«Лежали части скелетов». Парикмахер зарезал 160 человек

0
Резал горло бритвой, а его любовница делала пироги с человечиной

Мюзикл «Суини Тодд, демон-парикмахер с Флит-стрит», поставленный в 1979 году, был весьма популярен. А затем по этому мюзиклу сняли одноименный фильм с Джонни Деппом в главной роли, который получил две премии «Золотой глобус» и одного «Оскара». При этом сюжет всех историй о Тодде — сплошная жуть!

«Какого дьявола она дала мне жизнь?»

До недавних пор было принято считать, что история Суини Тодда — это городская легенда. А сюжет ее примерно таков. В конце XVIII века в Лондоне жил да был брадобрей Суини Тодд. Как известно, в то время людям было несподручно бриться самим и они ходили в цирюльни. Тех, кто заходил к брадобрею Тодду, он спроваживал на тот свет. Бритвой по горлу — и в подпол. Для этого у него был потайной рычаг, открывавший люк, который находился под креслом для клиентов.

Рядом с цирюльней располагалась пекарня подруги Тодда миссис Ловетт. Они на пару и злодействовали. Тодд грабил своих жертв, изымая у них в подвале все ценные вещи. А Ловетт помогала ему избавляться от трупов с изрядной выгодой для себя. Она пускала их на фарш, из которого готовила начинку для своих мясных пирогов.

Эта страшная легенда имеет конкретную географическую привязку. Считается, что цирюльня находилась в Лондоне, на улице Флит-стрит, 186, а пирожковая лавка миссис Ловетт была соединена с ней подземным ходом. Образ Суини Тодда в Англии с давних пор являлся пугалом для непослушных детей. Но, оказывается, англичане пугали своих детишек отнюдь не сказочным парикмахером, а вполне реальным серийным убийцей. Британский писатель Питер Хейнинг потратил несколько лет, чтобы разобраться в вопросе, существовал ли на самом деле Суини Тодд. И выяснил, что «демон-парикмахер» не просто существовал, а в свое время был довольно известным преступником, о судебном процессе над которым писали все английские газеты.

Настоящий Суини Тодд родился в 1748 году в Лондоне. Его родители работали на шелковой фабрике и влачили жалкое существование в городских трущобах. Сыну они уделяли мало внимания, поскольку пили по-черному. Впрочем, возможно, по-своему они любили Суини, особенно мать, но он не сохранил к ней добрых чувств. На суде Тодд рассказывал так: «Она ласкала, целовала меня и называла милым мальчиком. Но позже я почувствовал себя достаточно сильным, чтобы придушить ее. Какого дьявола она дала мне жизнь, если у нее даже не было достаточно денег, чтобы позволить мне этой жизнью наслаждаться?»

Глазел на орудия пыток

Действительно, родители, будучи бедными, не дали сыну узнать, что такое беззаботное детство. Едва ему стукнуло 10 лет, как они привели его с собой на фабрику, там Суини часами наматывал шелковую нить на бобины. Часть заработанных денег родители оставляли ему на карманные расходы, а он на них покупал входные билеты в Тауэр, который в то время был музеем и королевским зверинцем. Юного Тодда завораживали выставленные в музее орудия пыток и казней, возбуждало зрелище жестокого обращения служителей зверинца с дикими животными.

Кроме этого, самыми яркими впечатлениями его детства стали уличные беспорядки 1758 года‚ когда рабочим шелковой фабрики урезали зарплаты из-за падения спроса на продукцию английского производства. Они посчитали, что виной всему ввоз дешевого ситца из Индии, и принялись на улицах нападать на женщин, одетых в индийский ситец, и рвать на них одежду.

В 12 лет Суини остался сиротой. К тому времени его родители уже превратились в законченных алкоголиков и зимой, в холод, отправились на поиски спиртного. Неизвестно, удалось ли им выпить, только домой они не вернулись — замерзли на улице.

Сироту пригрел приходской священник, а потом определил его в подмастерья к ножовщику, прозванному Джоном Крюком. Жизнь Суини стала еще хуже. Джон Крюк держал его в черном теле, чуть что – отвешивая затрещины. Все, что окружало юного Тодда, было наполнено духом бедности, безысходной тоски и несчастий. Позже он рассказывал: «Церковь, в которой меня крестили, сгорела на следующий день, и все церковные книги сгорели. Мои мать и отец мертвы, кормилицу повесили, а акушер перерезал себе горло».

