Топ-100

«Изгоняющий дьявола»: как это снято

0

Шутка ли, но сей фильм ужасов был придуман комедиографом. По крайней мере, именно такую славу успел заслужить к концу 1960-х гг. писатель и сценарист Уильям Питер Блэтти. За 10 лет литературного творчества бывший журналист проделал путь от литературного негра, сочинившего бестселлер для домохозяек, до полноценного соавтора кинохитов Блейка Эдвардса.

Однако продолжать развиваться в комедийном направлении Блэтти не хотел. Он устал от голливудского конвейера и своими глазами видел, как зарождается Новый Голливуд с его переосмыслением жанров. Блэтти решил взять тайм-аут и сосредоточиться на писательстве. Благо, 10 тыс. долларов, которые он выиграл на шоу Граучо Маркса «На кону ваша жизнь», давали такую возможность. Да и пособие по безработице было кое-каким подспорьем.

Пугает реализмом

Уильям Блэтти нашел идеальный материал для метафорического воплощения общественной тревоги в реальной истории из прошлого. Газета Washington Post от 20 августа 1949 г. описывала обряд по изгнанию бесов из 14-летнего жителя американского городка Маунт Райнер. Заметка, прочитанная в студенчестве, запомнилась Блэтти надолго, ведь он воспитывался в религиозной среде и учился в иезуитском университете. Случай из статьи и некоторые детали собственной биографии автора послужили основой романа «Экзорцист».

Местом действия стал Джорджтаун, иезуитского священника с кризисом веры Блэтти отчасти списал с самого себя, его мать-гречанку — со своей матери из Ливана, а актрису Крис МакНил — со своей подруги Ширли МакЛейн. Для усиления пугающего эффекта от того, что зло может избрать своим проводником самого невинного и неочевидного человека, писатель заменил 14-летнего мальчика-подростка на 12-летнюю девочку. Весной 1971 г. книга увидела свет, но не привлекла особого внимания публики, так как название «Экзорцист» было для многих непонятным. Однако после телепрограммы, где Уильям Питер Блэтти подробно рассказал об экзорцизме, роман стал бестселлером. Это позволило Блэтти заключить контракт со студией Warner Bros., которая до взлета продаж книги не видела смысла в экранизации. Более того, писатель добился практически полного контроля над экранной реализацией картины, застолбив за собой место ее продюсера.
Переработкой романа в киносценарий Блэтти, конечно, тоже занимался сам, уделив особое место развитию персонажей. Неспешный темп повествования обеспечивает саспенс. Хоррорные моменты немногочисленны, но неожиданны и оттого особенно эффектны, как, например, сцена на чердаке. При этом наиболее страшными кажутся эпизоды, у которых нет прямой задачи вызвать ужас: визит Карраса в психбольницу или лабораторные исследования над Риган.

По замыслу Блэтти, «Изгоняющий дьявола» должен пугать не столько мистицизмом, сколько реализмом. Вот почему в качестве режиссера сценарист и продюсер видел Уильяма Фридкина с его документалистским подходом к, казалось бы, жанровому кино. У студии, правда, было другое мнение. На роль главного постановщика рассматривали несколько кандидатур. Артур Пенн был занят преподавательством, Майк Николс побоялся браться за проект, успех которого зависел от игры девочки-подростка, Питер Богданович сослался на занятость. Сценарий также заинтересовал Стэнли Кубрика, но тут уже руководство Warner Bros. испугалось: с ним у руля производство могло растянуться надолго и выйти за рамки бюджета. В результате, студия решила пригласить Марка Райделла, но Блэтти был категорически против и с еще большим энтузиазмом отстаивал Фридкина, благодаря чему тот получил режиссерское кресло.

Кастинг: смелая девочка и настоящий священник

На стадии кастинга у студии и своевольного режиссера стали возникать первые разногласия. На роль экзорциста «Уорнеры» хотели позвать Марлона Брандо, но Фридкин посчитал, что легендарное имя превратит картину в «еще один фильм с Брандо». По той же причине он отверг кандидатуру Джека Николсона, которому прочили роль Дэмиена Карраса. В итоге тандем изгоняющих дьявола сыграли состаренный гримом 44-летний Макс фон Сюдов, чьей работой в фильмах Бергмана Фридкин был восхищен до глубины души, и кинодебютант Джейсон Миллер, впечатливший режиссера своей игрой на театральной сцене.

