Александр Градский: «В шоу мне нет смысла участвовать»

0

Третьего ноября певец и композитор Александр Градский отмечает 70-летие. Накануне юбилея он рассказал о музыке, социальных героях и проекте «Голос».

– Вы часто задумывались о возрасте?
– Ну, обычно это происходит на рубежах каких-то. Таких круглых, что называется, датах. 20 лет, 25, 30, 35 и при переходе с одного десятка на другой. Если у тебя было шестидесятилетие, то следующий год – это уже седьмой десяток. Так же как сейчас, у меня семидесятилетие, следующий год – это восьмой десяток. И вот этот переход, на самом деле, неприятен. Начинаешь анализировать: что сделано, правильно ли сделано, что предстоит сделать, и нужно ли это. Вот так.

– Александр Борисович, я поймал себя на мысли, что многие артисты, не все, но многие день рождения отмечают на сцене. Дают концерты. И у меня возник вопрос: многие делают так, потому что так положено, или это больше желание самого артиста?
– Нет, ну положено кем? Никем не положено на самом деле. Просто юбилейные даты, так уже сложилось. Но не положено, можно этого избегать. У меня несколько концертов было в юбилейные года, но не в точный день. Теперь это происходит так, потому что просто удобно. Ты отработал, у тебя один праздник тире работа, и всё совпало. И со следующего дня начинается новый какой-то период и это легче происходит, переход от одного периода к другому.

Просто ты во время работы несильно замечаешь сам факт события. Больше тебя заботит именно концерт, как это будет происходить, как люди будут реагировать. Может, я и привык к тому, что этот день надо посвятить работе. Тебя приходят поздравлять зрители. Они тебя и поздравляют, и видят, что ты еще в хорошем состоянии, если ты в хорошем состоянии. Тут некая игра, поскольку ты способен уже в этом немолодом возрасте делать то, что ты делал на сцене раньше.

– По поводу «Голоса». Я смотрю программу с самого начала, и мне показалось, что на слепых прослушиваниях ко всем вашим финалистам вы поворачивались на самых последних секундах их выступления. Это не случайность?
– Это не случайность. Когда что-то явно интересное – мог сразу нажать кнопку. А вот когда я абсолютно уверен, что это человек точно мой, что он должен быть в нашей команде, мне хочется дослушать выступление почти до конца, чтобы посмотреть, на что потом указать. Гарипова запела – я был абсолютно убежден, что повернусь, но мне было интересно, как она следующую фразу споет, я не хотел ее останавливать. И вот еще почему, потому что певец находится в стрессе, а если к тебе никто не поворачивается – это тем более стрессовая ситуация. Ты поешь, а эти товарищи сидят спиной к тебе. И ты не уверен в том, что хоть кто-нибудь из них тобой заинтересовался. Понимаете?

И ты продолжаешь это свое стрессовое состояние демонстрировать во время пения. А если повернулись или кто-то повернулся, то ты уже успокоился, в общем дело уже сделано, можно спокойно допеть. Мне все время хотелось посмотреть, каков в стрессовой ситуации человек, который произвел на меня такое замечательное впечатление сразу. Как он до конца допоет и как себя поведет. Может быть из-за этого. Но это, опять же, подсознательно у меня, не специально. Когда вы сейчас задали вопрос, я попытался самому себе объяснить, почему это действительно происходит так.

– Есть ли шанс, что вы вернётесь в проект?
– Практически исключено.

– А по какой причине?
– Знаете, есть такая фраза: «Всякому овощу свое время». А я придумал: «Всякому овощу свой фрукт». Программа поменялась, как таковая. «Голос» по воле руководства канала стал другим. Начинался проект, скажем так, в одном ключе, теперь – другая задача, это видно. Но – это выбор и полное право руководства, ведь в конце концов – это их кнопка! В шоу-программах мне никакого нет смысла принимать участие.

– Вы говорили, что рокеры были социальными героями.
– Так оно и есть.

– А сейчас есть люди, например, в музыке, которые объективно могут на эту роль претендовать?
– Вы знаете, если они и есть, то они есть в том жанре, который мне совершенно не близок. Я не могу его никаким образом оценивать, я только вижу, что они плохо играют и плохо поют. И только это. Когда, например, что далеко ходить, есть Виктор Цой, который до сих пор пользуется любовью людей. Людей, которые никогда не видели его концертов. Понимаете? Но для меня, в первую очередь, он социальный герой, я музыку и стихи в этом случае даже не пытаюсь анализировать. Если человек стал социальным героем нескольких поколений, оставаясь им даже после своего ухода из жизни, значит, это о многом говорит. Правильно?

– Что вы послушали за последнюю неделю? Какую музыку?
– Я, практически, одно и то же слушаю. В основном это в машине происходит, специально я не сажусь, чтобы послушать музыку на хорошем проигрывателе, этого не бывает. В основном это классика. Это Моцарт, это Рахманинов, это не тяжелая классика, которая для машины не годится. Из «Волшебной флейты», какие-то отрывки, может быть, оперные арии с участием Каллас или трех теноров, известных всем. Паваротти, Доминго, Каррерас. Иногда у меня в машине фортепьянная музыка звучит, опять же Рахманинов, Шопен.

Ещё у меня есть привязанность к старой англо-американской музыке, где-то после 40-х годов. Например, Брайан Ферри перепел старые вещи, достаточно спокойные композиции. А вот музыка из других автомобилей бывает заводной и на всю улицу, и кто-то может глупостей наделать на дороге. На дороге надо быть спокойным и не совершать резких движений. Иначе можно просто разбиться к чертовой бабушке.

Кирилл Сосков
Metro

Поделиться.

Ответить

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.