Алла Юганова: «Чурикова преображалась за 10 секунд»

0

Актриса «Ленкома» Алла Юганова играла во многих легендарных спектаклях театра, в том числе с народной артисткой Инной Чуриковой. На счету у Аллы более семи десятков фильмов, в их числе «32 декабря», «Достоевский», «Медиатор», «Ключ к его сердцу», «Призрак уездного театра». А ещё у неё есть своя группа «Девушкин сон», в которой она и исполнитель, и автор песенных стихов.

Королева с конфетами
— В каком спектакле вам впервые довелось играть с Инной Чуриковой?
— Это был спектакль «Чайка». На роль Нины Заречной меня предложил Марк Анатольевич Захаров, до этого её играла Александра Марковна Захарова. Чтобы ввести меня в спектакль, со мной отдельно занимался режиссёр-репетитор, и так получилось, что всех исполнителей, кроме Певцова, я увидела в день спектакля. Естественно, я очень волновалась, но Инна Михайловна меня и поддержала, и похвалила. Мне посчастливилось наблюдать процесс её перевоплощения секунд за 10- 15 до выхода на сцену, когда она думала, что её никто не видит. Она совершенно преображалась, в ней будто что-то переключалось, и я просто физически ощущала её меняющуюся энергетику. К сожалению, этот спектакль мы недолго играли. Янковский скончался, и Инна Михайловна сказала, что никакого другого партнёра в этой роли она не видит.
— А в каком последнем спектакле с Инной Михайловной вы играли?
— Меня попросили быстро войти в спектакль «Ложь по спасение», так как игравшая там актриса ушла в декрет. Я сыграла. А Инна Михайловна потом говорит: «Оставайся с нами в этом спектакле. У нас здесь такая атмосфера». Я сначала немного напряглась — роль совсем маленькая, все же хотят играть большие роли. К слову, в этой постановке у нескольких артистов были небольшие роли. Так вот, после окончания спектакля Инна Михайловна каждого актёра выводила за руку на поклоны и танцевала с ним. Зрители нам аплодировали и никуда не уходили, хотя спектакль длился больше трёх часов. Она действительно умела создать неповторимую атмосферу.
— Вне сцены вам доводилось с ней общаться?
— Во время гастролей Инна Михайловна хотя и уставала после спектаклей, но часто за свой счёт устраивала посиделки с актёрами, чтобы ещё немного пообщаться, пошутить. Мы быстренько что-то покупали и прямо в театре накрывали стол. Всем шикарным ресторанам, куда ей предлагала отправиться приглашающая сторона, она предпочитала тёплую дружескую атмосферу в тесном актёрском кругу. Когда я приводила в театр свою ещё маленькую дочь, она всегда находила для неё горсть конфет, а поскольку Инна Михайловна играла королеву, Анечка так и называла её: «королева с конфетами».

«Немного похулиганить бывает полезно»
— Как-то вы сказали, что ирония и самоирония — одно из качеств, которые вы цените в людях. А в работе это вам как-то помогает?
— Я попала в «Ленком» к Марку Анатольевичу Захарову, у которого ирония была одной из важных составляющих его творчества. Когда он с абсолютно серьёзным лицом ставил какую-то задачу перед актёром, чувствовалось, что внутри он улыбается. Это понимали, мне кажется, не все, но я была с ним на одной волне.
— В одном интервью вы говорили, что в актрисе должна быть доля безответственности. Что вы имели в виду?
— Иногда немного похулиганить, в хорошем смысле слова, бывает полезно. Так получилось, что когда моя дочка была ещё совсем крохой, она мне выбила уже начинающий разрушаться передний зуб. Чтобы это не помешало съёмкам, стоматолог сделал временную снимающуюся накладку. И вот прихожу я на пробы фильма «Соблазн», в котором предложили сыграть аферистку-драчунью, и вместо слов «он мне фингал поставил» вдруг решила сымпровизировать: «Он мне зуб выбил», — и протягиваю накладку на ладони. Мой партнёр от неожиданности даже слова забыл, все стали спрашивать, как я сделала такой уникальный грим. В тот же день меня утвердили на роль. Так что актёрам немного хулиганства, внутреннего азарта не помешает. Я об этом говорю и своим студентам в Высшем театральном училище имени Щепкина, где сама училась.
— Наверное, вы хороший педагог.
— В какой-то степени я и сама учусь у студентов. У них столько интересных идей! Вообще нынешнее поколение отличается от нашего. Я вижу у ребят много лидерских качеств. Они все такие смелые, я бы даже сказала, в чём-то наглые, умеют за себя постоять, не дать в обиду. Если это без перебора, то неплохо. Но с другой стороны, в них меньше развито сопереживание, а артистам оно необходимо, потому что они должны уметь передавать чувства зрителям. Ну, ничего, справимся.

Дочке ничего не навязываю
— Много лет вы остаётесь вокалисткой группы «Девушкин сон». Для вас это своего рода отдушина?
— Совершенно верно, у меня есть возможность самовыразиться через стихи, музыку. Хотя я с удовольствием играю в театре и снимаюсь. Стихи пишу нечасто, но иногда бывает, что слова сами собой складываются в рифму. Но в большей степени это идёт от темы. Когда мы встречаемся с композитором группы «Девушкин сон» Андреем Чертищевым, он, например, говорит, что хорошо бы написать стихи вот на такую «детскую» музыку. У меня начинает работать фантазия, и в итоге рождается песня.
— Обратила внимание, что в выступлении группы «Девушкин сон» принимала участие ваша дочь Аня. Вы прочите ей артистическое будущее?
— На самом деле её участие в концерте спонтанное. Отдельно мы ничем таким не занимаемся. Мне кажется, что лучше не трогать детей в плане актёрских занятий, тем более что Ане всего 10 лет. Пусть она сама чего-то по-настоящему захочет. Она, например, рисует хорошо, и я вижу, что она сейчас мечется в своём выборе. Специально ничего не навязываю, поскольку придерживаюсь мнения, что главное — оставаться внутри живым.
— Что вам помогает так отлично выглядеть?
— На мой взгляд, то, как человек выглядит, это отражение его внутреннего состояния. Я дружу с Андреем Леоновым, и ни для кого не секрет, что ему за 60 лет, но когда я его вижу, мне кажется, что ему 40, а может быть, и меньше. А сама живу с ощущением, что мне лет двадцать пять.

Ирина Колпакова, «СЗ»

Share.

Comments are closed.

Exit mobile version