Экранная мать последнего, эмигрантка из Греции Василики Маляру, также до этого не снималась в кино. Уильям Фридкин познакомился с ней в ресторане греческой кухни и позвал в картину из-за внешнего сходства с собственной матерью. Вместо претендовавших на роль Крис МакНил Ширли МакЛейн, Джейн Фонды и Одри Хепберн Уильям Фридкин утвердил актрису тогда еще с не столь громким именем — Эллен Берстин, которая больше всех боролась за эту работу, утверждая, что способна полностью перевоплотиться в страдающую мать Риган.

Линда Блэр, сыгравшая одержимую девочку, попала в проект благодаря своей крепкой психике и бесстрашию собственной матери. До знакомства с Блэр Фридкин и продюсеры отсмотрели множество претенденток на роль Риган. Большинство из них показались режиссеру морально не готовыми к столь сложной роли, а перспективным кандидаткам, в числе которых были юные звезды Памелин Фердин, Анисса Джонс и Денис Никерсон, запретили сниматься родители. Мать Блэр, напротив, поддерживала дочь, которую и привела на кастинг, а сама Линда без тени смущения обсуждала с режиссером наиболее жуткие и спорные моменты сценария, вроде эпизода с распятием. Готовность начинающей актрисы к роли подтвердили и врачи, которые обследовали девочку на предмет психической устойчивости.

Достичь полной убедительности в образе демонической Риган Блэр помогла Мерседес МакКэмбридж, озвучившая персонажа низким и властным голосом. Кроме того, в сцене с зеленой рвотой Линду подменяла дублерша Эйлин Дитц, а в вырезанном эпизоде с паучьей походкой Риган сыграла акробатка Линда Р. Хэйгер.

Для наибольшей достоверности Фридкин привлек к работе непрофессиональных актеров. Отца Дайера сыграл настоящий священник Уильям О’Мэлли, который утверждал, что с рядом мистических событий, подобным показанным в фильме, встречался в собственной профессиональной практике. Также в съемках принимали участие несколько иезуитов и команда врачей медицинского центра Нью-Йоркского университета.

Издевательства режиссера

Режиссерский подход Фридкина, во всем стремящегося к правдоподобию, стал настоящим испытанием для актерских нервов. Чтобы добиться от исполнителей подлинных реакций, перед началом съемок пугающих эпизодов ассистенты режиссера стреляли из ружья и включали тревожную музыку по его команде. Не чурался Фридкин и прямого давления. Например, он отвесил Уильяму О’Мэлли оплеуху, чтобы тот более эмоционально смотрелся в финальной сцене отпущения грехов Каррасу. Результат — трясущиеся руки О’Мэлли в кадре.

Джейсон Миллер не раз становился жертвой режиссерских манипуляций — тех самых неожиданных выстрелов, а также обмана: Фридкин убедил актера, что субстанция, имитирующая рвоту, попадет ему в грудь, хотя залп планировался и был произведен в лицо. От неожиданности наивный Миллер испытал неподдельное отвращение. Неподдельной была и гримаса боли Эллен Берстин, когда она упала на копчик из-за сильного рывка статиста за трос, прикрепленный к ее поясу, в сцене с распятием. Актриса просила выключить камеру, но никто ее не послушал. Позже она называла Уильяма Фридкина маньяком и была расстроена, что ее мучения и крики стали одним из аттракционов картины.

Правдоподобия режиссер добивался и при выборе локаций. Для съемок пролога, в котором отец Меррин участвует в археологических раскопках в Ираке и находит статую повелителя демонов ветра Пазузу, группа отправилась в экспедицию на Ближний Восток. Более того, мастеру убеждения Фридкину удалось получить у местных властей разрешение снимать на руинах древней Хатры. Так что раскопки в эпизоде — абсолютно реальные.

Основное действие фильма происходит в вашингтонском районе Джорджтаун, где снимались натурные сцены. Однако для создания интерьерных эпизодов Фридкину всё же пришлось отойти от документальных канонов и отправиться в Нью-Йорк. Там на студии CECO Studios и развернулась самая технически сложная часть работы над фильмом, во многом определившая его визуальный стиль, а также потребовавшая больше времени, чем предполагали продюсеры.

