Отцовские чувства: добрые истории о собаках

0

Он сел посреди улицы и стал жалобно скулить. Бедняжка так расстроился, что не заметил, как сзади к нему приближался Леший – соседский алабай, который жуть как не любил щенков…

Каждое лето семья Васильковых с нетерпением ждала отпуска Василькова-старшего и отправлялась… нет, не в Турцию и прочие курорты, а в деревню к бабушке. Потому что бабушка была старенькая, жила одна и нуждалась в помощи. А кто ей поможет, как не родные и близкие?
Деревня находилась далеко от города. Но богом забытой назвать её нельзя. Потому что в ней жили люди, работал сельмаг, сельсовет и даже отделение почты, правда, очень плохо ловила мобильная связь. Госпожа почтальон, как её то ли из вежливости, то ли в шутку называли местные, в теплое время года работала исключительно до обеда, потому что на огороде дел невпроворот. Зато работала с понедельника по пятницу, а не 2-3 дня в неделю, и пенсию приносила вовремя. Даже письма с открытками обязательно раскидывала по почтовым ящикам. Ответственная женщина!
Регулярно в деревню наведывались Васильковы. Папа, мама, сын Егор и собака Пират. Кличку животному, когда-то подобранному на улице, придумывал самый младший член семьи, и взрослые в дела Егоркины не вмешивались, чтобы не ограничивать его самостоятельность. Пират, значит, Пират.
Деревня — это далеко не курорт. Поэтому, уезжая к бабушке, все, включая Пирата, понимали, что загорать им придется на огороде, собирая колорадских жуков и борясь с сорняками. Зато вечером после трудового дня их будет ждать теплое парное молоко, картошечка с грибочками и малосольными огурчиками, расстегай и еще много чего вкусного. Бабушка готовить любила и умела, что очень важно, потому что мама всегда объясняла своим мужчинам, что училась не в кулинарном училище, а на экономиста. Поэтому просила понять и простить, когда у неё не получалось приготовить так, как ютуберы показывают. Мужчины оказались понятливыми: не капризничали, когда им подавали на стол макароны с сосисками или пельмени. А когда мама задерживалась на работе — заказывали себе пиццу.
В общем, с учетом всех изложенных выше обстоятельств погостить месяц у бабушки было выгодным решением. Для всех. А еще удобства были не на улице, как у многих, а в доме. Это Васильков-старший в прошлом году постарался, чтобы сделать жизнь мамы максимально комфортной. В общем, жить можно!
Загнав машину во двор, Аркадий Петрович скомандовал всем покинуть салон и стал освобождать багажник от сумок, пакетов и картонных коробок. Бабушка уже встречала их на пороге дома, приветливо махая рукой. А рядом с ней… было что-то маленькое, пухленькое и пушистое. Издали плохо было видно, что именно это было, но когда Егор подошел ближе, то радостно закричал во весь голос: «Щенок! Мам, пап, смотрите, какой щенок классный!»
Удивились все. Но в особенности Пират. Пес стал взволнованно бегать по двору в поисках Любавы, но его верной подруги нигде не было. Даже не пахло ею совсем.
— Мам, а где Любава? — спросил Васильков-старший.
— Так померла при родах.
— Вот те на! Неожиданно. А этот её? — сильно расстроившись, спросил Аркадий, показывая на щенка.
— Её, конечно. Её и вашего охламона городского. Больше некому было. Любава же к себе никого из местных не подпускала. Да что вы стоите, давайте в дом, я вам там столько наготовила. Голодные, небось?
Долго уговаривать городских не пришлось. Дорога была дальняя, и все проголодались. Последним в дом зашел Егор. Последним он был вовсе не потому, что меньше всех хотел есть. Просто Васильков-младший не мог пройти мимо щенка. Мальчик взял его на руки и стал осматривать со всех сторон. «Ага, пацан, значит!»
— Егор, идем есть, — позвал отец.
— Ты пока охраняй тут, а я скоро вернусь! — дал поручение Егор своему новому другу, посадив обратно на землю.
Во дворе остались только Пират и щенок.
