Топ-100

«Жестокий романс»: закадровые истории

0
«Намучились мы с ней немало»: Эльдар Рязанов – о Ларисе Гузеевой и съемках

После прочтения Бунина, Андреева, Куприна Эльдар Рязанов по совету жены взялся за давно забытую «Бесприданницу» Островского. Оказалось – оно.

«Жестокий романс», снятый Эльдаром Рязановым по мотивам пьесы «Бесприданница», вошел в золотой фонд кино. В 1985 году картина получила «Золотого павлина» – главный приз на Международном кинофестивале в Дели.

От Михалкова до Гузеевой

Рязанов любил собирать на съемочной площадке блестящих актеров, профессионалов своего дела, которые зачастую были уже всенародно известны. «Жестокий романс» не стал исключением: здесь Никита Михалков, Андрей Мягков, Алексей Петренко, Алиса Фрейндлих, Виктор Проскурин, Георгий Бурков – и много кто еще.

Основным кандидатом на роль Паратова изначально был Никита Михалков, на роль Карандышева – Андрей Мягков. Режиссер хотел сделать как можно более объемными и живыми образы богатого баловня судьбы и мелкого почтового служащего, каким-то удивительным образом ставших соперниками в борьбе за обладание красавицей Ларисой. Паратов Рязанова – не просто циничный светский обольститель. Это одновременно великодушный, способный на искренние чувства, и в то же время жестокий (к Карандышеву и самой Ларисе) человек, который отказывается от настоящей любви ради состояния богатой невесты. И не просто отказывается – а подводит девушку к роли содержанки другого местного толстосума.

Карандышев – одновременно любящий, верный, но глубоко ущербный и тираничный. «Я не хотел показать Карандышева гадким ничтожеством, этот путь я отверг сразу. Я предложил роль Андрею Мягкову, актеру привлекательному, в котором одновременно сосуществуют как положительное, так и отрицательное обаяние», – поясняет Рязанов.

Не менее сложен образ матери Ларисы – обедневшей и потерявшей мужа дворянки, мечтающей удачно пристроить свою дочь – бесприданницу. Ее идея фикс уже привела к тому, что одна дочь была выдана за «кавказского князька», который зарезал ее из ревности, не довезя до дома, а вторая – за карточного шулера. Но Огудалова продолжает свой курс и старается любыми средствами максимально удачно выдать дочь замуж. Она превращает жизнь Ларисы в бесконечные смотрины, красота девушки привлекает в дом и богачей, которые приглядывают себе новеньких содержанок, и проходимцев, нашлось среди них место и для бедного Карандышева – на безрыбье и рак рыба. Тем не менее, Огудалова любит дочь и ради ее счастья (в своем понимании) готова идти на лишения и унижения.

«…она совсем не монстр, а, скорее, несчастная мать, женщина, затравленная обстоятельствами, загнанная жизнью в тупик, – пишет Рязанов. – Мне хотелось, чтобы где-то ее было жалко, чтобы иной раз она вызывала сочувствие, а в других сценах внушала бы отвращение тем, что, по сути, торгует дочерью, что лебезит перед богатыми. Она должна поражать зрителя своей духовной слепотой, непониманием истинных человеческих ценностей. Именно желание отразить совокупность всех этих качеств побудило меня пригласить на эту роль блистательную Алису Фрейндлих».

Наконец, главная героиня «Жестокого романса» Лариса у Рязанова – не наивная тургеневская девушка. Она хорошо понимает свое положение, но до последнего надеется – раз Паратов любит ее, то женится. Рядом с ним ее глаза загораются, она становится яркой и интересной, в остальное время Лариса как будто замирает, становится суха и даже жестока. Для молодой актрисы Ларисы Гузеевой, студентки последнего курса института театра, музыки и кинематографии это была первая роль в кино. На пробы пришло около 500 девушек, а лотерейный билет вытянула она – нервная, бедовая, курящая «Беломор». По словам Рязанова, он не был до конца уверен в своем выборе, но полагался на опытных актеров, которые должны были окружать Гузееву во время съемок:

«Ей присущи многие качества, необходимые для лицедейства, но, честно говоря, намучились мы с ней немало. Все актеры – партнеры героини – проявили великолепную солидарность, доброе отношение к молодой артистке, поддерживали ее, ободряли, делились своим опытом и как бы всегда пропускали ее вперед. Поначалу ее профессиональное невежество было поистине безгранично, но, когда снимались последние эпизоды, работать с ней стало значительно легче; Лариса оказалась девушкой восприимчивой и трудолюбивой».

