Как Пиночет вернул Чили под контроль США

0

11 сентября 1973 года в латиноамериканской стране Чили произошёл военный переворот. Демократически избранный президент страны Сальвадор Альенде был свергнут и убит, к власти пришла военная хунта во главе с генералом Аугусто Пиночетом. Переворот стал возможен исключительно благодаря поддержке США.

К слову, сподвижником Пиночета был чилийский генерал Мигель Краснов. Он из русских эмигрантов, родственник известного донского казачьего атамана Петра Краснова, повешенного в 1946 году за сотрудничество с нацистами во время Второй мировой войны. Михаил, или на местный лад Мигель, вырос в Чили, где в 1967 году окончил местное военное училище. Когда в 1971 году совершился переворот, он полностью поддержал путчистов – потому что ненавидеть любые проявления социализма его приучили буквально с раннего детства. При Пиночете сделал удачную карьеру, пройдя путь от младшего офицера до бригадного генерала.
А в 2001 году, спустя много лет после ухода Пиночета из власти, генерал Мигель Краснов был арестован. Его обвиняли в том, что он, будучи высокопоставленным сотрудником ДИНА (DINA) (Управление национальной разведки), похищал противников пиночетовского режима, которых затем зверски пытали и убивали. Чилийским судом за свои преступления Краснов приговорён к пожизненному заключению…

Операция США «Кентавр»
Как и все страны Латинской Америки, Чили на протяжении всей своей истории находилась под мощнейшим влиянием США. В 1970 году страна впервые попыталась вырваться из слишком тесных объятий «старшего брата» и стать независимым государством. В результате всенародного голосования к власти пришёл кандидат от левоцентристского блока «Народное единство» доктор Сальвадор Альенде. Он был левым националистом, мечтавшим вырвать свою страну из-под опеки США и пойти по пути неприсоединения – ни к блоку социалистических стран, ни к западным империалистам. Но американцам такие шаги очень не понравились, ведь еще с декабря далекого 1823 года (и до сих пор!) США придерживаются доктрины Монро, согласно которой Штаты объявили Северную и Латинскую Америки своей зоной влияния.
Правительство Альенде национализировало медную промышленность и другие отрасли хозяйства по добыче природного сырья, принадлежавшие американским капиталистам. США и их сателлиты устроили Чили международный бойкот – для страны были закрыты все источники внешнего кредитования. В результате начали нарастать экономические трудности и политическая нестабильность, всё чаще вспыхивали уличные столкновения между активистами различных партий. Французская газета «Монд» в те дни писала: «В течение трёх лет политические отношения США и Чили определялись двумя факторами: отказом в займах правительству в Сантьяго и подрывной деятельностью ЦРУ, способствовавшей ухудшению экономического и финансового положения».
Именно агентура ЦРУ покровительствовала чилийским фашистам из партии «Отечество и свобода», учинявшей массовые беспорядки на улицах чилийских городов. Но главную ставку США сделали на военных. Ещё в середине ХХ века в районе Панамского канала Вашингтон создал сеть военно-учебных заведений, где проходили стажировку офицеры латиноамериканских стран. Не стала исключением и чилийская армия. На базах США прошли стажировку министр обороны Аугусто Пиночет, главком ВМФ адмирал Хосе Мерино, главком ВВС генерал Густаво Ли. Именно эта «генеральская тройка» агентов американского влияния и организовала военный путч против Альенде.
Непосредственно операцией руководило ЦРУ США в рамках операции «Кентавр». А сигналом для мятежа послужило кодовое сообщение по радио, прозвучавшее 11 сентября 1973 года: «В Сантьяго идёт дождь». Вышедшие на улицы мятежные войска начали штурм президентского дворца Ла Монеда. Президент Сальвадор Альенде отказался сдаваться и погиб с оружием в руках. В тот же день Пиночет объявил себя «верховным носителем» власти, распустив все представительные органы государственного управления. «Теперь в стране формируется новая демократия – без плюрализма и политических партий», – заявил генерал…

