XIX веке это была, если говорить обобщённо, наука об управлении государственной собственностью. Тогда господствовала европейская точка зрения — собственность или должна приносить прибыль, или от неё следует избавиться. Ушинский же, получив назначение в Демидовский лицей в Ярославле, уже в первой программной лекции оспорил этот тезис. По его мнению, камеральные науки должны заниматься не поисками способов извлечения прибыли из государственного имущества, а изучать способы улучшить благосостояние населения. Смелая лекция сделала Ушинского популярным.
1848 год стал переломным в его жизни. После череды революций в Европе российские власти закрутили гайки до предела. В частности, от преподавателей высшей школы потребовали готовить тексты лекций и утверждать их у руководства. Ушинский счёл это неприемлемым и уволился из Демидовского лицея. После столь громкого поступка он не смог получить даже место уездного учителя. Нет худа без добра — Константин Дмитриевич получил место в Министерстве внутренних дел. Служба в Департаменте иностранных вероисповеданий была необременительной — у Ушинского было время для изучения английского языка и написания статей в журналы.
Профессиональную педагогическую карьеру Ушинский начал в Гатчинском сиротском институте. По протекции своего бывшего начальника в Демидовском лицее Константина Дмитриевича приняли в это довольно привилегированное заведение преподавателем законоведения и словесности.
Однажды Ушинский обратил внимание на два больших шкафа, которые много лет стояли опечатанными. Что в них хранилось, не знал никто. Константин снял печати со шкафов и обнаружил в них «полное собрание педагогических книг» Егора Гугеля, бывшего инспектора Гатчинского института. «Этим двум шкафам я обязан в жизни очень, очень многим. И от скольких бы грубых ошибок был избавлен я, если бы познакомился с этими двумя шкафами прежде, чем вступил на педагогическое поприще! Человек, заведший эту библиотеку, был необыкновенный. Это едва ли не первый наш педагог, который взглянул серьезно на дело воспитания и увлекся им. Но горько же и поплатился он за это увлечение. Покровительствуемый счастливыми обстоятельствами, он мог несколько лет проводить свои идеи в исполнение; но вдруг обстоятельства изменились, – и бедняк-мечтатель окончил свою жизнь в сумасшедшем доме, бредя детьми, школой, педагогическими идеями. Недаром же после него закрыли и запечатали его опасное наследство. Разбирая эти книги, исписанные по краям одною и тою же мертвою рукою, я думал: лучше было бы, если бы он жил в настоящее время, когда уже научились лучше ценить педагогов и педагогические идеи», – писал в дальнейшем Ушинский.

Реформатор
Прочитав найденные бумаги, Константин написал одну из своих лучших статей, в которой оформились все его идеи и мысли о воспитании. Она имела огромный успех. Ушинский стал постоянным автором «Журнала для воспитания». Свою педагогическую доктрину он изложил в трёх программных материалах — «О пользе педагогической литературы», «О народности в общественном воспитании» и «Три элемента школы».
Его статьи зачитывались до дыр, в один миг педагог стал известным, а его мнение авторитетным. Современники говорили о нем: «Вся внешность Ушинского содействовала тому, чтобы слова его глубоко западали в душу. Крайне нервный, худощавый, выше среднего ростом. Из-под густых, черных бровей лихорадочно сверкают темно-карие глаза. Выразительное лицо с тонкими чертами, высокий прекрасно очерченный лоб, свидетельствующий о недюжинном уме, черные, как смоль, волосы и черные бакены кругом щек и подбородка, напоминающие густую, короткую бороду. Бескровные и тонкие губы, проницательный взор, видящий, казалось, человека насквозь. Все красноречиво говорило о присутствии упорной воли и сильного характера. Тот, кто видел Ушинского хотя бы раз, навсегда запоминал этого человека, разительно выделявшегося из толпы своею внешностью».
В 1859 году Ушинский был назначен инспектором Смольного института, который тогда был помесью закрытого пансиона (воспитанниц не отпускали даже на каникулы) со средней школой. Это формальное повышение на самом деле было ссылкой — Смольный институт был закостенелым учебным заведением, никак не отвечавшим духу времени даже по меркам правительства. Реформировать его не удавалось из-за косности педагогического коллектива, будто застрявшего в XVI веке. Ушинский сократил срок обучения девушек с 9 до 7 лет. Кроме того, он исключил из учебного плана риторику и пиитику, заменив их курсами литературы и истории литературы. По-другому стали преподавать математику, географию и историю.
Работая вместе с Вышнеградским, Ушинский разработал концепцию женских гимназий. В своей небольшой квартире на окраине Петербурга он регулярно проводил «Педагогические четверги» — собрания, на которых учителя со всего города обменивались опытом. Книга «Детский мир», изданная Константином Дмитриевичем в 1861 году, стала бестселлером. После того, как первый тираж в 3600 экземпляров разошёлся в мгновение ока, в течение года допечатывали ещё два тиража. «Детский мир» был настольной книгой во многих учебных заведениях. С выходом книги слава и популярность Ушинского достигли апогея.
Он любил повторять, что для правильного воспитания мало одной лишь любви и терпения к детям, еще необходимо изучать и знать их природу. Процесс воспитания он считал величайшим, святым делом, требуя, чтобы к нему относились со всей серьезностью. Ушинский говорил: «Неправильное воспитание тяжко отзывается на всей жизни человека, это основная причина зла в народе. Ответственность за это падает на воспитателей. Преступник – тот, кто занимается воспитанием, не зная его».

Гибель сына
Реформы Ушинского не могли понравиться касте бюрократов от педагогики. На него написали донос, в котором ему инкриминировали мыслимые и немыслимые прегрешения. И хотя его всячески поддерживала даже императорская семья, Константин Дмитриевич после трёх лет работы был вынужден уволиться из Смольного. Отставку оформили как командировку за границу для изучения опыта с сохранением денежного содержания. Такие поездки в те времена означали возможность развеяться за казённый счёт, однако Ушинский в течение пяти лет действительно изучал педагогический опыт и положение женщин в зарубежных странах. В Германии он познакомился и подружился с выдающимся врачом Николаем Пироговым. Итогом изучения Ушинским педагогики стал двухтомник «Человек как предмет воспитания», издание которого было завершено в 1869 году.
Константин был женат на Надежде Дорошенко, происходившей из казацкого рода. Они познакомились ещё в молодости в Новгород-Северском, а поженились летом 1851 года, когда Константин находился в служебной командировке в Черниговской губернии. В их семье было пятеро детей: сыновья Павел, Владимир и Константин, а также дочери Вера и Надежда.
Летом 1870 года, когда Ушинский находился на лечении в Альме возле Бахчисарая, во время несчастного случая на охоте погиб его старший сын Павел. Константин и Надежда тяжело переживали трагедию. Чтобы хоть немного уменьшить боль, семья переехала жить в Киев, где Ушинский купил дом по улице Тарасовской, а сам с сыновьями Константином и Владимиром поехал лечиться в Крым.
Дело в том, что еще во время работы в Смольном институте Ушинский заболел чахоткой. Болезнь вроде бы отступила, но после трагической смерти сына обострилась вновь. По дороге в Крым Константин Дмитриевич подхватил воспаление лёгких, от которого умер в ночь со 2 на 3 января 1871 года. Ему было всего 46 лет. Похоронен выдающийся педагог в Киеве. После смерти отца его дочь Вера открыла в Киеве на собственные средства мужское училище. Другая дочь, Надежда, в селе Богданка, где было имение Ушинских, на деньги, полученные от продажи рукописей отца, основала начальную школу.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам 100-faktov.ru, Syl.ru, Peoples.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты