Топ-100

«Женщинам и свиньям вход запрещен»

0
Верили, если на борт ступит женщина, то корабль начнет «ревновать» к незваной гостье

У разных народов женщина издревле ассоциировалась с магией и нечистой силой. Во времена инквизиции им, бедняжкам, пришлось особенно нелегко: за рыжие волосы и наличие черного кота можно было запросто отправиться на костер. К счастью, сейчас все это далеко в прошлом. Однако память о прежних суевериях в народе сохранилась. Так, фразу о том, что «женщина на корабле – к несчастью», шутливо произносят и сегодня.

«Следует выбросить оных за борт»

Конечно, дамам уже давно не возбраняется путешествовать на судах, и смысл этого поверья потерялся за давностью лет. Но откуда оно взялось? Что такого ужасного вытворяли женщины на кораблях? И что происходило, если им все-таки удавалось проникнуть на борт? Историки называют несколько возможных вариантов происхождения этого суеверия.

По одной из версий, сочетание «женщина – корабль» вызывало настороженность еще в древние времена. Авторами суеверия вполне могли быть античные греки и финикийцы. Дело в том, что главными покровителями моряков в этих странах считались боги Нептун и Посейдон, а, согласно легендам, большинство несчастий им приносили именно женщины. Также известно, что схожее поверье бытовало среди поморов: если женщина интересовалась у моряков, куда направляется и когда вернется корабль, это считалось плохим предзнаменованием.

Некоторые исследователи, впрочем, считают, что расцвет данного суеверия пришелся как раз на эпоху европейского Средневековья. Как уже говорилось выше, женщина в те времена считалась чуть ли не исчадием ада. Причем, в Средние века в Европе действовал реальный законодательный запрет на пребывание женщин на борту судна. Так, в 1562 году король Дании Фредерик II издал весьма суровый указ, который гласил: «Для женщин и свиней доступ на корабли Его Величества запрещен; если же они будут обнаружены на корабле, незамедлительно следует выбросить оных за борт».

История знает массу случаев поистине бесчеловечного обращения с женщинами, попавшими на корабль. Особенно отличился в этом деле известный португальский мореплаватель Васко да Гама. Как многие европейские колонизаторы, да Гама был крайне жесток с коренным населением земель, к берегам которых причаливали его суда. Но и европейцев он порой не щадил. Один из таких случаев описывает в своей книге «Призрак на палубе» писатель-маринист Владимир Шигин.

Отправляясь в свой знаменитый поход, завершившийся открытием пути в Индию, Васко да Гама объявил своей команде, что «ради заблудших женских душ, а также во избежание ссор и интриг» запрещает брать в море женщин. При этом пригрозил: если хоть одна «юбка» появится на его корабле, ее тотчас прилюдно высекут, а ее мужа в кандалах отправят назад, в Португалию. Несмотря на угрозы, совсем скоро на судне были обнаружены три женщины. По приказу да Гамы, дам схватили и посадили под замок. Когда же корабль прибыл в Калькутту, путешественник, как и обещал, устроил несчастным публичную экзекуцию.

Похожая история произошла почти спустя столетие, в 1766 году, когда мореплаватель Луи Антуан де Бугенвиль отправился в кругосветное путешествие. Слуга одного из участников экспедиции внезапно оказался женщиной. К счастью для девушки, Бугенвиль оказался гуманнее да Гамы: он просто высадил ее на острове Маврикий, где она вскоре стала женой одного из переселенцев.

Корабль начнет ревновать

Немало прекрасных дам было и на печально известной «Непобедимой армаде», которую в 1588 году сокрушил флот британской королевы Елизаветы I. В своей книге Шигин описывает весьма курьезную историю о девицах легкого поведения, которые решили подзаработать на скорби побежденных испанцев. Несколько десятков куртизанок наняли на свои деньги небольшое судно и повсюду следовали за испанским флотом, пока тот не был разгромлен. В итоге, несмотря на поражение испанцев, представительницы древнейшей профессии заработали уйму денег. Очевидно, измученные тяготами длительного похода моряки, как никто другой, нуждались в женской ласке и сочувствии.
Существует еще один любопытный факт, который помогает пролить чуть больше света на суеверие о женщинах на борту. Так, английские моряки с давних пор давали своим морским суднам женские имена. Более того, любые слова, связанные с кораблем, долгое время относились к женскому роду. Да и само слово «ship» («корабль» по англ.) – женского рода.

Людям, вообще, свойственно одушевлять предметы и явления, а в старину зачастую то, что было дорого сердцу, приобретало… женский образ! При этом многие моряки верили, что, если на борт их дорогого судна ступит женщина, корабль начнет ревновать к незваной гостье, и это грозит бедой всему экипажу…
На самом же деле, у запрета находиться женщине на борту было самое простое и понятное обоснование. Суда уходили в плавание на долгие месяцы, а то и годы. Моряки, вынужденные томиться без женского общения, могли удовлетворить естественные потребности разве что во время редких остановок в портах – не более того. Ясно, что появление на борту женщины неизбежно вносило в ряды изголодавшихся матросов большую смуту.

Поэтому даже красивых наложниц морские завоеватели на борт предпочитали не брать. Ведь доставались красотки, как правило, исключительно капитану и офицерам высшего ранга, а матросам ничто не мешало поднять бунт. Поэтому придумывались какие угодно ухищрения, лишь бы только избежать женского общества в команде. Вспоминали даже древнее поверье о том, что юбки на корабле якобы вызывают встречный ветер или, наоборот, штиль.

Принцесса пиратов

Тем не менее, во все времена находились женщины, которые не представляли свою жизнь без морских приключений и битв. До нас даже дошло имя первой женщины-флотоводца. Историки считают, что ею была правительница Галикарнаса Артемисия, жившая в V веке до нашей эры и бывшая подданной персидского царя Ксеркса. Артемисия командовала флотилией, в которую входили лучшие корабли персов. Славу ей принесло Саламинское сражение с греками в 480 году до н. э. Даже когда остальные части персидского флота были разбиты и бросились в бегство, корабли Артемисии продолжали отчаянно сражаться. Заметив это, царь Ксеркс, наблюдавший за битвой, вскричал: «Сегодня мужчины были женщинами, а женщины мужчинами!»

Были прекрасные леди и в числе корсаров. Одной из первых пираток считают полулегендарную готскую принцессу Альвильду, жившую на рубеже VIII-IX веков. Упоминание о ней впервые встречается у датского историка-хрониста Саксона Грамматика, автора многотомного сочинения «Деяния данов». Согласно Грамматику, Альвильда была дочерью Сиварда, правителя Готланда – самого крупного острова в составе Швеции. Король мечтал выдать дочь за принца Дании Альфа – наследника датского престола. Но не такова была Альвильда: своенравная принцесса заявила, что ни за какие сокровища мира не свяжет свою жизнь с тщедушным хлюпиком-аристократом (она решила, что Альф – из таких).

Сказав так, Альвильда собрала самых преданных служанок, они дружно переоделись в мужскую одежду, угнали в гавани корабль и сбежали в Балтийское море. Там им вскоре встретилось пиратское судно, на котором недавно скончался капитан, из-за чего вся команда находилась в смятении. В итоге Альвильде удалось заслужить доверие пиратов и стать их предводительницей. Принцесса оказалась отъявленной бандиткой: ее корсары разорили бесчисленное число кораблей и вскоре навели ужас на всю Скандинавию.

Согласно легенде, особой любовью Альвильды пользовались берега – легко догадаться, почему. В конце концов терпение датского короля иссякло, и он снарядил свои лучшие корабли на борьбу с пиратами, а во главе флотилии поставил сына – того самого принца Альфа. Вопреки мнению Альвильды, ее незадавшийся суженый оказался молодцом: статный рослый красавец доблестно сражался и даже сумел взять пиратский корабль на абордаж.