В 14 лет Суини попался на краже. По законам того времени в Англии это преступление каралось виселицей, но судья центрального уголовного суда в Лондоне явно пожалел сироту и отправил его на пять лет в Ньюгейтскую тюрьму. Можно сказать, что в тюрьме Тодду повезло. Его взял к себе в подмастерья цирюльник Пламмер, который там отбывал срок, но при этом еще и работал по профессии. Он брил состоятельных заключенных за деньги и приговоренных к казни бедняков бесплатно.

Реклама – банки с зубами

Кого-то тюрьма наставляет на путь исправления, кого-то делает законченным преступником. В случае с Суини Тоддом произошла необычная ситуация. Он вышел из Ньюгейтской тюрьмы в 19 лет с намерением начать новую жизнь и зарабатывать на хлеб ремеслом цирюльника, которому научился у Пламмера. Но при этом окончательно ожесточился и утратил всякое уважение к ценности человеческой жизни.
Писатель Хейлинг в поисках сведений о Тодде перерыл в архивах кучу старых английских газет XVIII века и наткнулся на такую заметку: «Наиболее заметное убийство было совершено в следующей манере посредственным брадобреем, который жил на углу Гайд-парка и ревновал свою жену.

Молодой джентльмен, по воле случая зашедший в парикмахерскую, дабы побриться и привести себя в порядок, и будучи в подпитии, рассказал, что видел симпатичную девчонку, которая оказала ему благосклонность прошлой ночью на Гамильтон-стрит, и, кроме того, описал эту девушку. Цирюльник, решив, что речь идет о его жене, впал в безумие, перерезал молодому джентльмену горло от уха до уха и скрылся».

На основе косвенных фактов Хейлинг сделал вывод, что это первое убийство, совершенное Суини. Тот как раз сожительствовал в то время с некой распутной дамочкой. Но достоверных доказательств вины Тодда в этом преступлении нет. Большинство цирюльников того времени были людьми суровых нравов. Как правило, в их функции входили не только бритье и стрижка клиентов, но еще и некие врачебные процедуры — от вырывания зубов до отворения крови в лечебных целях. Так что крови брадобреи не боялись.

Суини Тодду удалось скопить достаточно денег, чтобы купить цирюльню в доме номер 186 на улице Флит-стрит, неподалеку от лондонских ворот Темпл Бар. Свое заведение он украсил завлекательным стишком: «Простое бритье за пенс — лучшего вы нигде не найдете». А в окне выставил банки с вырванными им зубами и парики, которые изготовил из состриженных у людей волос.

Две черные душонки

Цирюльня находилась на первом этаже двухэтажного здания, а под ней имелся подвал. Тодд решил обследовать его и обнаружил, что из подвала есть выход в подземные усыпальницы церкви св. Дунстана, расположенной по соседству. И это натолкнуло его на зловещую идею — что покойники в усыпальнице вряд ли обидятся, если к ним подселят свежий труп.

Его фантазия начала работать, и вскоре Суини придумал весьма оригинальное изобретение. Под креслом в своей цирюльне он смастерил люк, который открывался потайным рычагом. А с обратной стороны люка приделал еще одно кресло. Полоснув бритвой по горлу клиента, он приводил рычаг в действие, люк открывался и под весом тела переворачивался. Труп падал в подвал, а в комнате оказывалось второе кресло, прежде находившееся под полом.

В мюзикле и фильме Суини Тодда облагородили. Там, по сюжету, он принялся убивать людей из мести за то, что был оклеветан и по сфабрикованному обвинению провел 15 лет на каторге. Но на самом деле Суини Тодд если и мстил кому, так это всему человечеству за свою жалкую жизнь. И то вряд ли, поскольку к тому времени, когда он превратился в убийцу, уже не был жалким бедняком. Более того, у него и на личном фронте все складывалось довольно удачно.

Судя по всему, он завел роман с вдовушкой, миссис Марджери Ловетт, которая была владелицей пекарни и магазина, расположенных по соседству с цирюльней. Пироги миссис Ловетт с говядиной и свининой пользовались успехом у всех слоев населения Лондона. Возле ее магазина каждый день в 12 часов выстраивалась очередь, когда выставлялась на продажу первая партия пирогов.

Эта парочка — Тодд и Ловетт — представляла собой две родственные черные душонки. Оба были жадны до денег и оба готовы на самое страшное преступление, чтобы заполучить их. Достоверно неизвестно, когда они организовали безотходный конвейер смерти. Но, вероятнее всего, Суини поведал Марджери, что убил и ограбил клиента, а тело спрятал в склепе церкви св. Дунстана. А соседка сама предложила ему, чтобы добро не пропадало, доставлять по подземному ходу трупы к ней в пекарню, где она пустит мясо на начинку для пирожков. И в результате они образовали жуткий совместный бизнес.