Репрессии, казни, пытки
Очень скоро чилийцы на своей шкуре убедились в «прелестях» этой «демократии». По всей стране действовали военные трибуналы, заменившие гражданские суды. Приговорённых либо убивали на месте, либо отправляли в специально созданные концентрационные лагеря для политзаключённых. Самый зловещий концлагерь действовал в пустыне Атакама: там от непосильного труда в каменоломнях гибли ежедневно десятки человек.
В 1974 году был создан и главный карательный орган хунты – Управление национальной разведки (ДИНА). И там подвизался не только «донской казак» Мигель Краснов, но и бывшие немецкие нацисты – например, создатель газовых камер офицер СС Вальтер Рауф. Только за первые недели переворота было убито более 20 тысяч человек, 30 тысяч подверглись жесточайшим пыткам. Людям выкалывали глаза, калечили половые органы, многих просто забивали до смерти, с живых снимали скальпы, сжигали электрическим током, бросали связанными в тюремные подвалы, где обитали полчища крыс, привыкших к человеческому мясу…
Вот только одна из жертв пиночетовского режима. Журналистка Кармен Морадор отнюдь не симпатизировала социалисту Альенде, работала в местной консервативной прессе, отстаивая традиционные католические ценности в сфере семьи и брака. Но это не уберегло её от преследования со стороны «военных патриотов». Кармен исчезла 26 сентября 1973 года. Как потом оказалось, журналистка была схвачена на улице без предъявления обвинения, а после подвергнута зверским пыткам. Семь часов она провисела на дыбе, затем её морили голодом и постоянно избивали. У Кармен были сломаны обе ноги, она много раз была подвергнута коллективным изнасилованиям, её прижигали сигаретами, заставляли пить мочу. Примечательно, что офицеры ДИНА от неё не требовали никаких признаний – они «просто» демонстрировали свою ненависть, называя её «образованной шлюхой» и «столичной вертихвосткой»… Только в 1975 году родственники Кармен сумели её разыскать и за огромную взятку вытащить из тюрьмы. Но это уже не помогло – девушка сошла с ума и умерла в больнице от кровоизлияния в мозг…
Убийцы из ДИНА орудовали и за пределами Чили. Была организована целая серия покушений на видных чилийских эмигрантов. Так, в аргентинском Буэнос-Айресе был взорван вместе с женой генерал Карлос Пратс, оставшийся верным Альенде, а в Вашингтоне убит видный чилийский социалист Орландо Летельер. Всего, по данным ООН, за годы диктатуры были репрессированы сотни тысяч чилийцев, десятки из них были казнены без суда и следствия, ещё больше – пропали без вести…

«Чудо», которого не было
«Но ведь, кроме репрессий, были и достижения. Например, в экономике!» – могут возразить. Увы, серьёзные специалисты никогда не считали и не считают всё произошедшее в чилийской экономике каким-либо «чудом»…
Экономикой страны Пиночет поручил заниматься финансисту Фернандо Ленису, ученику профессора Чикагского университета США Милтона Фридмэна. Фридмэн разработал экономическую монетаристскую теорию. Ленис по рецептам профессора отказался от всех форм государственного регулирования, предоставил полную свободу частному капиталу, либерализовал весь импорт, уравнял доллар в правах с национальной валютой. Поначалу как будто начался экономический рост. Но затем наступил кризис. И вот почему.
В ходе массовой приватизации 1974-1978 годов бывшим владельцам было возвращено 294 промышленных предприятия, национализированных когда-то Альенде, ещё 200 предприятий проданы на торгах. Однако в ходе поспешной приватизации предприятия продавались по заниженным ценам, а подчас раздавались вообще бесплатно. В результате денег в госказну поступало очень мало, зато произошло сильное имущественное расслоение общества. Поэтому, несмотря на крупные инвестиции из США, положительных сдвигов в экономике в 1970-е годы добиться не удалось. Кредиты разворовывались крупными чилийскими чиновниками, развитие промышленности упало до уровня 50-60-х годов, темпы инфляции составили 25-30 процентов в год, ежегодно до 800 чилийских фирм объявляли себя банкротами, безработица доходила до 20 процентов…
Пиночет понял, что позиции государства на рынке надо укреплять. В 1980-е годы в Чили был установлен госконтроль за финансовым регулированием. Регулировались цены на товары первой необходимости, а также на бензин, сахар, сигареты. Возвращение государства на рынок позволило остановить экономический крах, а к концу 80-х годов даже начался небольшой промышленный рост.
Однако основные отрасли хозяйства теперь принадлежали американцам. Особенно сырьедобывающая промышленность, чья продукция составляет большую часть чилийского экспорта и на которую приходится львиная доля иностранных инвестиций. За годы правления Пиночета страна окончательно села на долларовую иглу. Это означает, что стабильность экономики обеспечивается исключительно притоком долларов. И если по каким-либо причинам США откажутся поставлять свою валюту в Чили, то там может произойти крах всей финансовой системы.
Но самыми страшными последствиями пиночетовских экспериментов являются катаклизмы в психологии чилийцев. После ликвидации диктатуры в 1990 году в Чили вернулся писатель-эмигрант Ариэль Дорфман. В своих дневниках он отмечал: «Я не узнаю чилийцев. Наши ценности – самопожертвование, взаимопомощь, стремление помочь ближнему – практически утрачены. Большинство людей поглощено личными заботами и проблемами собственного выживания. Они потеряли надежду, что положение вещей когда-либо может измениться».

Вадим Андрюхин, «Новое дело»

Share.

Comments are closed.

Exit mobile version