Городской пес, обследовав каждый уголок и каждый кустик, лёг возле покосившейся деревянной будки, в которой они с Любавой отмечали 8 Марта. Да, в этом году Васильковы решили не открытку по почте послать, как обычно, а приехать лично, чем приятно удивили бабушку, которая минут двадцать плакала, когда увидела знакомую машину за забором и когда сын вручил ей огромный букет роз. Пират тогда под шумок уединился с Любавой, и поскольку цветов у него не было, а комплименты говорить он не умел, поздравил, как мог. От всей души. Приятные воспоминания накатили огромной волной и… тут же укатили обратно.
Пес он был умный и понял, что с его Любавой случилось что-то нехорошее. Понял и загрустил. Лежал рядом с покосившейся будкой и косился на щенка, который гонялся возле дома за бабочками. Будто чувствовал, что это щенок во всем виноват. Не будь его, Любава была бы сейчас рядом.
Устав гоняться за бабочками, щенок пошел знакомиться с грустным гостем. Он подошел к Пирату и бесцеремонно стал заглядывать ему сначала в зубы, затем в нос и глаза. Потом лег рядом, положил голову на передние лапки и стал вилять своим коротким хвостиком, наклоняя голову то влево, то вправо.
Пирату это очень не понравилось. Что за наглость среди бела дня? Он оскалился и грозно зарычал. Конечно, городской пес, воспитанный в лучших традициях семьи Васильковых, не собирался причинять этому малому вред, но проучить был обязан. Пусть бегает себе по двору за своими бабочками, а к нему подходить не надо. Он сейчас в печали.
Щенок внимательно смотрел на рычащего пса и его белые зубы, а потом зарычал в ответ. Точнее, пытался повторить те же звуки, что издавал Пират. Сначала ничего не получалось, а потом голосок у него прорезался. От радости малыш аж тявкнул.
Пират хотел было уже лапой отбросить маленького нахала на пару метров, но в этот момент из дома выбежал Егор и, осмотревшись по сторонам, побежал к собакам.
Ночевать Пирату пришлось на улице, а не в будке, как обычно. Потому что в будке сладко сопел мелкий, которого Васильков-младший назвал Цезарем.
— Пират, а ты почему с Цезарем не играешь? Сын твой все-таки, — сделал замечание псу Васильков-старший на следующий день, когда заметил, что пёс постоянно пытается отстраниться от щенка, везде следовавшим за ним по пятам.
«Что?! Сын? Да он даже не похож на меня совсем», — думал про себя Пират. Мелкий уже настолько обнаглел, что ел из личной миски Пирата (с изображением черепа и двух костей) при том, что его собственная миска безо всяких опознавательных знаков была полной до краев и из нее угощались птицы. А еще играл с любимыми игрушками Пирата, привезенными из города, и спал в той самой будке, где Пират с Любавой… Терпение Пирата было готово лопнуть в любой момент. Однажды произошло и вовсе что-то невообразимое.
Пират принес в свое укромное место за домом сахарную косточку, которую ему отдал Егор, и только собрался грызть её, как откуда ни возьмись, появился Цезарь. Подошел к Пирату, обнюхал, а потом вцепился в эту самую кость и стал тянуть на себя. Пират аж обалдел от удивления. Он набрал в себя побольше воздуха и стал угрожающе рычать. Это же возмутительно.
Щенок бросил косточку, уставился на своего папку немигающим взглядом и тоже стал рычать.
Вот стоят они друг напротив друга, сверлят друг друга взглядами и рычат. Взрослый пес и маленький щенок. Подумать только!
В конце концов, Пират не выдержал и сдался. Малыш оказался не из трусливых.
Он вдруг вспомнил, как когда-то сам так же рычал на взрослого дядьку, который хотел забрать его маму. Маму, которая сильно заболела и не могла сопротивляться, все равно забрали, но он в руки не дался. Убежал. Прятался, пока его не нашел Егор и не забрал домой.
Пират прыгнул на калитку, навалившись на нее собственным весом, от чего та открылась, и быстро выбежал на улицу. Щенок оставил кость и бросился за ним. Правда, немного не успел (ножки-то коротенькие) и калитка закрылась перед самым его носом. Он попытался навалиться на нее всем своим весом, как папка, но куда ему. Тогда он просто пролез под калиткой и, оказавшись на улице, поспешил за Пиратом.