По кровавым следам в катакомбах

Суини Тодд убивал людей в основном из-за денег и ценных вещей. Так, некоего подмастерья, зашедшего к нему подстричься, он полоснул бритвой по горлу после того, как тот рассказал, что несет хозяину крупную сумму денег. Служащий госпиталя св. Варфоломея Томас Шедвелл лишился жизни в цирюльне Тодда после того, как похвалился перед брадобреем своими золотыми карманными часами, которые получил за службу при госпитале.

Убив клиента и с помощью механизма переместив кресло с телом в подвал, Тодд спускался туда, снимал с трупа одежду и забирал все ценные вещи. Потом потрошил тело жертвы и разделывал его, словно свиную тушу. Мясо упаковывал и через сеть подземных катакомб переправлял к миссис Ловетт. Кости и отходы сбрасывал в усыпальнице церкви св. Дунстана. На этом и погорел.

Прихожане, посещающие церковь св. Дунстана, стали жаловаться на мерзкий запах в ней. Жалобы дошли до начальника полицейского сыскного отделения на Боу-стрит (предтечи Скотленд-Ярда) сэра Ричарда Бланта. Тот заподозрил недоброе. В церкви уже много лет никого не хоронили, а тянуло, похоже, мертвечиной из подвала. Сыщики не побрезговали, детально обследовали катакомбы — и запах привел их к склепу семьи Вестон. Находку там позже в деталях описала газета «Курьер»: «Сложенная один поверх другого, наполовину достигая высоты потолка, там находилась масса гниющих человеческих останков. Небрежно брошенные друг на друга, образуя омерзительную кучу, лежали части скелетов с остатками плоти, то тут, то там еле держащейся на костях».

По кровавым следам в катакомбах сыщики вышли на подвалы домов миссис Ловетт и мистера Тодда. Ричард Блант разделил своих людей на две части. Одну он послал для ареста Марджери Ловетт, а сам отправился с другой частью брать Суини Тодда. Вина цирюльника стала очевидной, когда в подвале его дома были найдены вещи пропавших людей, а некоторые обнаружены непосредственно у него. Так, на его туфлях красовались серебряные пряжки, которые одна из женщин опознала как пряжки с туфель ее пропавшего мужа.

Яд в нарядном платье

Что сыщики нашли в пекарне миссис Ловетт, неизвестно. Зато известно, что горожане, прослышав о настоящей начинке ее мясных пирогов, собрались возле ее магазина, чтобы повесить Марджери на фонарном столбе. Полицейским с трудом удалось сохранить даму в целости и доставить в Ньюгейтскую тюрьму.

Понимая, что ее или повесят по приговору суда, или разорвут на части на улице, миссис Ловетт не стала запираться и призналась во всем. В обмен на признание она лишь попросила чистую одежду, говоря, что хочет принять смерть нарядной. Ей позволили получить из дома нарядное платье. Но оказалось, что в платье был спрятан яд. То ли Марджери подкупила тюремщиков, то ли яд загодя был вшит в ее одежду, но казни она избежала, покончив с собой.

Несмотря на тела, найденные в склепах, и одежду жертв, найденную в доме Тодда, идентифицировать его жертв полиция не сумела. Поэтому доказали всего одно убийство. А именно — убийство матроса Френсиса Торнхилла, который зашел в цирюльню подстричься перед тем, как выполнить поручение и передать некоей даме из Лондона нитку восточного жемчуга, которая оценивалась в 16 тысяч фунтов стерлингов. Цирюльник спалился на том, что заложил нитку жемчуга за одну тысячу фунтов у ростовщика Мандела, а полиция установила это.

В качестве обвинителя на суде выступал генеральный прокурор, представляющий короля Георга III, и он поведал замершей от ужаса публике и присяжным: «Дом Суини Тодда был полон вещами и одеждой, которой хватило бы на 160 человек. Да, господа присяжные, я сказал: 160 человек, и среди всей этой одежды были обнаружены обрывки куртки, которая совершенно точно принадлежала Френсису Торнхиллу». После таких слов присяжным хватило всего пять минут, чтобы вынести вердикт: «Виновен!»
25 января 1802 года Суини Тодд был повешен во дворе Ньюгейтской тюрьмы в присутствии тысяч людей. Словно бы в качестве дополнительного наказания, его тело после казни весьма символично было передано группе учеников «цирюльников-хирургов» и расчленено в образовательных целях.

Источник – mzk1.ru

Share.

Comments are closed.