Волга, Ярославль, пароход

Островский не стал привязывать свою пьесу к реальному месту. Действие происходит на Волге, в некоем большом городе с не очень звучным названием Бряхимов. В качестве прототипа для съемок Рязанов взял Ярославль и Кострому. Так, в начальных титрах мы видим волжскую набережную Ярославля, натурные съемки в основном проходили в Костроме, так же как некоторые уличные съемки. Квартиру Карандышева снимали в особняке с двориком, который художник картины Александр Борисов подметил в одном из кропоткинских переулков Москвы.

Помните пароход «Ласточка», который так любит герой Михалкова, но продает Вожеватову? Это настоящий колесный пароход, построенный в 1914 году, который назывался «Спартак». На момент съемок он еще был на ходу. В фильме есть лишь одна «ненастоящая» локация – дом и двор Огудаловых. Двор специально выстроили в Костроме на высоком берегу Волги, а интерьер создали в павильоне «Мосфильма».

Вообще Рязанов в «Жестоком романсе», так же как Островский в «Бесприданнице», придавали особое значение Волге. «Я сейчас все за Волгу смотрела: как там хорошо, на той стороне», – с этой фразы начинается роль Ларисы. Волга до постройки развитой системы железной дороги – не просто река, а важнейшая транспортная артерия России. «Волга должна стать одним из главных действующих лиц нашей картины», – писал Рязанов, уроженец другого города на Волге – Самары.

Волга подарила Рязанову атмосферу финальной сцены фильма – рассветный туман, в котором блуждает униженный и ослепленный жаждой мести Карандышев; в котором сбрасывает маску после бурной ночи Паратов – перед Ларисой он уже не тот блестящий светский лев. В мятой рубашке навыпуск он ищет рюмку, чтобы опохмелиться, неловко что-то разбивает и наконец со слезами на глазах признается, что помолвлен; в тумане разыгрывают Ларису Кнуров и Вожеватов.

Опасные съемки

О съемках каждой картины, оставшейся в истории кино, ходят легенды. В своем «Послесловии» Рязанов об этом не упоминает, однако Михалков и Мягков на этих съемках чуть не лишились жизни. В финальной части «Жестокого романса» Карандышев, осознав, что у него из-под носа с его же помолвки увели невесту, рано утром садится в лодку и догоняет «Ласточку». Момент, когда герой подплывает к пароходу, мог стать последним в жизни Андрея Мягкова. Огромные 350-килограммовые лопасти судна образовали на воде воронку. «Андрей оказался между этими лопастями, – вспоминал потом Никита Михалков. – То есть, его не тронула первая лопасть, его кинуло вперед, когда вторая лопасть ударила по корме уже перевернутой лодки и ее раздробила». Но, к счастью, через минуту над водой появилась целая и невредимая голова актера. Мягков отнесся к произошедшему удивительно спокойно.

Другой опасный момент произошел с Никитой Михалковым. Зная о том, что актер ловко сидит в седле, Рязанов придумал эффектное появление Паратова в начале фильма. С опозданием прибыв на свадьбу старшей сестры Ларисы, Паратов на белом коне спускается по лестнице и по узкому деревянному мостику въезжает на пристань. «Рискованная штука, потому что рядом вода, и пройти по узкому месту для лошади сложно, она волнуется. Поэтому довольно много я просто водил ее. Сначала прикармливал и гарцевал перед толпами зевак», – вспоминал Михалков. Во время одного из эпизодов не успел Никита Сергеевич слезть с лошади, как раздался пароходный гудок. Лошадь испугалась и рванула по набережной – прямо в толпу людей, наблюдавшую за съемками. К счастью, все обошлось.

Михалков еще не раз оказывался в опасных ситуациях на этих съемках. Например, в сцене, где он «стреляется» с героем Панкратова-Черного. Он ставит себе стакан на голову и предлагает своему оппоненту выстрелить в него. Разумеется, настоящего выстрела не происходит – пиротехники должны были взорвать стакан, как только раздавался выстрел. Панкратов-Черный стреляет, стакан на голове Михалкова, как и положено, разрывается на мелкие кусочки, а сам актер пошатывается и хватается за голову. Дело в том, что пиротехники забыли положить прокладку в шляпу Михалкова, и взрыв произошел прямо на голове актера. То, что это могло закончится плачевно, было очевидно всем. Нерадивого пиротехника Рязанов потом уволил, но сцена получилась эффектная и вошла в картину.

Мария Аль-Сальхани, «Мир 24»

 

Share.

Comments are closed.