Все это не ускользнуло от пристального взора Альвильды. В решающем поединке принцесса потерпела поражение, Альф ликовал. Поняв, что побеждена, пиратка сбросила с головы шлем, и перед принцем предстала невиданной красоты девушка, к которой он тут же воспылал любовью. Как пишет Саксон Грамматик, молодые люди поженились тут же, на борту корабля, и Альвильда все-таки стала принцессой, а впоследствии и королевой Дании. Безумно красивая история, не правда ли?

Энн и Чжэн – грозы морей

Конечно, на историческую достоверность сказка об Альвильде не претендует, но ведь были и вполне реальные персонажи, ничуть не уступающие принцессе пиратов. Например, в начале XVIII века в Карибском море разбойничали две поистине легендарные женщины – Энн Бонни и Мэри Рид.

Первая сначала была женой матроса, а потом переметнулась к удачливому капитану-разбойнику Рэкхему по прозвищу Калико-Джек, вместе с которым ограбила не одно торговое судно. Во время одного из плаваний они подобрали в открытом море молодого моряка, представившегося Джоном Ридом. Рэкхем решил принять смышленого юношу в свою команду, но вскоре заметил, что тот подозрительно сблизился с его возлюбленной Энни. Рассвирепев, ревнивый Калико-Джек вызвал обидчика на дуэль, и тогда выяснилось, что Джон – вовсе никакой не Джон, а Мэри. Девушка с 13 лет работала служанкой, а когда работа ей наскучила, подалась на военный корабль, переодевшись парнем. И Мэри, и ставшая ее близкой подругой Энн Бонни вошли в историю как бандитки, которые ни в чем не уступали мужчинам.

Стоит отметить, что в пираты шли не только европейские женщины. Так, грозой всех китайских мореходов в свое время стала госпожа Чжэн – знаменитая морская разбойница, которая внушала своей команде великий страх и не менее великую любовь. На ее кораблях всегда царила железная дисциплина. Кроме того, она пользовалась поддержкой мирных жителей, поскольку строго-настрого запрещала своим людям нападать на поселения – доставалось от госпожи Чжэн только флоту императора.

Кстати, несмотря на предубеждения против женщин на корабле, моряки во все времена охотно дозволяли некоторым из них проникнуть на свой корабль, а точнее – стать его частью. Речь идет о женских фигурах, издревле украшавших носы кораблей и, по древним поверьям, приносившим морякам удачу. Они верили, что прекрасные наяды, русалки и просто изящные красавицы, несущие парусник вперед, смогут умилостивить морских богов и уберечь корабль и экипаж от врагов и шторма.

Но свое законное место на корабле женщины все же отвоевали. Помогли в этом, прежде всего, великие правительницы. Так, Екатерина II провела ряд реформ на флоте, которые в итоге помогли одержать важные победы в войнах с Турцией и Швецией. Великая княжна Ольга Константиновна стала единственной в мире женщиной-адмиралом Российского флота, являясь шефом 2-го (12-го) флотского экипажа и шефом личного состава крейсера «Адмирал Макаров». А императрица Мария Федоровна в 1892 году стала августейшим шефом Морского Гвардейского экипажа, при этом также являясь попечительницей «Женского патриотического общества» и «Общества спасения на водах». Анна Ивановна Щетинина (годы жизни – 1908-1999) стала первой в мире женщиной-капитаном дальнего плавания.

Благодаря этим женщинам сегодня мечту о службе на флоте могут осуществить многие девушки. Причем, им доступна не только должность кухарки, уборщицы или кока: женщины становятся капитанами дальнего плавания, командирами отделения морской пехоты, водолазами и т.д. А корабли во всем мире все так же называют женскими именами, ведь моряки знают: море благоволит не только отваге, но и красоте.

Екатерина Соловьева, «Мир 24»

Share.

Comments are closed.