«Нашла педофила…»

0

Угрожать ложным обвинением в педофилии – довольно распространенный прием. И в девяносто девяти процентах случаев его используют против мужчин. Ведь согласитесь: среди женщин подобных личностей куда меньше, да и в той же полиции едва ли поверят. Однако некоторые мошенники используют и такие схемы…

«Помоги… у тебя ведь дети тоже есть?»

Тридцатидвухлетняя Карина оказалась в очень странной ситуации – ее попытались обвинить в педофилии. И хотя обман не увенчался успехом, женщина до сих пор пребывает в шоке.
Карина состоит в счастливом браке, она мать десятилетней дочери. Не так давно под вечер Карина решила встретиться со своей давней подругой в парке – пройтись по тенистым аллеям, пообщаться. Она отвела дочку к бабушке, пообещав вернуться через два часа. Карина пришла на встречу, однако подруга запаздывала.

– Я набрала ее и узнала, что протекла труба в ванной и теперь нужно ждать сантехника. Я же так настроилась на прогулку, что решила прогуляться одна, и пошла в парк…

Дойдя до очередной лавочки, Карина присела и достала телефон – просмотреть социальные сети. Мимо нее проходила женщина примерно одного с ней возраста. Рядом плелся и спотыкался мальчик лет трех. Карина обратила внимание на то, что у женщины одна рука в гипсе. Молодая мама также посмотрела на Карину. Далее она подошла впритык и сказала:
– Простите, пожалуйста, вы не могли бы мне помочь? Обронила тут неподалеку телефон свой. Все глаза высмотрела, но не могу найти. А у вас фонарик есть… Подсветим траву и точно найдем, – незнакомка была довольно крупная, высокая, с сильно загорелым лицом.
– Да, конечно, – ответила Карина, вставая.

Идти до места было недалеко. По пути незнакомка представилась Юлией, сына представила Максимом. Идущий рядом малыш агукал, то и дело пытаясь уйти куда-то в сторону. Наконец женщины дошли до места, где упал телефон.

– Где-то здесь… – неуверенно произнесла Юлия, глядя на землю вокруг себя. – Да, вот тут он упал. Можешь фонарик включить?

Карина зажгла свет своего телефона и принялась высматривать мобильник Юлии. Они внимательно оглядывали кусты и траву. А потом Юлия воскликнула:
– Боже, Максим, ну почему сейчас?

Оглянувшись, Карина непонимающе посмотрела на Юлию. Та пояснила, указывая на ребенка:
– Он писать хочет. Всегда так морщится, когда в туалет надо.
– Ну, пускай. Мы ведь не посреди бульвара.
– Так я не могу одной рукой ему штанишки спустить и подержать. Сейчас все замочит! А памперсы принципиально не одеваю, мальчикам это вредно, да и уже не тот возраст для подгузников. Слушай, помоги, а? У тебя ведь дети тоже есть?
– Есть, девочка, десять лет, – улыбнулась Карина, вспоминая о дочери. – Но, думаю, с Максимкой справлюсь.

Подойдя к малышу, женщина приспустила штанишки с трусиками.

«Подержи его там, может, быстрее будет…»

– Юля рядом встала, чтобы контролировать. Все-таки ее ребенок. Мальчик не писал, мы ждали. Юля сказала: «Придержи его там. Может, тогда быстрее будет». Но я не стала, все-таки это как-то негигиенично. И вдруг эта Юля как завизжит прямо мне на ухо! Я первым делом подумала, что ее пчела укусила…

На самом же деле Юлия завопила по другому поводу:
– Ты что творишь?! Отпусти сына!
Карина, которая вовсе и не держала малыша, а лишь стояла рядом, с удивлением уставилась на женщину. Та же оттолкнула Карину, схватила ребенка. С еще большим недоумением пострадавшая увидела, что в руках Юлии телефон, который направлен на нее.

– Не понимаю. Ты телефон нашла?
– Нашла-нашла. А еще нашла педофила!
– Какого?
– Тебя! Ты моего сына лапала, дергала его! Я видела! И записала!

К чести Карины нужно сказать, что с первых мгновений она поняла: ее пытаются развести на деньги.
– Записать она ничего не могла, поскольку стояла рядом со мной и все видела. Кричала Юлия буквально пять секунд, видимо, рассчитывая привлечь прохожих, чтобы я больше растерялась, испугалась. Но, посмотрев по сторонам и поняв, что никого нет, уменьшила громкость. После чего моментально перешла к требованию денег.

Юлия действительно перестала кричать и перешла к обвинениям. Если убрать эмоции двух женщин, то разговор вышел примерно таким:
– Слушай внимательно, дорогая. У меня есть видео, где ты лапаешь моего сына! Я его отнесу в полицию и тебе хана!
– Видео у тебя быть не может, я к малышу не прикасалась, ты все время стояла рядом. Ты сама попросила подержать, но я этого не сделала.
– В любом случае даже моих слов в полиции будет достаточно! И что о тебе подумают твои муж и дочь? Ведь до конца дней не отмоешься! Все будут считать тебя извращенкой! Не хочешь такого развития событий? Давай прямо здесь и сейчас деньги! Иначе иду в полицию!

В процессе разговора Юлия постоянно пыталась кого-то набрать, но, видимо, не получалось. Женщина все больше нервничала, в отличие от Карины. Неизвестно, на что рассчитывала Юлия, однако героиня поступила самым разумным образом, ответив:
– Хорошо, идем в полицию.

Видимо, в планы Юлии такой ответ не входил. Она какое-то время мерила Карину тяжелым и несколько растерянным взглядом, после чего сказала:
– Ладно. Сейчас я дозвонюсь до своего парня… Он приедет и сделает из тебя свинину.
Вот этого Карина испугалась.
– Кто знает, с кем эта психованная живет. Поэтому я позвонила мужу. Юлия еще пыталась помешать мне говорить, хотела телефон вырвать. Но муж понял, где я нахожусь, и очень быстро приехал на машине…

Поговорив с Юлией несколько минут, супруг Карины сделал вывод:
– Людей разводить у тебя плохо получается, иди разводи гусей. Пошли, Карина, домой.
В этот момент к ним подошел мужчина. Судя по всему, это и был парень Юлии – высокий, плотный, с волосатыми руками. Между прочим, дозвонившись, Юлия ничего ему не объясняла, лишь сказала: «Моня, сюда!»

– У моего мужа с ним произошел довольно эмоциональный разговор. В результате тот мужик остался сидеть на земле. После этого мы уехали…

Весь вечер Карина находилась под впечатлением от такой странной встречи.
– Никогда не слышала, чтобы в ложной педофилии обвиняли женщин. Но с другой стороны, только женщину можно попросить помочь сходить ребенку в туалет. Если в следующий раз меня попросят о таком нормальные мамы, то пусть не обижаются, если откажусь. Все-таки нервы дороже…

Денис Данилюк, «Эхо»

Поделиться.

Комментарии закрыты