Можно ли встретить ангела или беса

0

О том, каковы они в Библии, в искусстве и в жизни, рассказывает специалист по ангеловедению, священник Пётр Иванов.

Загадочный странник

— Во многих произведениях литературы и кино среди людей активно действуют и ангелы, и бесы. Есть ли какая-то богословская основа для таких сюжетов или это абсолютная фантазия авторов, которые сами-то знали, что на самом деле ничего похожего быть не может?
— Думаю, подобные сюжеты не возникли бы в искусстве, если бы не подпитывались уверенностью в том, что такое бывает. И эта основа — в Библии, в житиях святых, в святоотеческих историях. Там таких сюжетов сотни, если не тысячи. Есть, например, библейская Книга Товита, сюжет её вкратце таков. Жил праведный человек Товит.

Однажды он пострадал за свою доброту: не смог войти в свой дом, лёг под забором, что-то повредило ему глаз, он ослеп. И тогда он послал сына Товию в соседний город, где у друга оставил на сохранение деньги. В момент их прощания появился странник. Оказалось, он идёт в тот же город, куда собирается сын. И тут начинается история, полная необычайных поворотов и приключений, в которых важную роль играет этот странник. Он даёт Товии спасительные советы, помогает ему отпугнуть демона, а затем и жениться на дочери того человека, к которому они пришли. И вот в конце книги открывается, что странник — это архангел Рафаил. Кстати, этот архангел присутствует в православных святцах, есть его иконы. Но сама фигура архангела известна только благодаря Книге Товита.

— Есть и более популярные архангелы?
— Конечно же, мы помним и библейские страницы, где действуют архангелы Михаил и Гавриил. Или — историю из деяний апостольских, когда ангел разбудил в темнице апостола Павла и вывел его на свободу мимо стражи. Тёмные духи тоже появляются в библейских сюжетах.

Святители спорили

— Значит, ангелов и бесов вполне можно принять за людей? Или у них есть ­какие-то отличительные черты внешности? Похожи ли они на литературных персонажей?
— О внешности их в Библии ничего не говорится. Там написано только то, что ангелы — тварные существа, служители. Что они отличаются от людей и что они — это не Бог. На этом догматическая сторона учения об ангелах заканчивается. И начинается область так называемых богословских мнений. Одни богословы, например, полагали, что ангелы бесплотны. Эту точку зрения разделял, скажем, блаженный Августин, Феофан Затворник. Другие считали, что бесплотен только Бог, а ангелы имеют тонкую телесность.

— То есть святые противоречили друг другу?
— Да, но вопрос-то не принципиальный. Оба богослова опирались на различные толкования Священного Писания, на различные труды святых отцов. И поскольку вопрос не догматический, обе точки зрения имеют право на жизнь.

А истина сокрыта принципиально. Потому что не имеет отношения к делу спасения души. Господь открыл людям всё, что касается их спасения. Подробности же из жизни ангельского, а тем более бесовского мира сюда не относятся.

Берегитесь ступать за барьер

— Но с какими целями ангелы и бесы в том или ином облике или вообще без облика вмешиваются в нашу жизнь?
— Одни — чтобы способствовать спасению, другие — наоборот, стаскивать вниз, уничтожать. Однако делают они только то, что разрешено, попущено Богом. Мы, люди, действуем в этом мире совершенно свободно, никто не определяет наше поведение извне. Даже Бог, всесильный и всемогущий, хоть и предвидит мои поступки, но не запрещает поступать так или иначе. Об ангелах и бесах мы так сказать не можем. И те, и другие лишены полной свободы — они делают лишь то и столько, сколько им разрешено свыше.

— А если в итоге человека побеждает дьявол, разве Бог такое может разрешить?
— Нет, это значит совсем иное. Так происходит потому, что у человека не достало силы воли и молитвы, чтобы противостоять искушению. Испытаний не даётся сверх того, что под силу выдержать человеку. Хотя способы у дьявола самые изощрённые. И таких примеров много и в святоотеческих писаниях, и в житиях святых. Главная задача дьявола — ввести праведника в смущение, напугать или оклеветать его перед другими людьми.

Масса вариантов: от явления страшилищ, чтобы человека вывести из равновесия, до появления образов, связанных с искушениями богатством или плотскими страстями. Описаны случаи, когда дьявол хочет оклеветать святого. Например, кто-то из братии видит, как из кельи монаха выходит женщина. А потом оказывается, что на самом деле там её не было.

— То есть привиделось?
— Нет, кто-то реально явился в образе женщины.

— Реально? А как тогда монаху доказать свою невиновность?
— То, что дьявол может предстать в образах различных существ, — важный момент в христианской аскетике, в учении о борьбе со страстями. Даже когда ты сам видишь, что твой брат грешит, не торопись его осуждать. Возможно, в его образе кто-то другой. Возможно, это для тебя испытание.

Самое трудное искушение, высшая проверка — на тщеславие. Её обычно дьявол готовит для тех, кого уже не сломить ни страхом, ни корыстью, ни плотскими страстями. Это просветлённые люди, молитвенники. Но и для них есть испытание: если человек постится, молится, совершает чудеса, трудно не возгордиться. Дьявол может подступить в образе ангела, Божией Матери и даже самого Христа.

Он скажет: ты праведник, ты почти в раю, осталось совсем немного — поклонись мне… И как только человек согласится, как только признает собственную святость, это станет его падением. Потому что важнейшая добродетель для христианина — смирение и память о своих грехах.

Собственно, сверхъестественных сил всего две — Божественная и дьявольская. Люди, которые вызывают дьявольскую силу, соприкасаются с ней, переступают невидимый барьер. И последствия этого самые плачевные.

— А что за барьер, почему он невидим?
— После грехопадения человек оказался отделённым от потустороннего мира. У Адама и Евы, пока они были в раю, этого барьера не было, они видели Бога, как я вижу вас. Сегодня человек в обычном состоянии не видит ни ангелов, ни бесов. И нарушать эту границу нам нельзя, потому что мы с вами люди греховные. Если барьер переступим, можно догадаться, кого там встретим. Другое дело — человек святой. Он живёт праведной жизнью, исполняет заповеди, смиряет себя постом и молитвой. И у него этот барьер истончается сам собой по воле Божией так, что человек начинает встречаться с потусторонним миром. Ангелы видят в нём собрата. А вид бесов его не смущает, они ему уже не страшны.

Михаил Петров, “Крестовский мост”

Поделиться.

Комментарии закрыты