«Начало»: как это снято

0
Реалистичный сон: визуальные и специальные эффекты фильма

Водопад в замке, отсутствие гравитации и трансформация парижских улиц. Как Кристоферу Нолану удалось перенести сновидения на большой экран?

Как-то раз Кристоферу Нолану приснился сон, в котором он осознавал, что спит. Это удивило настолько, что режиссер решил перенести действие одного из своих фильмов в сон. Так появилась идея «Начала».

«Живые» эффекты

Впрочем, картина рождалась довольно долго, она росла и трансформировалась, это обычная эволюция любого творческого проекта.

Не секрет, что Нолан предпочитает практические эффекты цифровым, а снимать любит на пленку. Поэтому была весьма нетривиальная задача: создать множество реальных устройств, позволяющих продемонстрировать необычное поведение объектов в кадре: изменяющаяся гравитация, ее отсутствие или распыленная необычным образом вода, поток которой заливал бы целый замок. Ведь во сне многие явления «живут» не так, как в жизни. А выглядеть они должны были абсолютно реалистично.

Реалистичность была главной установкой режиссера. Он не хотел показывать сюрреалистические картины сна, будто сошедшие с полотен Сальвадора Дали. Нолан хотел, чтобы все происходящее во сне было абсолютно реальным. Настолько, что мозг спящего не понимал бы, где он находится: в реальном мире или все-таки спит. Это было частью сюжета. И отталкиваясь от этой задачи, вся команда принялась думать над трюками.

Водопад в японском замке

В самом начале фильма зрители вместе с персонажем Леонардо ДиКаприо оказываются в японском замке, где тестируют Сайто. В самом финале событий замок начинает рушиться. Здесь было использовано несколько приемов, начиная от обычной тряски камерой и падения мелких обломков до весьма сложного трюка с водой.

По сюжету на более высоком уровне сна персонажа ДиКаприо окунают в ванну с водой, и отголоском этого становится необычный водопад, бьющий в окна крепости, заливающий всю декорацию и персонажа Лео.

Вода — довольно сложный материал, потому что у нее весьма немалый вес, и заливать человека большим потоком опасно. На первых тестах стало понятно, что простым водосбросом здесь пользоваться нельзя, поэтому придумали распылить воду с помощью 26 воздушных пушек, выталкивающих воду под большим давлением. Это визуально увеличило количество воды, оставляя ее достаточно легкой, чтобы в этих кадрах мог сниматься сам актер.

Постаревший Сайто

Для первых кадров картины гримерам предстояло состарить персонажа Кена Ватанбе, превратив его в старца. Пластический грим Сайто был создан на основе изображений 80-летних европейцев. Азиаты стареют не так, как белые, 80-летний белый выглядит как 110-летний азиат.

Художники по пластическому гриму сделали глиняные скульптуры, используя слепки лица Ватанабе. После чего создали финальную версию пластического грима, выпекли накладки из силикона и вручную вклеили волоски. На площадке гримеры сделали актеру горб, состарили руки и уши, после чего наклеили лысый парик, совместив его с накладками на лоб, веки, нос, губы, а также с частями, которые закрывали щеки и шею актера. После чего цветной грим, контактные линзы и зубные вставки завершили иллюзию.

Гравитации нет!

Декорация, которая участвовала в сценах изменения гравитации — это постройка, которая установлена на гидравлический гимбал. 35-метровый коридор находился в центре цилиндра, который состоял из восьми металлических колец девяти метров в диаметре. К каждому кольцу был подведен свой электромотор. Все кольца должны были быть абсолютно одинаковые и синхронно вращаться, иначе декорацию корежило бы и трясло.

Художник-постановщик ленты выстроил весь интерьер коридора из мягких материалов, включая бра и другие осветительные приборы, чтобы актеры не поранились, если бы упали на них.

Отдельно была построена другая установка — в ней располагалась комната отеля с другими пространственными измерениями. На этот раз длина комнаты была намного больше, чем высота. И если при вращении коридора актерам нужно было лишь придерживаться заданного ритма, чтобы попадать в такт, то с комнатой такое не работало. Драка внутри этой декорации была сложнее: если бы каскадер замешкался, ему грозило падение с пятиметровой высоты.

Еще одна комната на гимбале была построена для изменения гравитации в баре отеля. Эта декорация наклонялась всего на 30 градусов. Но для создания иллюзии этого вполне хватило.

Наклоняющаяся декорация размером 24,3 на 18,2 метра должна была выдержать всю съемочную группу и 35 участников массовки, включая осветительные приборы и прикрученную к полу мебель. Все это стояло на платформе, которая наклонялась с помощью механизмов, созданных инженерами.

Декорация располагалась на массивных гидравлических ригах с опорой в центре. Гидравлика наклоняла постройку на 20 градусов в сторону примерно за четыре секунды. Само движение было почти незаметно. Нолан хотел, чтобы зрители понимали, что что-то происходит, поскольку жидкости в стаканах начинали вести себя необычно, а висящие лампы наклонялись.

Кстати, в ангаре для цеппелинов в Кардингтоне (Англия) было построено две декорации коридора отеля. Одна из них стояла вертикально, чтобы их можно было подменять для разных кадров. Например, падение охранника в коридор было снято именно в вертикальной декорации. На самом деле охранника снимали снизу вверх, поднимая его на тросе, который он прикрывал своим телом. Это старый трюк, придуманный еще Павлом Клушанцевым.

Взрыв кафе

В Париже Кобб вербует нового архитектора, демонстрируя ей возможности подсознания. Он приводит ее в кафе и стимулирует ее осознание природы реальности сна. Это производит на девушку эффект разорвавшейся бомбы, и окружающие ее объекты начинают рушиться. Эти кадры были частично сделаны на площадке, а частично — с помощью CG.

Нолан хотел, чтобы взрывы производились без дыма и огня. А Леонардо и Эллен сидели бы в эпицентре. Кроме того, парижские власти запретили совершать взрывы громче 104 децибел. Это означало, что на протяжении нескольких недель нужно было тестировать и вносить изменения в эффекты.

Была создана копия парижской улицы в Кардингтоне. Было шесть лавок с овощами, книгами, журналами и одеждой. Все было создано из резины. Взрывы были сделаны с помощью азотных воздушных пушек, без пиротехники. К тому же, все взрывы были узконаправленными, так что кружки на столе перед актерами даже не двинулись, когда вокруг все взлетело в воздух.

Во время работы в кафе использовали дополнительные щиты для изменения траектории полета предметов во время планирования взрывов, направленных наружу. Более тяжелые предметы, например, автомобили и мотоциклы, а также столики и стулья переворачивались с помощью тросов. Сцены снимали на камеры со скоростью от 360 до 1200 кадров в секунду. Позже с помощью компьютерных технологий усилили этот эффект. Так, взрывы начинались в реальном времени, а потом постепенно летящие в воздухе объекты замедляли свое движение, будто застывали в какой-то плотной текучей среде, после чего столкновения объектов друг с другом инициировали новую детонацию и предметы снова разлетались во все стороны.

Для реализации этого элементы, которые снимались вживую, смешивали с анимацией частиц, динамикой жидкости и специально созданными динамиками. В этой сцене есть пара полностью CG-планов.
Дополнительно, используя внутристудийную разработку — движок для симуляций, VFX-художники разрушили фасады зданий и добавили их осколки в подвешенную в невесомости мешанину. Досталось и каменной мостовой.

Интересно, что разные предметы в одной сцене двигались с разной скоростью, а какие-то зависали в воздухе перед тем, как сдетонировать снова, что добавляло этой сцене сюрреальности.

Складывающийся Париж

После краткого перерыва персонажи возвращаются в Париж, где Ариадна продолжает постигать все азы управления реальностью сна. Трансформации парижских улочек и мостов были сделаны с помощью комбинации физических и цифровых эффектов.

За три месяца до начала съемок команда по визуальным эффектам отправилась собирать данные о будущей съемочной площадке в Париже. На протяжении пяти дней они изучали и сканировали четыре квартала парижского района Rive Gauche.

Они знали, что больших хромакейных панелей на съемочной площадке не будет. Крис Нолан и его оператор, Уолли Пфистер, не любят так работать – они быстро двигаются, зачастую снимая с рук, и команде по визуальным эффектам пришлось к этому подстраиваться. Для выделения актеров из заднего плана использовалось ротоскопирование, а потом фон был заменен на картины трансформирующейся реальности.

В Париже сотрудники отдела по визуальным эффектам получили доступ к окружающим жилым домам, виду с крыш и из окон, а также к подъемникам для съемки с максимально возможной высоты. Команда скаутов воспользовалась цифровыми камерами на штативе для сбора более 500 Гб фотоматериала с разрешением 4K, отдавая предпочтение облачным дням с рассеянным освещением.

Художники построили CG-город, переделав существующий пайплайн так, чтобы программное обеспечение могло поддерживать создание ярко освещенного цифрового мегаполиса в высоком разрешении.

Нолан снял сворачивание улиц на перекрестке Le Place Georges Mulot и Rue Bouchut — именно этот перекресток использовала команда по визуальным эффектам для своей симуляции. До начала съемок команда создала превиз происходящего, на основе которого и была разработана вся сцена.

Это был довольно сложный концепт — здания опрокидывались и ложились друг на друга крышами, в результате чего появилась кубическая вселенная. Самое сложное здесь было понять, откуда светит солнце. Собранные ранее фотоматериалы парижских улиц спроецировали на новую геометрию, которую заново осветили и потом произвели с ней все нужные манипуляции.

Сцена «населена» компьютерными автомобилями и цифровыми людьми. Новый внутристудийный инструмент симуляции позволял указывать направление гравитации для каждого элемента. Это позволило использовать технологию захвата движения для анимации пешеходов.

Кобб и Ариадна доходят до вертикальной плоскости и ступают на нее, оказываясь под углом в 90 градусов по отношению к мостовой, которую только что покинули. Этот кадр был снят в павильоне на вращающемся гимбале. Камера была статично закреплена на установке, поэтому для нее не декорация повернулась, а актеры пошли по стене. Художники добавили здания и улицы с автомобилями на заднем плане, а также пешеходов и изменили темп движения актеров.

Надежда Маркалова, tvkinoradio.ru

Share.

Comments are closed.