Топ-100

«Перевал Дятлова»: как создавали стиль героев

0
Одежду дятловцев восстанавливали по частям, а шубу малицу и сапоги торбаса сшили якутские мастерицы
В конце 2020 года вышел сериал «Перевал Дятлова». Как же создавались образы дятловцев, вымышленных персонажей – майора Олега Костина и члена следственной группы Екатерины Шумановой, а также дедушки и внука народа манси? Обо всем рассказала художник по костюмам Дарья Фомина.
32-летняя Дарья Фомина последние четыре года работает художником по костюмам в разных кинопроектах. Раньше она была стилистом в продюсерском центре Максима Фадеева, сотрудничала с группой «Ночные снайперы», разными ток-шоу и стилизовала рекламу. Принимала участие в съемках сериалов «Эпидемия», «Физрук» и фильма «Вторжение». Над «Перевалом Дятлова» Дарья Фомина работала с августа 2019 до февраля 2020. За месяц до съемок  ее пригласил исполнительный продюсер Петр Шахлевич.
Месяц до съемок и 250 человек
– Я люблю мистические истории и до работы в проекте знала о том, что случилось с дятловцами. Но в общих чертах, в глубину вопроса не погружалась. Когда мне написал Петр Шахлевич, я сначала отказалась – на подготовку оставался всего месяц.
Это большой исторический проект. Ведь, помимо героев-дятловцев, там есть еще три временных пласта: война, расследование и документальная история ребят. Большой объем, а я не была в материале. Мой внутренний перфекционист говорил, что я могу не успеть и подвести людей. Но потом поняла, что просто не могу не согласиться.
Сначала я всегда читаю сценарий, могу поговорить с режиссером, чтобы понять общее настроение и его пожелания по образам актеров, а затем делаю мудборд, подбираю референсы. Но так как в «Перевале Дятлова» у меня было мало времени на подготовку, мы с ассистенткой сразу начали делать мудборд на каждого героя. Всего через нас прошло на съемках около 250 человек.
Мы снимали на Алтае, в Москве и Подмосковье, Санкт-Петербурге и Выборге. Первым блоком была война, и я работала с консультантом, который специализируется на военном костюме. Для солдат брали одежду напрокат в большой лаборатории военного костюма. А для актера Пети Федорова (играет Олега Костина) форму отшивали отдельно.
Часть с расследованием стала моей любимой. Катя и Костин – вымышленные герои, поэтому над их образами я могла поколдовать как художник. Когда я одевала актрису Машу Луговую (играет члена следственной группы Екатерину Шуманову), мы вместе обсуждали, в чем ей комфортнее и нужно ли что-то подшить.
Катя и Костин – замороженные тяжеленной войной люди. На встрече с режиссерами мы прошлись по сценарию и поняли, где мы можем переодевать этих героев. У меня была задача показать в их образах, как они оттаивают. У Кати преобладали строгие, закрытые платья и водолазки, ведь она закрытая и сдержанная. У Костина туристический костюм, как я его называю, также закрытый. Финальную сцену мы, кстати, снимали на ВДНХ в плюс 8 градусов. Было жутко холодно, а Маша героически держалась в шифоновой блузке.
Одежда дятловцев: целое расследование
– Для документальной истории дятловцев мы сначала делали пробную примерку. Я взяла на нее лыжную одежду, сильно похожую на ту, что была у участников похода. Но в итоге вместе с режиссерами решили, что нужно полностью скопировать форму.
Чтобы ее создать, пришлось провести практически свое расследование. В досье (распечатанный трехтомник был на площадке) я искала, кто из дятловцев и в какой одежде был найден. Также смотрела фотографии в Интернете.
Мы сделали максимально похожие костюмы, куртки и штаны сшили. Свитеры я искала на развалах и в прокатах. Шапки все оригинальные, только синие с полосками делала мой мастер. Я долго не могла их найти, поэтому пришлось стилизовать.
Конечно, у меня были свои хитрости, чтобы сделать костюмы плотнее – так актеры бы не замерзли. Задача художника – чтобы одежда не просто хорошо смотрелась в кадре, но и была функциональной. Реальные дятловцы проходили по 15 километров в день с тяжелыми рюкзаками, поэтому одевались легко.
Манси, нервы и горящие штаны
Для мальчика из семьи манси, актера Тимура Романова, мы готовили костюм дистанционно. Шубу малицу и сапоги торбаса (унты) ему сшили якутские мастерицы, а мерки мы снимали в Москве. Сделали так, чтобы не было ощущения, что герой – ряженый.
А с героем деда-манси была отдельная история. На эту роль долго никого не утверждали. Оставалась буквально пара дней до съемок, а актера все не было. Но в итоге нашли актера Ёндонгийна Цога в Монголии. Я понимала: на то, чтобы успеть сшить малицу, остается все меньше и меньше времени. Но нам повезло: в Якутске мы купили последнюю нужную нам шубу, хотя оставался риск, что она не подойдет. Я подумала: «Была не была!» – и купила. В результате костюм подошел. Но это, конечно, нервный момент.
Героя, сбежавшего из Ивдельлага, режиссер Паша Костомаров попросил побольше «оборвать». Поэтому мы сняли с него бушлат, дали куртку-утепление. Начали ее поджигать и отрывать куски, чтобы он выглядел более жалким.
Все, в том числе эпизодические герои, тоже прошли через меня. Им я также продумывала образы и одевала самостоятельно – более двух сотен человек.
Я присутствовала на каждом дне съемок. У меня есть помощники – ассистент и два костюмера, которые следят за кадром: нужно ли что-то поправить, подшить. Однажды у актера во время перерыва загорелась штанина. Поэтому и нужно шить заранее несколько одинаковых комплектов. Тем более что на Алтае, где снимали «Перевал Дятлова», были тяжелые условия. Вещи могли просто не успеть высохнуть.
За аксессуары на съемках обычно отвечает художник по костюмам вместе с отделом по работе с реквизитом. Со своей стороны я свела это к минимуму. Но все, что попало в кадр, было документально подтверждено у дятловцев (часы или, например, кольцо Семена Золотарева, самого старшего участника похода).
В конце работы все костюмы я сдаю на склад продакшена, с которым сотрудничаю. Мы все упаковываем в чехлы и подписываем – на случай разных досъемов. В других фильмах или сериалах их не используют, пока проект не сдадут. Или могут отдать на благотворительность, как у меня было в Будапеште. Я считаю, что это хорошая практика. Нет ничего хуже, чем когда вещи висят годами на складе.
Если говорить об ориентирах в профессии, из художников по костюмам я восхищаюсь Надеждой Васильевой («Брат», «Матильда», «Салют-7»). А среди зарубежных могу отметить австралийку Кэтрин Мартин («Мулен Руж», «Великий Гэтсби») и американца Майкла Каплана («Бегущий по лезвию», «Бойцовский клуб»).
Екатерина Анискина  http://thecity.m24.ru
Share.

Comments are closed.