По графику съемки должны были продлиться 85 дней, но только в Америке заняли 224 дня из периода, растянувшегося почти на год с 14 августа 1972 по 20 июля 1973 г. В качестве технического консультанта на площадке присутствовал автор монографии «Одержимость дьяволом и экзорцизм» — священник Джон Никола.

Спецэффекты и трюки

Самые визуально эффектные сцены картины связаны с демоническими проявлениями Риган — телекинезом, левитацией и прочей сверхъестественной бесовщиной. В наше время все это можно было бы осуществить с помощью компьютерной графики, а в начале 1970-х гг. приходилось придумывать хитроумные технические уловки. Наиболее показателен с этой точки зрения эпохальный эпизод экзорцизма, на создание которого ушел почти месяц. По задумке авторов, в спальне Риган должен был стоять лютый холод, чтобы изо рта героев шел пар. Помещение охлаждали с помощью дорогостоящей системы кондиционирования, и температура достигала отметок, при которых у группы получалось снять максимум пять кадров в день.

Оператор Оуэн Ройзман использовал лишь одну камеру и естественное освещение. В комнате было несколько кроватей: ту, на которой лежала Линда Блэр, раскачивали, чтобы изобразить дрожь, а вторая располагалась под потолком, и к ней крепились специальные тросы, поднимавшие актрису в эпизоде левитации.

Кроме того, была создана жуткая механическая кукла с вращающейся головой, заменявшая девочку при съемках поворота головы на 360 градусов. Для подачи смеси из горохового супа и овсянки, имитировавшей зеленую рвоту, была сооружена сложная механическая конструкция. Гример Дик Смит крепил по бокам лица актрисы (а в некоторых кадрах ее дублерши Эйлин Дитц) небольшие куски плексиглаза, которые соединялись с трубками, связанными с аппаратом, подававшим жидкую субстанцию.

Довольны сложны и пластический грим Линды Блэр, чье лицо на протяжении фильма становится все более устрашающим, и возрастной грим Макса Фон Сюдова, а также белый лик дьявола, мелькающий в некоторых кадрах. С последним образом связана любопытная история. Грим был нанесен на лицо Эйлин Дитц для теста одного из превращений Риган и был признан неудачным. Однако фото с ним решили использовать в качестве условного 25 кадра с дьявольским ликом. Кстати, сам образ был вдохновлен фильмом «Женщина-демон» Канэто Синдо, который Фридкин очень любил.

Помимо картины Синдо, на визуальный стиль ленты оказала влияние живопись, а именно «Империя света» Рене Магритта. На ней изображен дом в вечернем свете фонаря на фоне по-дневному голубого неба. Похожего сверхъестественного эффекта Фридкин хотел достичь в сцене появления отца Меррина у дома МакНилов. Для этого в дополнение к уличным фонарям использовались ксеноновые дуговые лампы.

Музыка и визг свиньи

Еще одним залогом мрачного обаяния «Изгоняющего дьявола» стало звуковое оформление. Звукорежиссер Крис Ньюман дополнил визуально эффектное киноповестование аудиоэффектами. Чем ближе герои оказываются к «границе зла», дверям спальни Риган, тем громче и гуще становится демоническое дыхание, а когда злой дух покидает тело девочки после обряда, слышны жуткие звуки агонии. В чем секрет? Это визг несчастной испуганной свиньи, отправленной на бойню.
Музыки в фильме значительно меньше, чем могло бы быть. Первоначально саундтрек заказали известному композитору Лало Шифрину, но результат не устроил Уильяма Фридкина. Режиссер решил составить музыкальный ряд самостоятельно. Так в картине появились произведения авангардиста Кшиштофа Пендерецкого — в частности, атональная «Полиморфия», сделавшая сцены одержимости еще более жуткими и потусторонними.

В качестве главной темы Фридкин использовал фортепианное соло, открывающее дебютный концептуальный альбом Майка Олдфилда Tubular Bells. От этого решения выиграл как фильм (тревожная музыка в начальных титрах создает у зрителя нужное настроение), так и композитор — продажи альбома Олдфилда подскочили, благодаря беспрецедентному успеху ленты. Вышедший на Рождество «Изгоняющий дьявола» занял первое место по кассовым сборам и многократно окупил 12-миллионный бюджет.

Маргарита Васильева
Tvkinoradio.ru

 

Share.

Comments are closed.