Впрочем, Пират знал деревню, как свои пять пальцев, поэтому ему не составило проблем оторваться от назойливого преследователя. Забежав во двор к Свиридовым, Пират быстро добежал до забора на другой стороне участка, пролез в дырку, которую уже несколько лет ни у кого руки не доходили заделать, и побежал на окраину деревни. А щенок, преследуя своего непутевого папашу, потерялся. Он сел прямо посреди улицы и стал жалобно скулить. Бедняжка так расстроился, что не заметил, как сзади к нему бесшумно приближался Леший – соседский алабай, который жуть как не любил щенков.
***
Пират вернулся домой, когда уже стало темнеть. Настроение у пса было просто замечательное, потому что впервые с момента приезда в деревню ему удалось нормально отдохнуть: никто не кусал за хвост, не теребил за уши, не совал свой любопытный нос ему прямо в пасть.
— Пират, а где Цезарь? – озабоченно спросил Егор.
Из-за угла дома вышел Васильков-старший, растерянно разводя руками в стороны:
— Везде посмотрел, нет щенка.
Почуяв неладное, Пират выбежал за калитку и отправился его искать. Да, он чувствовал свою вину в том, что случилось. И если вдруг… Нет, он себе не простит этого никогда. Он стал принюхиваться. «Ага! Есть запах». Взяв след, Пират побежал вперед, но уже через несколько метров остановился посреди дороги. След терялся. Тогда он стал бегать по соседским дворам в поисках щенка, но Цезаря нигде не было. А Леший его облаял, на чем свет стоит. Хорошо, что хоть на цепи сидел, иначе драки было бы не избежать. А драться с алабаем – ну такое себе удовольствие.
Пират, словно ошалелый, бегал всю ночь по деревне, но малыш как сквозь землю провалился. Под утро пёс упал, обессиленный, на землю. Лежал и тяжело дышал. Вдруг вскочил и побежал снова к тому месту, где потерял след. «Как это мне в голову сразу не пришла эта мысль?» — огорчился пёс. Он стал принюхиваться к другим запахам. Их там было несколько. Один из них принадлежал Лешему, но щенка рядом с ним не было и он, Леший, сидел на цепи. А вот второй был до боли знакомым, но Пират не мог вспомнить, кому из деревенских он принадлежал.
Человеческий запах привел его к отделению почты. Он смог уловить еле слышный запах Цезаря, который доносился из-за закрытой на амбарный замок двери. Пират стал скрести двери лапами и громко лаять. Щенок услышал и принялся тявкать в ответ. «Живой!» — обрадовался пес и начал остервенело бороться с неприступной дверью, которая не собиралась сдаваться без боя.
— Эй, ты чего ломишься? — раздался басовитый голос Елизаветы Петровны, той самой госпожи почтальонши. Она как раз спешила на работу с утра пораньше. — Ты что творишь, спрашиваю?
Пират перестал царапать дверь и посмотрел на женщину глазами… нет, не собаки, а отца, потерявшего своего ребенка.
— За мелким пришел? — усмехнулась женщина, вставляя ключ в замок. — А одного оставлять его на улице нормально?
Пират виновато опустил глаза.
— Хорошо, что я в тот момент на почту возвращалась, потому что письма забыла взять с собой. А если бы не возвращалась, съел бы твоего малыша Леший. Уже пасть свою открыл и… — она громко клацнула зубами, от чего у Пирата мурашки побежали по коже, но из-за шерсти их не было видно.
Открыв двери, Елизавета Петровна выпустила щенка на улицу и тот, увидев Пирата, очень обрадовался. Бросился к нему, уткнулся носом в грудь, а потом стал круги наворачивать, звонко тявкая и виляя своим коротким хвостиком. Пират посмотрел на мелкого с любовью, как смотрит на ребенка отец, и понял, что теперь без него не сможет. Сын все-таки.
***
Бабушка стояла возле калитки и, улыбаясь, махала рукой вслед уезжающей машине. А на нее, прижавшись носами к заднему стеклу, смотрели Егорка, Пират и Цезарь, которого родители по просьбе Василькова-младшего согласились забрать с собой в город. «Лучше его воспитанием родной отец будет заниматься, чем он будет сам себя воспитывать», — заявил Васильков-старший, поворачивая руль вправо, а Пират с ним полностью был согласен. Он наклонился к Цезарю и лизнул его в морду, а тот посмотрел на него внимательно немигающими глазами и несколько раз лизнул в ответ. Весь в отца.

Источник: «Заметки о животных» (dzen/zametki_o_zhivotnyh)

Share.

Добавить комментарий Отменить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Exit mobile version