Игорь Ларионов: «Хоккей – моя жизнь, вино – моя страсть»

0

Он не оставил мир спорта, однако также стал ресторатором и виноделом

Ему удалось выиграть все главные трофеи мирового хоккея: Олимпиаду, чемпионаты мира среди взрослых и юниоров, Кубок Канады, Кубок Стэнли.

«У нас не было права выбора и права голоса»
Игорь Ларионов родился 3 декабря 1960 года в подмосковном городке Воскресенске: «Там все играли в хоккей, и я пошёл, как и остальные мальчишки, в секцию». При этом мальчик отличался от друзей-спортсменов любовью к общеобразовательной школе. Игорь не считал, что уроками можно жертвовать в пользу хоккейной площадки, и всегда был отличником. Позднее он получил прозвище Профессор, с которым не расставался до конца спортивной биографии.
В 16 лет Игорь уже дебютирует за взрослую команду родного «Химика». После трех удачных сезонов в подмосковной команде Ларионова переводят в ЦСКА, которым тогда руководил Виктор Тихонов. Как признавался Ларионов, в ЦСКА его всегда удручало отсутствие права выбора, невозможность делать то, что тебе хочется: «Хоккей, безусловно, это наша работа, это основное. Но были и другие вещи в жизни, которые хотелось узнавать, принимать участие в жизни страны. Но мы были тогда вне всего, что происходило. Хоккей был для нас и главной отдушиной, и возможностью приносить радость нашим болельщикам. Но бывали там и тренерские эксперименты, когда мы тренировались по 4-5 раз в день, что нас просто угнетало. Приходилось преодолевать усталость, эти трудности, бороться с самим собой, а от игры нужно получать удовольствие. Но у нас не было права выбора и права голоса, чтобы что-то возразить».
Умный и результативный нападающий привлек внимание профессиональных клубов из Северной Америки. Правда, Игоря не хотели отпускать, поэтому Ларионов прибегнул к своеобразному трюку: спортсмен написал и напечатал в журнале «Огонек» открытое письмо, обращенное к тренеру Тихонову и Министерству спорта. А на следующий год Игорь уехал играть в «Ванкувер Кэнакс».

«У сына было трудное детство»
Адаптация в Канаде проходила пару сезонов, а на третий Ларионов уже начал показывать результат. А тут еще подъехал Павел Буре, с которым они быстро сыгрались. Но все же из Канады Ларионову пришлось уехать. Он перебрался в Швейцарию, где стал играть за местный «Лугано». Однако в 1993 году владельцы американского «Сан-Хосе Шаркс» уговорили его вернуться в Америку и стать игроком калифорнийского клуба. А затем 35-летнего Игоря переманил Скотти Боумен, тренировавший «Детройт Ред Уингс». Уже на следующий сезон «Детройт» взял Кубок Стэнли, а всего в составе команды Ларионов трижды завоевывал почетный трофей.
По завершении карьеры Игорь стал заниматься агентской деятельностью, хотя он сам не любит её так называть. По его мнению, агент – это тот, кто продает кусок мяса и поднимается на этом. Он же ведет не только карьеру игрока, но и его жизнь, помогает разобраться в сложных ситуациях.
Со своей женой, фигуристкой Еленой Батановой, Ларионов познакомился еще во время выступления в ЦСКА. У супругов родились две дочери — Алена и Дайана – и сын Игорь. Сейчас он успешно играет в хоккей. «В принципе, у него было довольно трудное детство, – говорит Ларионов. – У сына было очень много травм, после которых приходится восстанавливаться и, как говорится, держать свою марку высоко. Это сложно психологически. Но по пониманию игры, по игровому интеллекту я очень доволен трудолюбием и отношением сына к делу».
Дочь Алена однажды призналась, что из-за боязни разочаровать успешных родителей десять лет страдала анорексией. «На юбилей к отцу в 2010 году я приехала, едва держась на ногах. Помню, как он восхищенно посмотрел на меня, обнял и сказал: «Вау, Ален, у тебя одни кости — какая же ты красивая!» Вряд ли он хотел подтолкнуть дочь к анорексии, но меня так тронули его слова. Папа гордится мной — значит, я хоть что-то сделала правильно!» Однако в 2014 у нее начались проблемы со здоровьем. «Когда тело переключилось с истребления жира на внутренние органы, я испугалась. Мой организм стал отказывать. Парализовало правую часть лица. Ломались кости. Исчезли месячные. Стоило до меня дотронуться — появлялись синяки. Однажды мы с мамой сидели в приемной у врача. Она взяла меня за руку, а я посмотрела на нее и спросила: «Кто ты?» — признается девушка. В 2017, когда прогнозы врачей были уже весьма неутешительными, семья настояла на госпитализации Алены. В скором времени Ларионова победила анорексию, но еще долгое время не могла вернуться к нормальной жизни.
Семья хоккеиста давно проживает на американском континенте. При этом Ларионов успешно развивает собственный ресторанный бизнес в России. Давно и профессионально занимается виноделием, производит вина под своим именем: «Этим бизнесом решил заняться, потому что, он, скажем так, дает мне свободу. Для многих виноделов, кто получил специальное образование еще в юном возрасте, наверняка, это в какой-то степени многолетняя рутина. Для меня же – удовольствие. Если хоккей моя жизнь, то вино – моя страсть. И, конечно, не может не радовать то, что мои вина уже широко известны в мире. И получили не только признание любителей вина по обе стороны океана, но и высокие оценки профессионалов».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам http://24smi.orghttp://Inbusiness.kz

Поделиться.

Комментарии закрыты