Анна Михайловская: «Интуиция – мой главный учебник материнства»

0

Актриса театра и кино Анна Михайловская, мама Мирослава, которому совсем скоро исполнится 4 года, рассказала, с какими сложностями она сталкивается в материнстве.

– Что вы считаете главным в родительском воспитании?
– Основное в воспитании – это любовь к ребенку, безусловная любовь, несмотря ни на что. Мне кажется, чем больше ты проявляешь эту любовь, целуешь, обнимаешь ребенка, тем легче ему будет во взрослой жизни.
– А что насчет запретов?
– Чем больше мы всего запрещаем, ограничиваем действия детей определенными рамками и условностями, тем больше они стараются сделать это и чаще всего назло, в качестве протеста. Это касается и совсем маленьких детей, и детей переходного возраста. Я не понимаю, к примеру, мам, которые останавливают ребенка от каких-то действий, потому что он испачкает одежду. Когда, как ни в детстве, можно играть без оглядки на свой внешний вид, залезть в кашу руками и перемазать себя всего, порвать джинсы…
Конечно, некоторые ограничения нужны, если речь идет о здоровье и самочувствии ребенка. К примеру, я не разрешаю есть много сладкого, не даю чипсы. Но всегда можно найти более мягкую форму для таких ограничений, отвлечь, заменить на что-то другое, не стоит запрещать в ультимативной форме. Нужно еще учитывать, что дети смотрят на нас, если мы постоянно с телефоном, они тоже хотят. Нельзя запрещать что-то, когда ты сам этим злоупотребляешь, ребенок просто не поймет, почему тебе можно, а ему нельзя. А вообще нужно все, конечно, доступно объяснять детям, почему это нужно, а это нельзя. Они все схватывают. Недавно мы были у доктора, и он сказал, что нельзя целовать в губы маму, папу, бабушку, дедушку, потому что так передаются микробы. Теперь он может сам напомнить, что в губы целовать врач сказал нельзя, можно только в щечку.
– Как повлияло на вас появление сына, что для вас было самым сложным в этот период?
– Материнство требует большого терпения и сдержанности, это самое сложное. С появлением малыша я была очень счастлива, но я начала переживать, что со мной может что-то случиться, видимо, были какие-то послеродовые всплески гормонов. Конечно, первое время все время подходила слушать, дышит – не дышит. Но в целом я достаточно легко пережила этот период. Ну, не доспишь ты, не доешь – стройнее будешь (смеется).
– У многих родителей в первые годы жизни ребенка возникают проблемы, как быстро уложить спать малыша? Как вы справляетесь с этим?
– Не могу сказать, что у нас есть какие-то сильные проблемы с этим. Когда Мироше был примерно годик, у нас вообще не было проблем со сном. Он спал всегда в отдельной комнате, в своей кроватке. Я целовала его, желала спокойной ночи, он махал мне рукой и самостоятельно засыпал. Сейчас, когда он стал взрослее, он пытается мной манипулировать, чтобы дольше не идти в кровать, но мы выработали свой ритуал перед сном. Мы съедаем что-нибудь вкусненькое и сытное, идем ложиться, и я рассказываю сказку собственного сочинения, импровизируя на ходу. Как правило, сказки эти у нас связаны с военной техникой, с машинами, сын представляет, что он водитель какого-то мусоровоза или пожарной машины, и постепенно ему надоедает болтать, он успокаивается и засыпает.
– И накормить ребенка у вас получается без мультиков?
– Все дети едят под мультики. Это, конечно, неправильно, но если в какие-то моменты это помогает накормить ребенка – почему бы и нет. В год-два – это, конечно, очень рано, но в три-четыре иногда можно.
– В вопросах воспитания вы ориентируетесь на каких-то психологов, блогеров, читаете специальные книги?
– Я ориентируюсь на интуицию. Вообще ничего не читала. У меня просто нет на это времени. Я считаю, что лучше я лишний раз поиграю с ребенком, зная, что потом у меня съемки, спектакли, чем буду сидеть и изучать книги о том, что с детьми нужно проводить много времени вместе (улыбается). На блогеров, обучающих правильно воспитывать детей, я точно время тратить не буду, скорее, могу почитать научную литературу на интересующую меня тему.
– Как вы относитесь к раннему развитию детей?
– Я думаю, что ребенка можно с самого раннего возраста отдавать во всевозможные секции, развивающие кружки, но главное – не ждать от него каких-то космических результатов. По факту, когда дети идут в школу, они все становятся равны, и те, кто начал учить английский с 1.5 лет, и те, кто уже научился читать и считать – все они заново начинают проходить этот уровень. Делать из детей вундеркиндов и при этом отбирать детство – я против этого. Все эти кружки и секции, конечно, полезны: ребенок общается, расширяет свой кругозор, у него есть возможность выплеснуть энергию. Но все полезно в меру, не стоит загружать ребенка, чтобы он с 9 утра и до 12 вечера был занят только бесконечными занятиями. Или взять занятия английским с ранних лет. Это хорошо и, возможно, правильно, но нужно понимать, что тогда стоит поддерживать изучение языка на должном уровне на протяжении всего обучения в школе, институте и так далее, иначе это бессмысленно.
– Вы уже отдали Мирослава в какие-то кружки или секции?
– Мы пока никуда не ходим, и я не скажу, что мы хоть в чем-то отстаем от детей, которые уже посещают кружки развития. Всё очень индивидуально. Не стоит сходить с ума, если ребенок, к примеру, в три года плохо разговаривает. Заговорит. Это, как я пришла к врачу и говорю: «Переживаю, у нас что-то зубы долго не лезут». А врач мне: «Вы когда-нибудь видели людей, у которых зубы так и не вылезли?» Мы зря себя накручиваем или стараемся воплотить в детях то, чего сами не достигли. Так нельзя. Ребенок – это человек, личность, он сам вправе выбирать, что он хочет. Не нужно через детей реализовывать свои желания.

Виктория Мельникова http://metronews.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты