Андрейс Жагарс: «Судьба правильно руководила моей жизнью»

0

Жагарс запомнился зрителям, в основном, по таким фильмам, как «Долгая дорога в дюнах», «Жизнь Клима Самгина» и «Следопыт». Но, несмотря на большой опыт в актерской стезе, Андрейс Жагарс был всегда неравнодушен к режиссуре.

«Меня вело любопытство»

Андрейс Жагарс родился 16 октября 1958 года в сибирском городе Черногорске. Потом семья переехала в Латвию: «Мне был всего лишь годик и Сибирь я совсем не помнил. Мое детство было очень ярким. Мы жили в Цесисе, отец построил какой-то временный дом, и мы проводили время на озерах, прудах и реке. Что еще нужно для счастливого детства?»

В 1982 году Андрейс окончил актерское отделение театрального факультета Латвийской государственной консерватории им. Я. Витола, десять с небольшим лет работал в театре Дайлес, успешно реализовал себя в кино. В восьмидесятых годах он снялся в ряде фильмов, подготовленных Рижской киностудией («Долгая дорога в дюнах», «Каменистый путь», «Матч состоится в любую погоду», «Двойник»), Талинфильмом («Две пары и одиночество», «Дикие лебеди»), киностудией им. М. Горького («Жизнь Клима Самгина», «Следопыт»), Свердловской киностудией («Похищение чародея») и «Ленфильмом» («Удачи вам, господа!»).

В лихих 1990-х годах в кино настал кризис, и неожиданно Андрейс нашел свое главное увлечение: «Судьба меня направляла в разные, иногда противоречивые стороны, но всё-таки правильно руководила моей жизнью». Многие тогда растерялись и не знали, чем заняться. Жагарс ударился в путешествия, с одержимостью следил за театральной жизнью мира, особенно пленила опера: «Меня вело любопытство, и я почувствовал, что пропетое слово действует сильнее, чем сказанное. Считал, оперный театр – своеобразный вирус. Он завораживает, делает одержимым поклонником этого жанра».

На сцене и на съемочной площадке он всегда смотрел на себя и партнеров немного со стороны и придумывал собственные версии — что делать и что играть: «Когда в 1996 меня утвердили на должность директора Латвийской оперы, я был не готов и поначалу решил отказаться. Принял вызов только потому, что второй раз такое предложение может и не выпасть. Мне хотелось руководить творческим процессом: ставить цель, придумывать идею, выстраивать стратегию, собирать единомышленников. Первые, самые трудные четыре года, по сути, я сам учился. Через несколько лет усилия принесли плоды».

Человек, который постиг искусство жить

В годы, когда у руля Латвийской оперы был Жагарс, она дала мировой оперной сцене несколько звезд: Элину Гаранчу, Кристине Ополайс, Марину Ребеку. «Мне всегда говорили: «Жагарс, твоя задача – помогать талантливым людям. С ними будет сложно, иногда невыносимо из-за их поведения и отсутствия дисциплины. Но посредственность пробьётся сама». В этом нет ничего нового. Это один из законов менеджмента, который я всегда соблюдал», – говорил Андрейс.
Но вдруг тогдашняя министр культуры Латвии Жанете Яунземе-Гренде сделала все, чтобы Жагарс покинул пост.

Она настаивала, что руководитель оперы должен «работать от зари до зари», а не концентрироваться на собственном творчестве, пеняла Жагарсу на отсутствие музыкального образования и то, что он «использует ресурсы Оперы для своей славы: «Она не уволила меня, поскольку у нее не было для этого никаких причин, но воспользовалась тем, что истекал мой контракт, и просто не продлила его. Хотя был организован конкурс на место директора, я выиграл его, но она поступила так, как ей хотелось. У нас не было с Яунземе-Гренде контакта, потому что я считал ее слабым министром культуры и не скрывал этого. Больше скажу — мне всегда было стыдно за нее. Но поскольку Яунземе-Гренде поступила незаконно, не заключив со мной по итогам конкурса контракт, премьер уволил ее. Вот и получилось, что я пожертвовал своим креслом, но зато помог латвийской культуре».

Однако Жагарс остался без любимого детища: «Семнадцать лет руководства — это много. Это я уже потом для себя понял. Надо было принять одно из предложений, которые периодически поступали, и спокойно уйти. Неслучайно, по американскому менеджменту, на одном месте нельзя задерживаться больше 8-9 лет. Но я был одержим Латвийской оперой. Меня приглашали работать в Канаду, Швецию. Я же думал: ну какая Канада? У меня сейчас будет новая сцена. Я хотел видеть свой успех дома. Думал, надо же закончить реконструкцию Оперы, поставить «Кольцо Нибелунгов» — четыре оперы Вагнера».

Жагарс стал преподавать в ГИТИСе, работать на телевидении, вместе с Ильзе Лиепой вел передачу «Большой балет»: «На это шоу я смотрел как бывший директор Латвийской оперы, а Илзе — как истинный профессионал, прима-балерина. Очевидно, нужны были люди, связанные с профессией. В этой программе участвовали семь молодых звездных пар. И у меня была шикарная возможность наблюдать за их работой, следить за ростом».

О своей личной жизни Андрейс не рассказывал, но известно, что у него были отношения с художником по костюмам Кристиной Пастернак. По отзывам коллег, Жагарс был человеком, который постиг искусство жить. Среди его увлечений — культура еды и питья, ресторанный бизнес: «Еще в 90-е я начал с маленького бара на тринадцать стульев. Об оперной режиссуре тогда и не думал. У нас сложилась творческая команда — из тех, кто раньше работал на Рижской киностудии. Дело сладилось, и мы получили помещение рядом с книжным магазином для литературного кафе. Так и дорос до четырех ресторанов, винного бутика и джаз-клуба. Когда стал директором Оперы, то бизнес начал мешать — в театре проводил 12–16 часов. Ресторанное дело для себя закрыл, оставив только артистическое кафе Osiris». В последние годы жизни Андрейс сильно болел. Он умер 26 февраля 2019 года в Риге.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам TvKultura.ru, Muzcentrum.ru, Balet24.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты