Топ-100

Почему западное христианство ударилось в крайность?

0

Протоиерей Владимир Долгих о корнях «женского священства» и «ЛГБТ-христианства» в современном протестантизме.

Инославие. Что мы о нем знаем, кроме распространенных штампов? Насколько инославные христиане являются христианами в действительности, и чего им не хватает по сравнению с православием? Грамотно ответить на эти вопросы сможет не каждый.

18 февраля 1546 года умер лидер немецкой Реформации, основоположник лютеранства Мартин Лютер. Вокруг нас достаточно много представителей так называемого модернистского протестантизма – это различные секты наподобие пятидесятников, адвентистов и пр. Но и позиции классического протестантизма, как те же лютеране или кальвинисты, еще достаточно сильны. Поэтому хотелось бы несколько слов сказать о доктринах немецкого реформатора и его последователей. Кто-то заметит: «Зачем мне знать вероучение еретиков? Хоть бы в своем разобраться». Во-первых, общее знание догматики инославных конфессий позволяет для себя лично установить границы размышлений, чтоб самому не впасть в еретические утверждения. Во-вторых, понимание ущербности отпадения от истины помогает больше ценить истину, которой мы обладаем. В-третьих, такие знания никогда не будут лишними и могут пригодиться в апологетических целях. Также протестантство, как и всякая религия, имеет большое значение для человеческого общества и знание основ этого вероучения может помочь понять процессы, в том или ином обществе происходящие.

Стоит сказать, что лютеран на планете не так уж и мало – порядка 74 млн. человек. Итак, лютеране полностью отвергают Священное Предание и признают авторитет лишь Писания, причем отрицают также значимость неканонических книг Ветхого Завета. Одним из нововведений Лютера было учение о спасении одной лишь верой. Хотя лютеране и отрицают кальвинистскую доктрину о предопределении, но все же значимость добрых дел для спасения не признают. Если для вхождения в царство небесное со стороны человека требуется только вера, то со стороны Бога – лишь благодать. У лютеран крайне размыто учение о церкви, точнее, его практически нет. Так, если для православных иерархия носит сакральный, мистический характер, то для протестантов иерархия – только форма церковного служения, предназначенная для выполнения определенных функций. Отсюда следует, что лютеране не признают рукоположения как таинства, для них священник – это просто пастор, проповедник. Поэтому сегодня во многих протестантских конфессиях можно увидеть не просто «женщин-священников» и «женщин-епископов», но и представителей ЛГБТ-сообщества, занимающих высокие церковные должности. Также у лютеран полностью отсутствуют такие таинства, как миропомазание, соборование, венчание и покаяние.

Профанация духовной, мистической жизни привела к тому, что в протестантизме, в любых его проявлениях, абсолютно нет монашества. Сам Лютер изначально был монахом августинского ордена, но впоследствии отрекся от данных им обетов, вообще осудил монашество как явление и женился. Другим следствием отрицания христианской мистики стало изменение учения о таинстве евхаристии. Для лютеран причастие носит лишь нравственный аспект и не имеет никакого отношения ни к сотериологии, ни к эсхатологии. Они считают, что причащаются хлеба и вина, которые только пронизывают эманации, т. е. некие излияния Божества, да и то на время совершения самого таинства. Ни о каком преложении даров в тело и кровь Христовы у них не может быть и речи. Евхаристия служит только для укрепления в вере.

Если для православных пост – это средство борьбы как со страстями, так и самим диаволом, т. е. он опять же имеет мистический характер, то у лютеран есть лишь сорокадневный пост накануне Пасхи и, исходя из формулы «спасение одной верой», он является просто данью памяти искупительному подвигу Христа и путешествию Израиля через пустыню.

Не будет преувеличением сказать, что Лютер, в форме христианства им исповедуемой, запустил процесс разложения, который привел к довольно печальным последствиям. Реформация способствовала ослаблению и даже утрате живого религиозного опыта. Отсюда произошел перевес философии над богословием, рационализма над духовностью. Прот. Василий Зеньковский пишет, что постепенно церковная мысль стала сливаться с национальными и государственными движениями: «На почве протестантизма никогда не была – и не может быть – развита философия культуры, философия истории; отсутствие религиозного смысла в истории, в культуре, при огромной напряженности исторического и культурного творчества в новейшее время, естественно вело к тому, что религиозное сознание все больше захватывалось этими процессами». Отсюда следует, что лютеранство попросту не имеет и не имело иммунитета против того же нацизма. Религиозное сознание протестанта уводило его от тревожных проблем культуры и истории, в нем просто невозможно философское осмысление истории как таковое.

Сегодня ситуация не лучше. В новейшем лютеранстве вообще наметилась тенденция к ослаблению догматико-теоретической стороны христианства и сведение ее к субъективно-неопределенной форме. Таким образом, выхолащивается само содержание религии. Дабы увидеть разложение лютеранства, достаточно будет только прочитать слова Эд. Симонса – одного его современного богослова: «В области библейско-теоретических и догматико-символических раскрытий вопроса о церкви господствует в настоящее время такое разнообразие мнений, что ученый, взявшийся за разработку данной темы, имеет дело с настоящим вавилонским смешением языков».

И вероучение, и последующая за ним духовная жизнь лютеран на практике привели к полной свободе, вернее, к полному произволу верующих в формировании своей церковно-религиозной позиции. В итоге либерализм целиком поглощает умы протестантов, церковь как единое целое уничтожается. Теперь для церкви даже не нужно никакого собрания верующих, каждый сам себе может быть «церковью» по собственному своему усмотрению. В лютеранстве даже появилось такое движение, как «свободная церковь», учение которого, простым языком, основано на том воззрении, что чем больше сект и расколов, тем лучше – это якобы является признаком «живости» церкви. В итоге всё это ведет к различным извращениям во всех плоскостях и понятиях, а от христианства только и остается, что одно название.

Даже этой небольшой заметки, я думаю, многим будет достаточно, дабы понять, откуда взялись в западном христианстве те процессы и новшества, от которых у православных «встают волосы дыбом». Это еще раз говорит о том, каким Сокровищем мы обладаем и как должны Его беречь.

Источник: «Православная жизнь»

Share.

Comments are closed.