Чудо из вакуума. Рождение телевизора

0
Он изобрел телевизор: Владимира Зворыкина хвалили за талант, «но занимается ерундой»

Владимиру Зворыкину принадлежит изобретение, оказавшее важнейшее воздействие на общество ХХ века, — электронное телевидение. Его разработки дали жизнь таким устройствам, как электронный микроскоп, прибор ночного видения и электронно-оптический преобразователь. Без него не состоялся бы ни персональный компьютер, ни многие другие приборы, которые используются в военной, медицинской и инженерной сферах.

«Призраки в ящике»

Будущий великий изобретатель родился 17 июля 1889 года в Муроме в семье купца первой гильдии Козьмы Алексеевича Зворыкина, который владел несколькими пароходами, промышлял торговлей хлебом и финансовыми операциями — он занимал пост председателя Муромского общественного банка. Володя был младшим из 7 детей купца. Отец отличался передовыми взглядами, старался привить детям трудовую дисциплину. Интерес своих сыновей к науке всячески поощрял.

Владимир с детства проявлял интерес к технике и в юности выбрал правильную стезю — поступил в Петербургский технологический институт. Было это в 1906 году, и новоиспеченный студент не остался в стороне от политических событий — вместе с товарищами на две недели оказался в тюрьме за распространение листовок, призывающих к реформам и выборам во вторую Думу.
Важнейшую роль в судьбе Зворыкина сыграла встреча с профессором Борисом Львовичем Розингом, проводившим опыты по электронной передаче изображения на расстояние. Однажды, застав Владимира за выполнением чужой лабораторной работы (помогал товарищу), Борис Львович не стал его отчитывать, а наоборот, пригласил ассистентом в свою лабораторию. «Раз уж вы все равно столько времени здесь проводите», — лукаво добавил он. Зворыкин с радостью согласился.

Сейчас об этом как-то странно думать, но во времена, когда Розинг и Зворыкин создавали свою электронно-вакуумную трубку, наиболее вероятным путем развития телевидения считалось механическое. В 1920-е годы шотландский изобретатель Джон Берд создал механическое телевидение на основе так называемого диска Нипкова — простого устройства, позволяющего превращать сканируемое изображение в набор «строк», из которых затем можно снова собрать изображение на экране прибора-приемника. В 1925 году Берд продемонстрировал передачу изображения на расстояние — изображение человекоподобной куклы на механическом «экране», собранном из мелькающих квадратиков, казалось призраком, вызванным опытным медиумом. Несмотря на очевидное несовершенство технологии, современники сразу полюбили «ящик». Через два года Берду удалось передать сигнал на расстояние в 705 км при помощи телефонного кабеля, а еще через год — осуществить первую передачу «телесигнала» между континентами.

В 1936 году BBC даже вело «телепередачи» с помощью усовершенствованной системы Берда, дававшей к тому времени разрешение кадра в 240 строк. В отличие от настоящего телевидения, оно не давало возможность непосредственно передавать снимаемое изображение в эфир: сначала требовалось записать фильм на пленку, которая затем сканировалась.

Вакуум сделали насосом

Розинг предлагал принципиально иной взгляд на решение проблемы: оптико-механические приборы — тупиковое направление, для построения изображений надо использовать электронный луч в вакууме, направляя его с помощью электромагнитных полей. Идея была настолько новаторской, что опередила свое время на десятилетия: система Розинга требовала деталей, которые еще не были созданы — например, фотоэлементов, которые могли бы преобразовывать свет в поток электронов. Даже вакуум приходилось получать допотопными методами — с помощью ручных вакуумных насосов. Если бы технологии дозрели, возможно, именно Розинг удостоился бы лавров первооткрывателя телевидения. Но прошло еще много лет, пока мечта стала осуществимой.
Получив в 1912 году диплом инженера-электрика, Зворыкин отправился учиться за рубеж — в парижский Коллеж де Франс, где его профессором был физик Поль Ланжевен. Здесь Зворыкин работал с рентгеновскими установками, исследуя их возможности для изучения кристаллических структур. Сам изобретатель в мемуарах пишет, что уцелел каким-то чудом: рентгеновское оборудование той поры было мощным и не имело защитного экрана — многие из тех, кто с ним работал, умирали в течение нескольких лет. Зато исследовательская работа в Коллеж де Франс давала возможность изучать сферы, которые Зворыкину затем пригодятся. В 1912 году, когда началась передача радиосигналов точного времени с Эйфелевой башни, он самостоятельно собрал радиоприемник в лаборатории — это был его первый опыт работы с радио.

А первое знакомство молодого инженера с медицинской электроникой произошло и вовсе курьезным образом: однажды к нему в лабораторию зашла студентка из России, которой под кожу в районе запястья попала игла. Врачу никак не удавалось определить ее местоположение и извлечь иглу. Рентгеновские аппараты в те времена были только в крупных госпиталях. Зворыкин сумел настроить свою установку таким образом, чтобы сделать четкий снимок, позволивший врачу удалить инородный предмет. Опыт работы с передачей и приемов радиосигналов Владимиру помог во время Первой Мировой войны: призванный на военную службу, он занимался сооружением полевых радиостанций.

Дирекция была в бешенстве

1917 год, Гражданская война и интервенция поставили крест на мечтах Зворыкина заниматься научной деятельностью на родине, многие из коллег изобретателя уезжали за рубеж. По приглашению друзей, работавших в международной кооперативной организации, он направился в Омск, где действовало так называемое временное сибирское правительство Колчака. Белые отправили Зворыкина в США — для закупки радиооборудования. Чтобы выехать из страны, Зворыкину пришлось выбираться из кольца фронтов — вступив в ряды арктической экспедиции, он добрался до острова Вайгач и оттуда на ледоколе отправился в Архангельск, который был захвачен англичанами и французами. Оттуда Зворыкин отбыл в США. А в 1919 году его снова затребовали в Омск, и ему пришлось возвращаться кружным путем — через Канаду, Японию и Владивосток. И лишь во время следующего визита по заданию Колчака он решил в Америке остаться навсегда, так как вскоре после его приезда в Нью-Йорк Колчак был разбит.

В США Зворыкин начал рассылать письма в компании в поисках вакансий специалистов по радиоэлектронике. И получил приглашение от компании Westinghouse Electric в Питсбурге: в корпоративной лаборатории он занялся подготовкой катодов для радиоламп. Работая в этой электрической компании, Зворыкин сделал несколько изобретений, которые, впрочем, так и не запатентовал.

Карьера Зворыкина в США не была гладкой: покинув Westinghouse Electric, по приглашению нефтехимической компании он переехал в Канзас-Сити. В нефтехимии он не разбирался, но жалованье тут предлагали в два раза выше, да к тому же давали возможность открыть собственную лабораторию. Опыты по улучшению процесса крекинга нефти с помощью высокочастотного тока успеха не принесли — выяснилось, что ток даже замедляет процесс расщепления углеводородов. Дирекция была в бешенстве, лабораторию закрыли, а Зворыкин оказался на улице. Впрочем, эта неудача была лишь одной из неприятностей, предшествующих успеху.

«Парень талантливый, но занимается ерундой»

Вскоре после изгнания из нефтехимической отрасли его пригласили обратно в Westinghouse Electric: там сменился руководитель лаборатории, и новый ее глава выражал интерес к проектам Зворыкина, которые не были оценены прежним начальством. Ученому дали возможность заниматься тем, что ему было по душе, и меньше чем за два месяца он, работая практически в одиночку, собрал первую действующую систему электронного телевидения.

Вопреки распространенному заблуждению, иконоскопом была названа передающая электронная трубка, а принимающая с самого начала получила то же наименование, что и сейчас, — кинескоп. И хотя качество передаваемого сигнала было далеко от совершенства, руководитель лаборатории сразу же поверил, что будущее именно за электронным, а не механическим телевидением. А вот гендиректор, которому он продемонстрировал изобретение талантливого русского, лишь хмыкнул и вынес свое резюме: «Парень талантливый, но занимается ерундой. Неужели нельзя использовать его с большей пользой?» Прекрасная иллюстрация корпоративной недальновидности!

В первой половине 20-х годов Зворыкин запатентовал сразу несколько изобретений — иконоскоп, кинескоп, модель цветного телевидения. В 1926 году он получил докторскую степень за работу в области фотоэлементов. Однако коммерческого успеха его идеи не имели — никто не брался превратить их в востребованный потребителем продукт.

Трудно сказать, сколько бы еще времени мог потратить изобретатель на то, чтобы доказывать окружающим полезность своих идей, если бы не еще одно удачное знакомство: ему удалось рассказать о своих разработках Давиду Сарнову, президенту Radio Corporation of America (RCA). Возможно, сыграл роль эффект соотечественника: как и Зворыкин, Сарнов был уроженцем Российской империи и прекрасно говорил по-русски. Он был успешным бизнесменом и с самого начала поверил в перспективность электронного телевидения.

В 1929 году Зворыкин переходит на работу в RCA, где в течение двух лет совершенствует иконоскоп. Наконец, телевидение появляется как доступный простым гражданам сервис — пока, правда, только в Нью-Йорке: передающая станция, установленная на 85-м этаже небоскреба Эмпайр-Стейт-Билдинг, позволяет жителям города и окрестностей принимать передачи на телеприемниках, изготовленных заводами RCA.

Изобретением Зворыкина, которое тут же окрестили чудом ХХ века, быстро заинтересовались во всем мире. Корпорации понимали коммерческие выгоды телевидения, а правительства — пропагандистские: например, нацистская Германия воспользовалась телекамерами зворыкинской системы для того, чтобы провести первую в мире прямую трансляцию — с Олимпийских игр в Берлине в 1936 году.

«Дальнозрение» управляет бомбой

По приглашению Москвы Зворыкин побывал в 1935 году на родине и принял участие в подписании договора с RCA о поставках телевизионного оборудования. Первая передающая станция телевидения в Москве 1938 года начала работать именно на оборудовании, поставленном студией. Первый советский телевизор ТК-1 был выпущен в 1934 году на заводе имени Козицкого в Ленинграде.

Способностью видеть далеко (напомним, что телевидение в буквальном переводе означает «дальнозрение») обладало не только детище Зворыкина, но и он сам. Но телевидение — далеко не единственное изобретение этого великого ученого: в годы Второй Мировой войны, работая в составе Консультативного комитета военно-воздушных сил США, Владимир Козьмич применил кинескоп для конструирования прибора ночного видения, способного преобразовывать инфракрасные лучи в изображение, доступное человеческому глазу. Кроме того, он стал и пионером в области управляемых посредством телевидения бомб и ракет.

Еще в 20-е годы Зворыкин создал электронный факсимильный аппарат (механический «факс» был изобретен еще в середине XIX века). В 50-е годы Владимир Козьмич вернулся к опытам по медицинской электронике, начатым тем рентгеновским снимком, позволившим извлечь иглу из руки русской студентки. В сотрудничестве с канадским инженером Джеймсом Хиллером он изобрел первый электронный микроскоп высокого разрешения, который можно было использовать для медицинских и биологических исследований.

Владимир Козьмич был дважды женат, в первом браке у него родились две дочери. Из жизни отец телевидения ушел в июле 1982 года.

Илья Носырев, rusplt.ru

Share.

Comments are closed.